0
5725
Газета Экономика Печатная версия

21.07.2022 21:04:00

Российской экономической моделью станет не "остров", а "полуостров"

Вице-премьер Мантуров призвал готовиться к остановке параллельного импорта

Тэги: экономика, стратегия, прогнозы, цмакп, антироссийские санкции, технологический суверенитет, параллельный импорт, инвестиции, инновации

Все статьи по теме "Санкционные войны"

On-Line версия

экономика, стратегия, прогнозы, цмакп, антироссийские санкции, технологический суверенитет, параллельный импорт, инвестиции, инновации Глава Минэкономразвития Максим Решетников планирует экономическую политику на долгосрочную перспективу. Фото РИА Новости

Правительство сейчас решает задачи, связанные с разработкой стратегии на долгосрочную перспективу. О том, что это за перспектива, можно судить, например, по выкладкам Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), который считает, что для РФ сформировалось три сценария с разной вероятностью реализации. Вопреки опасениям сползание в автаркию – первый сценарий – аналитики считают самым нереалистичным вариантом: вероятность 13–15%. Главная развилка для экономики РФ между сценарием «Инерция» с вероятностью 45–47% и целевым сценарием «Борьба за рост» (40%) – правда, в его случае предстоит определить, кто и за какой рост будет бороться. При этом хоть автаркия России и не грозит, обеспечивать себя придется многими товарами. Ставший вице-премьером Денис Мантуров предупредил о скорой отмене параллельного импорта.

Правительство сейчас решает задачи, «связанные с разработкой стратегии, – уже с пониманием более долгосрочной перспективы, с формированием бюджетного процесса», сообщил глава Минэкономразвития Максим Решетников в четверг.

О том, какой именно станет более долгосрочная перспектива, можно судить, например, по аналитическим выкладкам авторитетного ЦМАКПа. По его прогнозу, после стадии выживания в новых санкционных условиях (текущий год) Россия перейдет к стадии постшокового развития, которая займет около трех лет,

В этот период необходимо будет заняться, в частности, поддержкой новых бизнесов, адаптированных к сложившейся ситуации, а также отраслевой и корпоративной науки, сконцентрировать государственные ресурсы на задачах развития, включая критическое импортозамещение, создать адекватную новым задачам транспортно-логистическую инфраструктуру.

И затем, уже на третьей стадии, начнется выращивание технологических чемпионов с экспансией на внешние, главным образом отраслевые, рынки.

При этом, описывая такую «хронологию», аналитики указали на формирование для страны трех основных сценариев развития и оценили вероятность их реализации.

Первый сценарий – «Попытка автаркии», перехода к модели, предполагающей максимальное самообеспечение. Судя по презентации руководителя направления ЦМАКПа Дмитрия Белоусова, это самый нереалистичный вариант развития событий. Его вероятность оценена в 13–15%.

А главная, как можно судить, развилка для России сейчас между вторым сценарием, который называется «Инерция» (вероятность 45–47%), и третьим, целевым сценарием, это «Борьба за рост» – его вероятность, как выяснилось, 40%.

То есть либо страна будет просто реагировать на вызовы без активной политики, нацеленной на будущие прорывы, либо Россия будет активно искать новые позиции на рынках, а также удерживать их при эффективной кооперации государства с бизнесом.

Причем все эти сценарии актуальны при допущении, что в целом мир продолжит поступательное развитие, делая ставку на информационно-коммуникационные технологии. И само по себе такое допущение оценивается экспертами как вероятное почти на 80%.

Но есть и гипотетические 20% вероятности, что существенная коррекция произойдет в том числе на глобальном уровне – в виде структурного кризиса с одновременной экологической революцией. Тогда для России самым вероятным становится кризисный сценарий – адаптация к кризису глобальной экономики. Хотя и в этом случае более эффективным был бы снова вариант проактивной экономической политики, борьбы за рост.

В частности, судя по пояснениям Дмитрия Белоусова, нужно учесть такие несколько принципов. Первый – что санкции в основном вводятся надолго, их переждать не получится, хотя санкционный режим и подвергается постепенной эрозии: «Уже через три-четыре года возникают формальные или фактические изъятия». Второй – что справиться с ситуацией можно «только при условии активных действий и государства, и общества, и бизнеса».

Допустим, по его словам, «обязательное расширение роли государства должно балансироваться максимальной активностью бизнеса, что воспрепятствует «окостеневанию» политики и опасному застою в экономике и обществе».

А например, сужение возможностей выхода на одни рынки должно балансироваться «максимально активным выходом «куда только можно». «Очень полезно иметь стратегического партнера, причем не одного, для свободы маневра и стратегической адаптационности», – пояснил он.

О нереалистичности сползания в автаркию сообщается также в новом научном докладе Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, посвященном потенциальным возможностям роста российской экономики.

«Как бы ни складывалась ситуация в краткосрочной перспективе как в отношении мировой экономики в целом, так и в отношении экспортных поставок российской продукции, потребность в российских энергоносителях в перспективе как минимум ближайших двух десятилетий будет сохраняться, – считают авторы доклада. – Это означает, что реализация наименее благоприятного для экономики России сценария полной автаркии является маловероятной».

Хотя, по их мнению, ключевые приоритеты развития внешнеэкономических связей действительно требуют пересмотра.

Ранее спецпредставитель президента РФ по вопросам цифрового и технологического развития Дмитрий Песков в своей колонке в РБК назвал наиболее вероятным сценарием на ближайшие годы «Островизацию». Причем касается это далеко не только России.

«Что нам предстоит? Технологический суверенитет – это реализация части нашего сценария про то, как построить собственный «остров», на котором мы главные, мы взрослые, мы принимаем решения, мы за них отвечаем. Это главная история на ближайшие 10 лет для нас, а еще для таких стран, как США, Китай, возможно, для Индии», – считает Песков.

Правда, можно было бы сделать уточнение – не столько «остров», сколько «полуостров». Потому что как поясняет и Песков: «Технологический суверенитет – это не изоляция. Это сильная переговорная позиция при выстраивании альянсов с другими странами». При этом, судя по его рассуждениям, в такой модели технологии должны обмениваться не на деньги, а на другие технологии в рамках зеркальных сделок.

В сценарии автаркии нет смысла, другое дело, что по ряду позиций нам действительно предстоит очень серьезно и продуктивно проработать свои компетенции, сказал «НГ» директор Института экономики роста им. П.А. Столыпина Антон Свириденко, комментируя выводы ЦМАКПа. «Речь идет об авиастроении, электронике, судостроении, так как здесь сложилась, условно говоря, автаркия вынужденная, – считает он. – Но это не значит закрытие экономики».

Примечательно, что новый вице-премьер – глава Минпромторга Денис Мантуров – уже предупредил российских производителей о том, что механизм параллельного импорта, запущенный в мае и позволяющий ввозить в РФ отдельные товары без согласия правообладателя, может быть вскоре отменен.

«Сегодня у нас работает параллельный импорт. Мы это сделали осознанно для того, чтобы сбалансировать рынок. Но это временное решение, – объявил он в четверг во время осмотра выставки удмуртских промышленных предприятий. – Вы готовьтесь к тому, что мы скоро параллельный импорт отменим по группам товаров, когда будем понимать, что у нас есть достаточно российской продукции».

«Что касается сценария инерции, то, к сожалению, за последние 10 лет мы росли очень медленно, это не сценарий, это данность, – оценивает при этом Свириденко. – Другого сценария, кроме как борьба за рост, не может и не должно быть, так как в других вариантах это будет уже не инерция, а падение». И для преодоления развилки важна проактивность в экономической политике. 

Это, как пояснил Свириденко, прежде всего доступность капитала, налогообложение, стимулирующее углубление переработки и инвестиции, гарантии для частного бизнеса, индикативное планирование развития.

Инерция, сказал «НГ» замдиректора «Центра развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов, предполагает движение по прежнему тренду, но сложившийся тренд развития российской экономики сейчас нарушен из-за зеленой повестки и, самое главное, санкций.

«А в том, что касается борьбы за рост, то, в принципе, это верно, если четко определить, кто и за что борется», – считает Миронов. Ведь тут тоже возможны варианты. Например, как говорит эксперт, борьба всех против всех по Гоббсу, с которым можно теперь сравнить, например, переход на мировой арене к господству уже даже не национальных государств, а наднациональных структур типа цифровых платформ-монополистов, разного рода союзов и других новых образований. Либо это может быть, по его словам, борьба монополистического бизнеса с государством, как в так называемом «мире саванны» (когда выживают или крупные и мобильные травоядные, или крупные хищники, а мелкие животные – креативный малый бизнес – предпочитают погружаться в спячку на все время сухого сезона). Либо это может быть «борьба государства с бизнесом при неэффективном разрастании государственного дирижизма и автаркии», добавил Миронов.

«Поэтому если мы говорим о борьбе за рост, то борьба в данном случае, видимо, предполагает создание условий для того, чтобы экономические агенты могли бороться и проявить себя в рамках определенной экономической модели», – пояснил эксперт.

Между тем, как считает Миронов, в условиях пришедшей экономики знаний более актуальной, возможно, была бы нацеленность на использование определенной системы мер стимулирования инноваций – «в рамках взаимодействия государства, бизнеса и структур, создающих знания».

Новая модель долгосрочного роста для России – это, как пояснил Валерий Миронов, «во-первых, экономика с большими темпами инвестиций и как следствие инноваций; во-вторых, экономика с большей ориентацией на внутренний спрос – не только инвестиционный, но и домохозяйств; в-третьих, это политика диверсификации сначала отраслевого портфеля торгуемых секторов, а затем всех национальных активов, будь то природные ресурсы, физический капитал, человеческий капитал, объем накопленных знаний, средства обеспечения суверенитета».

И все это потребует реформирования банковской системы, совершенствования денежно-кредитной политики, стимулирования роста зарплат и доходов населения, модернизации управленческих методик, то есть установления для регуляторов ключевых показателей эффективности (KPI) с учетом роста конкурентоспособности секторов на внутреннем и внешнем рынках.

«На сегодняшний день лучший из возможных вариантов укрепления экономики России – тщательная донастройка систем межотраслевого взаимодействия, – отметил, в свою очередь, первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. – Именно усиление циркуляции внутренних рынков дает развитие всем процессам во внутренней экономике. Это касается всех отраслей и секторов, от добычи до розничной торговли». Различные меры поддержки отраслей, льготы и компенсации, по его словам, стимулируют не только непосредственное развитие производств, но и укрепление внутренних партнерств.


статьи по теме


Читайте также


Страны ОПЕК+ проигнорировали ценовой потолок для России

Страны ОПЕК+ проигнорировали ценовой потолок для России

Ольга Соловьева

Флот танкеров-невидимок поможет вывозу отечественных углеводородов

0
846
Почему о русских и украинцах скорбит президент Токаев

Почему о русских и украинцах скорбит президент Токаев

Станислав Варыханов

Демографические прогнозы ООН не один год предвещают перспективу вымирания населения двух стран, но нам себя не жалко

0
595
Параллельный импорт помог лишь на 13%

Параллельный импорт помог лишь на 13%

Анатолий Комраков

Ввоз необходимых товаров существенно отстает от прошлогоднего уровня

0
2396
Экономика попала в ловушку неформальной занятости

Экономика попала в ловушку неформальной занятости

Анастасия Башкатова

Предприятия приспосабливаются к перманентному кризису за счет работников

0
2168

Другие новости