0
3039
Газета Экономика Интернет-версия

24.08.2022 15:36:00

Глазьев призвал Россию идти по китайскому сценарию мобилизации экономики

Экс-советник президента РФ рассказал, как добиться низкой инфляции, высокого экономического роста, а отечественное золото сделать ликвидным

Тэги: глазьев, китай, экономика, политика, экспорт, импорт, рынок, бизнес


глазьев, китай, экономика, политика, экспорт, импорт, рынок, бизнес Фото агентства городских новостей "Москва"

Несмотря на объективные сложности, возникшие в последние месяцы, Россия способна резко повысить темпы экономического роста и даже выйти в глобальные лидеры, заявил министр по интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии, экс-советник президента РФ Сергей Глазьев. В интервью «Ведомостям» он призвал перейти к китайскому типу экономики, стимулировать развитие страны кредитами, а также ввести свой золотой стандарт, признанный на международном уровне, «отвязавшись» от Лондонской биржи.

Как отмечает Сергей Глазьев, модель российской экономики нуждается в модернизации, которая позволит подчинить ее целям экономического роста и подъема благосостояния населения. Призывы к созданию «мобилизационной экономики» не означают, что в РФ нужно создавать «экономику сталинского типа периода индустриализации или Великой Отечественной войны». «Вполне возможна мобилизационная экономика с обширным рыночным инструментарием. Это прежде всего система мер, которая обеспечивает полное связывание имеющихся в экономике ресурсов в процессе ее расширенного воспроизводства для достижения конкретных целей, – уверен Глазьев. – Требуется создание системы стратегического планирования с соответствующими механизмами ответственности, подчинение денежно-кредитной и всех других сфер экономической политики целям экономического роста и подъема благосостояния населения».

По его словам, такой тип экономики «действовал и продолжает действовать в Китае». Как отвечает экономист, в основе макроэкономической политики должно лежать таргетирование экономического роста. «Под прирост инвестиций создается кредит – главным источником финансирования инвестиций в китайской экономике, особенно в первые 10 лет ее подъема, являются целевые кредиты: под приоритетные направления – по ставке 0,2%, для госсектора – 2%, для частных заемщиков – 4%», – уверен Глазьев.

Министр по интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) отмечает, что китайская экономика с 1995 года выросла в 8 раз по ВВП, в 14 раз по инвестициям, в 20 раз по объемам кредитования.

«Это говорит о том, что главным инструментом финансирования инвестиций в развитие были централизованные кредиты, которые создавались государственной банковской системой при жестком контроле за движением денежных потоков. Подобный механизм финансирования экономического развития лежал в основе всех экономических чудес прошлого и нынешнего веков, включая нашу страну, США и послевоенную Европу, сегодняшние страны Юго-Восточной Азии», – констатирует Глазьев.

Он полагает, что если бы Россия пошла по этому пути, то страна уже сегодня жила гораздо лучше и наряду с Китаем и Индией составляла ядро «нового мирохозяйственного уклада».

Важное условия, по словам экономиста – для применения такой системы нужно выполнить условие – создать систему ответственности» власть предержащих за результаты деятельности». «Если тот или иной руководитель или управленческая структура не достигают поставленных целей, значит, они некомпетентны и подлежат замене, – заявляет Глазьев. – Кроме этого задачи у системы управления должны быть согласованными на всех уровнях и по всем функциям: не может экономика жить в ситуации, когда ее раздирают интересы разных экономических ведомств и государственных организаций».

По его словам, сейчас госкомпании и корпорации работают в одних интересах, госбанки вынуждены удовлетворять амбиций их руководителей, правительство занимается целями стабилизации, Банк России же обслуживает интересы финансовых спекулянтов. В результате нет системности, а экономика не растет так, как могла бы.

Глазьев отмечает, что несмотря на арест российских валютных резервов и активов недружественными странами, Центробанк возобновил политику минимизации ограничений на вывоз капитала из страны: отменил недавно восстановленную обязательную продажу валютной выручки, последовательно увеличивает лимиты перевода денег за рубеж, игнорируя необходимость возобновления валютного контроля. «То есть Банк России исходит из того, что экспортеры могут оставлять выручку за рубежом, фактически попустительствуя вывозу капитала», – образает внимание экономист.

Экс-советник президента РФ отмечает, что пока Россия идет по пути дерегулирования импорта. В частности, временно отменены таможенные пошлины на ввоз весьма широкой номенклатуры товаров, существенно ослаблены требования к контролю качества импортируемых товаров, соответствие которых техническим регламентам ЕАЭС пока будет приниматься по заявлениям хозяйствующих субъектов.

Однако по словам Глазьева, стимулирование импорта и ослабление контроля за соответствием импортных товаров требованиям безопасности – дурной знак для российской промышленности, так как дискредитирует долгую работу по развитию своего производства. Потому ставку правильнее сделать на загрузку имеющихся мощностей, связывание ресурсов в производстве собственных товаров, развитие международной производственной кооперации, а так же выполнение совместных инвестиционных проектов, в том числе за рубежом. «Усиление оттока валюты на закупку импорта не должно быть самоцелью», – уверен Глазьев.

При этом он предлагает добиться стабилизации рубля при помощи «достаточно простого механизма». «Пока у нас положительный торговый баланс, мы можем позволить себе зафиксировать курс на любом разумном уровне – на таком, который мы сочтем объективно соответствующим уровню нашей конкурентоспособности, – считает Глазьев. – Правительство должно будет определить оператора, который бы выкупал избыток валюты у экспортеров по этому курсу, зачисляя им эквивалент в рублях. Валюту дружественных стран оператор сможет продавать на бирже, использовать для государственных нужд, для реализации совместных проектов и инвестиций в этих странах, в частности, в объекты инфраструктуры, способствующие росту российского экспорта, страховать экспортные грузы в национальных валютах и т.д.»

По словам экономиста, в этом случае валюту недружественных стран можно направлять на досрочное погашение российских внешних обязательств – как суверенных, так и корпоративных, финансирование импорта, а так же предоставлять займы дружественным странам, например, в Евразийском экономическом союзе.

Глазьев уверен, что спор о том, что нужно таргетировать – курс или инфляцию, – не имеет смысла, поскольку таргетировать нужно множество показателей.

«Ориентироваться исключительно на один целевой показатель, а все остальное оставить на волю рынка, например таргетировать инфляцию, при этом бросив курс рубля в свободное плавание, – это управленческий абсурд, – полагает экономист – ведь именно колебания курса рубля, прежде всего его резкие девальвации, являются главным фактором генерирования инфляции. Ошибочность этой политики привела к колоссальным потерям. По нашим оценкам, ущерб в 2014–2021 гг. составил более 30 трлн руб. непроизведенной продукции, в том числе 20 трлн несделанных инвестиций».

Экономист считает главным фактором, генерирующим инфляцию, девальвацию рубля. По его мнению, при трехкратном превышении золотовалютных резервов над денежной базой курс российской валюты можно было бы зафиксировать «на любом разумном уровне». По мнению Глазьева, в 2014 году после обвала до 70–80 руб. за долл. курс национальной валюты можно было бы зафиксировать на этом уровне надолго, до нынешнего момента, что помогло бы очень быстро добиться низкой инфляции.

«Политика плавающего рубля в условиях свободного трансграничного движения капитала привела к тому, что международные финансовые спекулянты манипулируют курсом рубля, пользуясь тем, что Банк России не выходит на рынок для его стабилизации, хотя и располагает избытком валюты, – уверен министр по интеграции и макроэкономике ЕЭК. – Когда спекулянты «валят» рубль, начинается инфляционная волна, которую ЦБ пытается гасить повышением ключевой ставки. Деньги становятся дороже, сжимается кредит, что приводит к снижению инвестиций. Сокращение капиталовложений влечет техническую деградацию экономики, и через 3–4 года для поддержания ее конкурентоспособности нужно снова девальвировать рубль. Спекулянты в качестве повода для атаки против рубля используют то колебания цен на нефть, то новую волну санкций. Рубль опять обесценивается, разгоняется инфляция, и ЦБ вновь повышает ставку процента».

Как отмечает Глазьем, по этому «порочному кругу» деградации экономики Россия ходит уже много лет.

Хотя недружественные страны ввели барьеры в отношении ввоза российских товаров, из-за высоких цен на сырьевые товары обеспечивается мощный приток валюты в РФ, что обеспечивает поддержание устойчиво положительного сальдо торгового баланса. «Поскольку после введения последних санкций отток капитала сократился, платежный баланс теперь определяется торговым балансом, который остается положительным. Без валютных резервов можно обходиться до тех пор, пока экспорт превышает импорт при условии ограничения вывоза капитала и контроля за трансграничными неторговыми операциями», – полагает экономист, который отмечает, что резервы нужны для наращивания кредитования производственных инвестиций, то есть для целей развития.

Сейчас Россия может «расширять экономику» за счет положительного торгового баланса, обеспечивающего валютой закупки иностранного оборудования и технологий. Однако это может оказаться краткосрочным явлением, поскольку подобная ситуация возникла из-за ряда факторов, как конъюнктурных (повышение цен на экспортные товары), так и политических (возведения барьеров со стороны ЕС). Тем не менее, предполагает Глазьев, до конца нынешнего года логистические ограничения будут преодолены. «После того как торговля сбалансируется, наращивание импорта оборудования для реализуемых за счет кредитов инвестиционных проектов без валютных резервов повлечет снижение курса рубля. Поэтому сейчас нужно восполнять их прежде всего путем закупок золота. ЦБ нужно наращивать активность в этом направлении и довести долю золота в составе ЗВР до 80%», – уверен экономист.

У него есть рецепт, как добиться того, чтобы российское золото оказалось ликвидным. «Нужно, чтобы оно полноценно котировалось на мировых рынках. Это значит, что нужно вводить свой золотой стандарт, который был бы признан на международном уровне, с котировкой золота на Московской бирже и отвязываться полностью от Лондонской биржи, – считает Глазьев. – Этот евразийский стандарт предварительно должен быть согласован с нашими партнерами, например, по ШОС. Российское золото будет вполне ликвидно на азиатском и вообще на мировом рынке, невзирая на позицию западных стран. Одновременно мы могли бы ввести новый международный платежно-расчетный инструмент – стейблкойн, привязанный к золоту, – и предложить его всем азиатским странам».

По мнению экс-советника президента РФ, в перспективе к золоту в качестве обеспечения новой мировой расчетной валюты можно добавить другие производимые в странах Шанхайской организации сотрудничества биржевые товары, что вместе с пулом их валютных резервов станет основой для появления очень устойчивого и надежного платежного инструмента, альтернативного теперешним.


Читайте также


Число автомобильных краж сокращается, несмотря на дефицит запчастей

Число автомобильных краж сокращается, несмотря на дефицит запчастей

Анатолий Комраков

Нехватку комплектующих россияне устраняют легальными, а не криминальными методами

0
819
Россия–Финляндия: счеты старые и новые

Россия–Финляндия: счеты старые и новые

Борис Подопригора

Инвентаризация отношений должна быть жесткой и прагматичной

0
570
Новый Казахстан остается нашим старым другом

Новый Казахстан остается нашим старым другом

0
1292
Пекин требует от Вашингтона отказаться от близорукой политики

Пекин требует от Вашингтона отказаться от близорукой политики

Владимир Скосырев

Визит Блинкена в Китай рассматривается как попытка наладить отношения с КНР

0
1205

Другие новости