0
16431
Газета НГ-Энергия Печатная версия

12.02.2024 17:35:00

Европа зашла в политический тупик по вопросу климата

В клубе "Валдай" подвели итоги мировой экологической активности последних лет

Тэги: клуб валдай, дискуссия, климатическая конференция оон, итоги, дубай, парниковые газы, сокращение выбросов


клуб валдай, дискуссия, климатическая конференция оон, итоги, дубай, парниковые газы, сокращение выбросов Эксперты клуба «Валдай» дали оценку результатам климатической конференции ООН в Дубае. Фото с сайта www.valdaiclub.ru

24 января с.г. на площадке клуба «Валдай» состоялась дискуссия, посвященная экологической повестке и итогам климатической конференции COP28 в Дубае. И хотя эта тема уже освещалась в декабрьском и январском номерах «НГ-энергии», ее значение далеко не исчерпывается опубликованными статьями и мнениями ряда экспертов. Дискуссия в рамках клуба «Валдай» значительно расширяет понимание будущего климатической повестки дня и особенности ее реализации различными странами мира в современных условиях. Дискуссия в рамках клуба дает понимание и некоторых выступлений российских нефтепромышленников (в частности, руководителя «Газпром нефти» на недавнем семинаре в ИМЭМО, посвященном проблеме выработки энергетической концепции России. Отчет о нем приведен на первой полосе приложения «НГ-энергия».

В декабре в ОАЭ состоялась конференция ООН по борьбе с изменением климата (COP28). Ее участники проанализировали прогресс в достижении целей, которые были поставлены в рамках Парижского соглашения 2015 года. При подготовке итогового документа возникли противоречия по поводу инициативы об отказе от ископаемого топлива. Против были государства ОПЕК, за – Германия, США, Канада, Великобритания, Япония, Австралия, Бразилия и страны Океании. Ради консенсуса формулировку смягчили, и соглашение о поэтапной замене ископаемого топлива возобновляемыми источниками энергии было принято.

В контексте такого перехода всевозрастающее значение приобретает проблема неравенства между развитыми и развивающимися государствами. Стратегический курс на отказ от всех видов ископаемого топлива может привести к росту бедности и зависимости многих стран глобального Юга. Для них важно предусмотреть как компенсирующие механизмы, так и свой, гораздо более гибкий график перехода. При этом вопрос финансовой поддержки выполнения указанных задач со стороны развитых государств пока еще не решен.

Практические итоги конференции ООН

Что итоги COP28 будут значить на практике? Насколько реален в среднесрочной перспективе принятый курс? Как отреагируют нефтедобывающие страны? Какой будет позиция России? Как на экологической повестке скажется текущая геополитическая ситуация? На эти и другие вопросы постарались ответить участники валдайской дискуссии. Среди спикеров были:

Яков Кузяков, заведующий кафедрами лесного почвоведения и агропочвоведения Геттингенского университета имени Георга-Августа (Германия);

Игорь Макаров, руководитель департамента мировой экономики, заведующий лабораторией экономики изменения климата НИУ ВШЭ;

Елена Маслова, доцент кафедры интеграционных исследований и старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России, старший научный сотрудник Института Европы РАН;

Франсин Меструм, президент НПО «Глобальная социальная справедливость», член совета директоров CETRI (Centre Tricontinental, Бельгия).

В качестве модератора выступал Олег Барабанов, программный директор международного дискуссионного клуба «Валдай».

Заслуживает внимания, что, оценивая итоги конференции в Дубае, модератор конференции Олег Барабанов отметил наличие компромисса, к которому пришли участники конференции. Но он поставил перед участниками дискуссии важный вопрос: означает ли этот компромисс, что все участники конференции ООН по борьбе с изменением климата, все страны мира, включая и Россию, будут следовать этим рекомендациям? Как известно, главным решением саммита является постепенный отход от использования ископаемого топлива в текущем десятилетии и снижение эмиссии парниковых газов до 2030 года на 43%, а к 2050 году – до нуля.

Следующий важный аспект связан с позицией развивающихся стран, которые увязывали климатическую проблематику с проблемой неравенства в мире, с проблемой компенсаторных механизмов. Другими словами, речь шла о финансовой поддержке развивающихся стран со стороны финансово развитых стран мира, и здесь, как отметил модератор, тоже возникает целый ряд вопросов.

С точки зрения первого выступающего Игоря Макарова, который (по словам модератора) присутствовал на саммите в Дубае, формально главным итогом конференции стало первое промежуточное подведение итогов. Основная дискуссия, которую Макаров даже назвал драмой, была связана с отходом от использования ископаемого топлива. Еще вечером 11 декабря – а конференция должна была закончиться утром 12 декабря – у Макарова было ощущение полного тупика. Поэтому факт прихода к компромиссу, по его мнению, и является главным итогом конференции. Смягчение формулировки по поводу использования ископаемого топлива заключается в «постепенном отходе от использования ископаемого топлива» вместо применявшегося ранее выражения «отказа от использования ископаемого топлива». Важное значение имеет и добавление в итоговый документ положения о значении промежуточных топлив для облегчения энергоперехода. Правда, промежуточные топлива прямо не называются, но обычно под ними понимается природный газ, считает Игорь Макаров.

Еще один важный пункт, считает эксперт, касается путей сокращения выбросов или разнообразия каналов сокращения выбросов. Тут имеется в виду не только развитие возобновляемой энергетики, но и строительство атомных электростанций, а также улавливание и поглощение углерода из атмосферы. Одним словом, использование всего набора средств для решения проблемы предотвращения изменения климата. Российская делегация считает, что такой подход отражает российский подход к данной проблеме, заключающийся в понятии технологической нейтральности: неважно, каким способом, но важно, чтобы выбросы сокращались.

И еще один принцип – справедливого движения к углеродной нейтральности – дает возможность развивающимся странам увязывать сокращение выбросов с получением международной помощи. Скорее всего на всех последующих конференциях именно эта тема займет, как считает Макаров, доминирующее место в процессе переговоров.

Заслуживает внимания, что Макаров отметил новые тенденции в подходе к обсуждению вопросов финансирования энергоповорота мирового масштаба. Если раньше речь шла о наполнении соответствующих фондов ООН, то теперь становится ясно, что сами по себе фонды вряд ли решат весь объем задач, связанных с достижением целей, поставленных Парижским соглашением. Речь идет о целенаправленном использовании имеющихся у государственного и частного капитала средств для решения стоящих перед человечеством климатических задач.

2-11-1480.jpg
 Инфографика с сайта www.valdaiclub.ru
Поглощение двуокиси углерода

Яков Кузяков попытался оценить саммит в Дубае. Как он считает, полного перехода на возобновляемые источники энергии не будет, поскольку они не в состоянии заменить используемые энергоресурсы в различных технологических процессах как в промышленности, так и на транспорте. С другой стороны, он считает, что привлечение частного капитала к решению проблем борьбы с потеплением климата без гарантий возврата инвестиций будет связано с трудностями.

Основную часть своего выступления он посвятил проблеме поглощения углекислого газа естественными и искусственными экосистемами (поглотителями). Такое поглощение возможно, но не старыми лесами, а плантациями молодых лесных посадок. Надо отметить, что выводы ученого коррелируются с работами по поглощению лесами СО₂. Эксперты установили, что лишь во влажных экваториальных и тропических лесах, а также в лесах зон умеренного климата, пострадавших от пожаров и чрезмерной вырубки, высокий уровень растительного биоразнообразия обеспечивает максимальное накопление углерода в деревьях. Давая прогноз повышения температуры, они считают, что к 2030 году температура на Земле превысит показатель увеличения на 2,5 градуса по Цельсию. Но проблемы для человечества могут начаться при превышении данной температуры на 5 градусов по Цельсию.

Докладчик из Бельгии Франсин Меструм говорила о социальных последствиях потепления климата. В частности, она указала на массовые протесты фермеров в Европе против действий правительств их стран. Правительства (речь идет прежде всего о Германии и Франции) приняли ряд мер по сокращению выбросов парниковых газов и этими мерами затронули интересы европейских фермеров. В данном случае действия фермеров представляют собой реакцию на действия сторонников охраны окружающей среды, которые в прошлые годы как раз и призывали правительства к ограничению субсидий сельскому хозяйству, в частности дотаций на стоимость дизельного топлива для тракторов. Действия правительств ставят под угрозу привычный уклад аграриев, а ультраправые силы, по ее мнению, подогревают антиправительственные настроения, утверждая, что потепление климата не зависит от деятельности человека и обусловлено природными явлениями.

Следует отметить, что ряд российских ученых придерживаются такой же точки зрения. В странах Запада никто не готов без соответствующей компенсации жертвовать своим благополучием. По мнению эксперта, из этого можно сделать вывод о назревании экологического кризиса и неготовности правительства идти на решительные меры. Либо правительство должно пообещать полную компенсацию своим гражданам. Но этого тоже не происходит. Судя по всему, Европа уже находится в политическом тупике.

По мнению эксперта Елены Масловой, в Дубае окончательно провалилась попытка решить стоящую перед человечеством проблему потепления планеты с помощью единой парадигмы. Она также отметила, что кроме климатических изменений существует и климатический инжиниринг. Под ним эксперт понимает различные технологии отрицательных эмиссий, когда углекислый газ улавливается, перерабатывается или производится его захоронение. К этому виду относятся также технологии борьбы с солнечной радиацией, когда распыляются различные спреи или устанавливаются краны в стратосфере.

По мнению докладчика, эти технологии существуют в зачаточном состоянии, поскольку якобы такая технология несет в себе непредсказуемые последствия. Эти постулаты говорят просто о незнакомстве эксперта с публикуемыми материалами, в том числе в «НГ-энергии», уже в течение ряда лет (последний был опубликован 13 февраля 2023 года под названием «Без новых технологий цели Парижского соглашения недостижимы»). Единственное, в чем эксперт прав в данном случае, так это в том, что климатический инжиниринг наносит удар по сторонникам энергоперехода на возобновляемые источники энергии и отказа от ископаемого топлива.

Пока же, если исходить из позиции сторонников климатического инжиниринга, его развитие сдерживает соотношение затрат и полученной выгоды. Дело в том, что эти технологии дорогостоящие, а технологии переработки изъятого из атмосферы углекислого газа все еще недостаточно развиты.

Однако надо отдать должное госпоже Масловой, она признает, что новые технологии могут перевернуть всю логику климатических саммитов.

Позиция Москвы и вопрос справедливости

Участники дискуссии в принципе не касались отношения и позиции России на саммите в Дубае, поэтому дополнительные вопросы со стороны журналистов и экспертов позволили все-таки внести некоторую ясность в данный вопрос. Так, по мнению Игоря Макарова, результаты конференции ООН по борьбе с изменением климата COP28 можно считать успешными для России. В Дубае Россия была представлена многочисленной делегацией, но Россия не выступала ни с какими спекулятивными заявлениями и, как считает Макаров, Москве удалось остаться в стороне от дискуссии об использовании углеводородов, застрельщиком которой выступала Саудовская Аравия.

С другой стороны, россияне добились всего, чего можно было добиться. Так, газ признан переходным топливом, а плюрализм подходов к сокращению выбросов был утвержден. С точки зрения Макарова, по большому счету это отражение российского подхода к технологической нейтральности, который Россия неизменно отстаивала. Макаров считает, что подобный успех придаст импульсы и российской климатической политике в том смысле, что если выбросы лимитируются на международном уровне, то почему бы эти подходы не развивать более интенсивно. Макаров считает, что российская климатическая политика не сошла на нет после 2022 года, как многие ожидали, а, наоборот, живо развивается в соответствии с международными трендами.

Проблема климатической справедливости возникла в ходе дискуссии с экспертами и журналистами. Следует сказать, что эта проблема является одной из наиболее актуальных тем международного политического дискурса последних лет. Приближение момента, когда истечет срок действия Киотского протокола (1997) и связанных с ним механизмов сотрудничества между странами, делает этот вопрос все более актуальным.

В фокусе острейших дискуссий находятся объем обязательств по сокращению выбросов парниковых газов, методы стимулирования такого сокращения, способы контроля над соблюдением договорного режима и т.д. Аргументация сторон наполнена доводами, апеллирующими к ответственности, правам и обязанностям членов мирового сообщества. Именно они используются для того, чтобы убедить партнеров по переговорам принять те условия будущего соглашения, которые ведут к серьезным материальным потерям, заставляют поступиться частью национального суверенитета и международного влияния либо создают прецедент, который ведет к потерям в рамках решения других международных проблем.

Наиболее общим понятием, покрывающим разные критерии определения моральной оправданности тех или иных форм климатической кооперации, служит понятие справедливости. Несмотря на то что в международных документах, развивающих положения Рамочной конвенции ООН об изменении климата (1992), это понятие не применяется.

Как отметил Макаров, справедливый энергопереход и справедливая борьба с изменениями климата представляют собой основные пункты, по которым будет вестись дискуссия в ближайшие годы. Но главный элемент климатической справедливости состоит в том, что главные потоки капиталов следует перенаправлять из развитого мира в развивающийся.

Огромная часть борьбы с изменениями климата ­– это, по мнению Макарова, инвестиции в развитие. Инвестиции в адаптацию к изменению климата – это инвестиции в здравоохранение, инфраструктуру, качество управления. В этом смысле климатическая справедливость неотделима от справедливости мирового порядка вообще. 


Читайте также


"Друг России" Роберт Фицо упрочил свои позиции

"Друг России" Роберт Фицо упрочил свои позиции

Геннадий Петров

Президентом Словакии избран протеже премьера страны

0
1921
О возвращении исключительной меры – без эмоций

О возвращении исключительной меры – без эмоций

Бахтияр Тузмухамедов

Отказ от смертной казни в России не связан с ее международными обязательствами

0
3128
Что значат результаты местных выборов в Турции для Эрдогана и для России

Что значат результаты местных выборов в Турции для Эрдогана и для России

Энгин Озер

Рост влияния оппозиции может привести к попытке смены президента в 2025 году

0
4343
Путин нарезал сектор задач МВД

Путин нарезал сектор задач МВД

Иван Родин

Глава государства продолжает инспекцию силовых и правоохранительных ведомств

0
2766

Другие новости