0
762
Газета События Печатная версия

21.10.1999 00:00:00

Ударное завершение пушкинского года

Тэги: дом, Мсоква, мэр


Из текста охранной доски: "Памятник архитектуры и истории Дом Веневитиновых. Конец XVII в., XVIII в, XIX в. Охраняется государством". Здесь же мемориальные доски Веневитинову... и Пушкину.
Фото Артема Житенева (НГ-фото)

В РАСПОРЯЖЕНИЕ редакции попал следующий документ, кажущийся на первый и неискушенный взгляд рядовым эпизодом хозяйственной деятельности правительства Москвы:

"Мэрия Москвы.

Первый заместитель префекта Центрального административного округа.

Начальнику Государственного Управления охраны памятников г. Москвы Булочникову В.А.

Уважаемый Виктор Александрович!

В соответствии с Постановлением Правительства г. Москвы от 12 мая 1999 года # 397 "О признании аварийным дома 4 стр. 1 по Кривоколенному переулку и отселении жителей" и на основании распоряжения Префекта Центрального административного округа от 17. 09. 1999 г. # 2450-р "О сносе освобожденных ветхих аварийных зданий" в целях недопущения использования третьими лицами освобождаемых помещений в указанном аварийном доме, прошу Вас срочно организовать рассмотрение на выездном заседании рабочей группы Комиссии по вопросам сохранения зданий в исторически сложившихся районах г. Москвы при Правительстве Москвы вопроса о сносе аварийного дома по адресу: Кривоколенный переулок, д. 4, стр. 1.

С уважением,

С.Ю. Федоров".

Дом, скромно обозначенный в этом письме как строение 1, является не просто "зданием в исторически сложившихся районах г. Москвы", а памятником истории и архитектуры одновременно, стоящим на государственной охране.

Как памятник архитектуры он представляет собой палаты XVII века, надстроенные и оформленные в стиле классицизма XVIII столетия. Первое обстоятельство делает дом раритетом, второму он обязан своей художественной ценностью.

Считается, что дом построен на участке, принадлежавшем издревле Апраксиным. Адмирал Федор Матвеевич Апраксин, стоявший справа от царя Петра при создании русского флота, был погребен в соседнем Златоустинском монастыре, которому при жизни покровительствовал.

В 1803 году дом приобрел Владимир Веневитинов, отец замечательного поэта пушкинского круга. Дмитрий Веневитинов прожил здесь всю свою недолгую жизнь.

У него в 1826 году вернувшийся из ссылки Пушкин прочитал друзьям "Бориса Годунова". Об этом знаменитом чтении написаны воспоминания - например, историком Погодиным.

Через сто лет корифеи московской сцены повторили здесь же это чтение.

Дом увешан мемориальными досками, как индийская гробница, и входит во все пушкинские и некоторые другие экскурсионные маршруты.

Если читатель думает, что снос этого дома невозможен, то он невинно заблуждается. Правительством Лужкова уничтожены недавно и главный адрес Сухово-Кобылина - на Страстном бульваре, и один из трех главных адресов Герцена - на Сивцевом Вражке, и пушкинский адрес в Столешниковом переулке, и множество адресов менее известных деятелей, не говоря уже о сносе или порче памятников архитектуры, в том числе работ Казакова, Львова, Шехтеля. (Те, кто сочтет эти заметки заказными на фоне избирательной кампании, могут посмотреть нашу газету по подшивкам - наиболее полный на тот момент перечень вандализма был опубликован 04.09.97 - и убедиться, что мы буквально вопием о разрушениях в Москве из года в год.)

Именно в этой атмосфере возможна ситуация, когда какой-то супрефект расписывается в своем желании снести пушкинский дом - и после этого прекрасно себя чувствует.

Далее. Если читатель думает, что Виктор Булочников, к которому адресуется супрефект Федоров, не допустит разрушения, поскольку в этом его должность и сердечное призвание, - снова разочаруем: задача Булочникова, полностью подконтрольного правительству Москвы, в том, чтобы сердцем знать границу, за которой "сопротивление по должности" заканчивается. Именно на эту границу намекает ему Федоров, когда приглашает на "объект" не всю Комиссию по сохранению зданий, а ее "рабочую группу", то есть наиболее ручную, чтобы не сказать подручную, часть Комиссии.

Кстати, никакая московская комиссия не вправе приговаривать к сносу памятники культуры, поскольку еще действует (теоретически) закон РСФСР об охране памятников, относящий эти вопросы к компетенции федерального правительства. Но именно этот пункт российского закона правительство Москвы считает для себя необязательным.

О подоплеке событий в Кривоколенном переулке известно только, что года два назад дом Веневитинова ушел с торгов вместе с жильцами на условии, что сохранит жилую функцию. Уже тогда это решение вызвало опасения. Возможно, именно эти опасения реализуются теперь: снос с воссозданием - любимое развлечение новых русских вкупе с чиновниками правительства Москвы, а сентябрьское распоряжение префекта ЦАО Александра Музыкантского сносить "освобожденные ветхие аварийные здания" дает подобной практике новую лазейку.

И наконец, об этом распоряжении. Не начать ли с дома Пашкова?


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


"Яблоко" вернуло внимание власти к "умному голосованию"

"Яблоко" вернуло внимание власти к "умному голосованию"

Иван Родин

Атакуя навальнистов, партия Явлинского отдает политические долги

0
1403
Зорькин встал на сторону оперативников

Зорькин встал на сторону оперативников

Екатерина Трифонова

По решению Конституционного суда, возвраты заключенного в СИЗО не влияют на длительность срока

0
1482
Повышение налогов не решило проблему лечения детей

Повышение налогов не решило проблему лечения детей

Анатолий Комраков

Родители пытаются собрать сотни миллионов рублей на дорогие лекарства

0
1218
На фоне пандемии Россия недосчиталась почти миллиона пенсионеров

На фоне пандемии Россия недосчиталась почти миллиона пенсионеров

Анастасия Башкатова

Причины "исчезновения" пожилых граждан занесут в справочную таблицу

0
2240

Другие новости

Загрузка...