0
6342
Газета Факты и комментарии Печатная версия

01.03.2022 17:32:00

Друзы Израиля просят Москву спасти сирийцев

Шейх Муафак Тариф – о выживании маленького народа и при авторитаризме, и в свободном обществе

Тэги: израиль, россия, сирия, ливан, иордания, друзы, этнос, религия, ислам, шииты, сунниты, рпц, дум рф, равиль гайнутдин


израиль, россия, сирия, ливан, иордания, друзы, этнос, религия, ислам, шииты, сунниты, рпц, дум рф, равиль гайнутдин Шейх Муафак Тариф (в центре) доволен тем, как живется друзам в Израиле. Фото со страницы шейха Муафака Тарифа в Facebook

Друзы – религиозное и этническое меньшинство, компактно проживающее преимущественно в четырех странах Ближнего Востока – Сирии, Ливане, Иордании и Израиле, где с 1961 года имеют статус не только отдельной нации, но и независимой религиозной организации. Во всех остальных государствах они считаются одним из ответвлений шиитского направления ислама. О том, как живут друзские общины Ближнего Востока, какие традиции они сохранили и какие новшества современного мира приняли, а также о своем недавнем визите в Москву обозревателю «НГР» Милене ФАУСТОВОЙ рассказал глава Высшего совета друзов Израиля шейх Муафак ТАРИФ.

– Господин Тариф, что собой представляет Высший совет друзов Израиля?

– Главная задача совета – координировать жизнь общины. Мы занимаемся как религиозными вопросами, так и хозяйственными и административными. Например, помогаем купить, продать, отремонтировать здания, принадлежащие друзам. Мы также отвечаем за открытие школ, организацию семинаров, различных клубов, иных мероприятий. Совет занимается организацией обучения и устройства на работу наших религиозных деятелей. То есть, по сути, мы отвечаем за разные аспекты жизни наших общин и помогаем им в решении проблем. У нас развита система связей между деревнями и общинами, и мы всегда друг другу пытаемся помогать. Во главе совета находится духовный лидер, шейх. В нашем совете также есть члены парламента, министры, мэры городов, и все они друзы. У нас только в парламенте страны находятся четыре друза. Один министр, один замминистра, двенадцать мэров городов. Все они общаются между собой и по необходимости помогают и друг другу, и общинам. Несмотря на то что последнее слово – за главой совета, все решения принимаются сообща. Совет собирается раз в две недели. Высшие советы друзов есть во всех странах, где живут друзы. В нашей организации в Израиле 11 человек. Часть из них работают в административном аппарате страны. Они ведут переговоры с властями Израиля и других стран, отстаивая интересы друзов. Наш приезд в Москву – яркий пример того, как друзы помогают друг другу.

– Какова цель вашего визита в Москву?

– Сейчас мы приехали потому, что у друзов в Сирии возникли серьезные проблемы, особенно на Горе Друзов (Джебель-эль-Араб в районе города Сувейда). Трудности возникли из-за того, что экономическая ситуация в Сирии становится все хуже и хуже, люди остались без работы. Из-за этого начались столкновения – пока мирные. Поэтому мы попросили срочной встречи с официальными представителями России на Ближнем Востоке, чтобы остановить этот конфликт до того, как появятся первые жертвы.

– Почему Высший совет друзов Сирии не приехал в Москву, а приехали вы?

– В первую очередь это связано с моими личными взаимоотношениями с представителями России. Я давно знаком с заместителем министра иностранных дел РФ Михаилом Богдановым. Инициатива и договоренности с МИД России помочь друзам Сирии исходила от нас. Кроме того, в Израиле более демократичное общество. Я могу везде ездить, встречаться с кем захочу. В Сирии такого нет. Там все зависит от взаимоотношений президентов Сирии и России, их встреч и договоренностей. Высший совет друзов Сирии очень хотел приехать в Москву, но, видимо, пока не получил разрешения от властей страны на этот визит. Поэтому мы решили помочь им.

– Какие проблемы испытывают друзы Сирии?

– Вот уже около 10 лет друзы в Сирии терпят лишения. Ситуация обострилась во время гражданской войны. На сегодняшний день друзы вместе с христианами и езидами стали меньшинством, и они чувствуют себя загнанными в угол. Пять лет через Россию мы пытаемся вести переговоры с властями Сирии, отправляем туда гуманитарную помощь для наших братьев. Поскольку друзы стараются избегать политики, то наши братья в Сирии не принимали никаких заявлений и решений против властей страны. Поэтому до какого-то времени их никто не трогал. Но к ним стали приезжать много беженцев, которым друзы помогали. В последнее время ситуация обострилась в экономике, и государство ввело ограничения на товары, еду, лекарство, бензин и т.д. Местное население стало восставать против таких решений, и в стране началось протестное движение. Друзы Израиля собирают гуманитарную помощь для друзов Сирии: лекарства, деньги и еда, а также товары первой необходимости. Через министерства иностранных дел мы попросили открыть специальный пункт между Иорданией и Сирией для того, чтобы всю эту гуманитарную помощь переправлять нашим братьям.

– А помимо Сирии друзы где-то испытывают лишения и гонения?

– Могу сказать, что в Израиле у друзов не только нет подобных проблем, но они живут, что называется, на высшем уровне. У нас очень хорошие отношения с правительством, друзы занимают высокие посты во властных структурах, государство очень много помогает нашим общинам и поддерживает их. У нас никогда не было желания создавать государство в государстве. Где бы мы ни жили, мы всегда принимаем законы той страны, в которой находимся. Поэтому со стороны официальных властей у нас нет никаких проблем. Однако в последнее время проблемы стали возникать с экстремистскими религиозными организациями. Речь, конечно, не идет о Иерусалиме, где ультраортодоксы пытаются изгнать арабов, православных и мусульман из районов Старого города. Во-первых, потому что мы располагаемся далеко от него. Во-вторых, друзы служат в армии и полиции, и отношение к ним другое. Но я лично против экстремизма с любой стороны. В Сирии и Ливане, странах, где расположены наиболее многочисленные общины друзов, ситуация гораздо хуже. Однако это также связано не с отношением властей этих стран к друзам как религиозному меньшинству, а с ухудшившейся экономической ситуацией.

В Москве вы встретились с представителями Духовного управления мусульман России. О чем вы разговаривали?

– Израиль, в котором мы живем, это страна, где сосуществуют много разных общин. Это и евреи, и мусульмане, и христиане, и друзы, и черкесы, и бахаи, и представители ахмади (религиозное движение, которое появилось в XIX веке, ответвление от ислама. – НГР), и другие. В России, как известно, также мирно проживает множество конфессий. Поэтому вместе с представителями российского ислама мы обменялись мнениями и опытом по урегулированию межконфессиональных проблем, развитию диалога между представителями разных религиозных общин, поговорили о том, как успешно противодействовать экстремизму. Для нас было очень важно и полезно услышать о том, как живут христиане и мусульмане в городах России, как им удается поддерживать доброжелательные взаимоотношения, уважение к другим религиям. Мы хотели узнать, что для этого делают российские мусульмане, а также поделиться своим опытом налаживания добрососедских межконфессиональных связей. В сегодняшней ситуации, в мире, где постоянно происходят какие-то межрелигиозные и межэтнические конфликты, рожденные как политической, так и экономической нестабильностью, это очень важно. На встрече в ДУМ РФ мы попытались найти общий путь в развитии межконфессионального диалога.

– Считается, что община друзов в свое время откололась от шиитского направления ислама. Российские мусульмане представляют в основном суннитское направление. Не было ли вам трудно искать точки соприкосновения с представителями ДУМ РФ?

– Мы не имеем ничего ни против суннитов, ни против шиитов. Дело в том, что в Израиле мы постоянно общаемся с суннитами. У нас практически нет шиитов. Шииты проживают преимущественно в Ливане, но нам с ними трудно устанавливать контакты из-за их приверженности «Хезболле». Поэтому диалог с суннитами для нас нечто привычное, и никаких трудностей мы не испытывали. Более того, между друзами и мусульманами РФ внешне есть очень много схожего. Это видно и по нашим молитвенным домам, которые в России называются мечетями, а у нас – хильве. Конечно, есть культурные различия, которые скорее связаны с традициями тех стран и даже регионов, в которых проживают и мусульмане, и друзы. Есть и духовные особенности, которых мы строго придерживаемся на протяжении множества веков.

– А что это за особенности? Как вообще живут друзы, какие у вас традиции?

– Наверное, основное то, что в отличие от многих других религий стать друзом нельзя. Друзом можно только родиться. Мой отец был друзом, мой дед был друзом. Мы не выбираем, быть или не быть друзами, мы получаем это от родителей, которые, в свою очередь, получают это от своих родителей, и так далее. Когда Бог нас создал, он сказал: вы можете знакомиться с другими, но жениться и заключать браки вы обязаны только со своими. Поэтому ни нашим девушкам, ни юношам не разрешается создавать семьи не с друзами. Это связано не только с нашими религиозными представлениями, но и нашим этносом, чистотой нашей крови, если хотите. Например, в Израиле живут несколько общин черкесов, их еще меньше, чем нас. Но они также женятся только на своих, хотя по вероисповеданию они мусульмане. Даже несмотря на то, что их мало и у них из-за близкородственных связей есть болезни крови, они не отказываются от этого правила. Мы также строго ему следуем, даже несмотря на то, что в последнее время наше общество стало более открытым, чем это было раньше.

– Нет ли у вас опасений, что следование принципу «жениться только на своих» приведет друзов на грань исчезновения?

– Нет, у нас таких опасений нет. Только в Сирии проживает 1 млн 250 тыс. друзов. В Ливане их 750 тыс. У нас в Израиле 150 тыс., и еще 330 тыс. – в соседней Иордании. Также общины есть в Венесуэле, Бразилии, США. Раньше, до экономического кризиса, в семьях друзов было очень много детей. Религия предписывает богатым иметь не менее трех детей, а бедным по возможности двух. Сейчас в среднем у нас в семьях рождается от двух до четырех младенцев.

– Израильское общество становится все более светским, активно выступает за права женщин, поддерживает ЛГБТ-сообщество и т.д. Насколько друзам трудно вписываться в современную жизнь?

– Не могу сказать, что есть какие-то особые трудности, но, конечно, изменения есть. Мы стали более открыты внешнему миру. Например, сегодня 70% наших девушек учатся в университетах, работают в различных правительственных и общественных организациях. Они работают и в правительстве, и в больницах врачами, медсестрами и т.д. Раньше такого не было, и нам было непросто принять эти изменения. При этом, конечно, мы стараемся соблюдать наши каноны в неизменном виде. Это касается и свадеб.

– Разве друзки не должны прятать лица, сидеть дома, воспитывать детей и во всем угождать своему мужу? Каково вообще отношение друзов к своим женщинам?

– К женщинам у нас отношение как к святыне. Они играют важную роль в нашем обществе, в наших семьях. Мы их уважаем и почитаем. Поэтому мы принимаем их выбор. Если они хотят учиться и работать, то мы можем их только поддерживать в их решении, ровно так же, как если они решили посвятить себя только семье. Конечно, лет 15–20 назад у нас были большие сомнения на этот счет, но сейчас этого нет, и мы принимаем выбор наших женщин в профессиональном и карьерном плане. Даже в Высшем совете друзов Израиля сейчас работают несколько женщин на высоких постах. Более того, вот уже тысячелетие, как у нас четко определены права женщин и мужчин, и зачастую они в пользу женщин. Например, при разводах все имущество делится между мужем и женой 50 на 50. Это то, к чему в других странах только приходят. Если женщина по каким-либо причинам захотела расстаться с мужем, она спокойно может подать на развод. Что касается ЛГБТ-сообщества, то, конечно, отношение у нас к ним отрицательное. Бог создал женщин и мужчин и повелел им размножаться. В этом истина. Однако если друз признается в том, что он принадлежит этому сообществу, то мы не станем его как-то наказывать или изгонять. Он как был, так и останется друзом. В одной из наших общин есть человек, который поменял пол, и он остается среди нас. Мы живем в Израиле, это открытое общество, которое принимает людей не только разных религий, но и разных сексуальных предпочтений, и к ним относятся нормально.

– Вы встречались и с делегацией Русской православной церкви. Каковы ваши взаимоотношения с христианами?

– Мы встретились с заместителем председателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата архимандритом Филаретом (Булековым). Эта встреча была не только выражением дружественных отношений между нашими религиями, хотя для нас это важно. В Израиле мы общаемся со всеми религиями. Мы часто встречаемся с русскими паломниками, которые посещают наши деревни. У нас очень хорошие отношения с представителями всех православных церквей, которые присутствуют в регионе – Иерусалимской, Русской, Грузинской, Армянской, Коптской, Эфиопской и так далее. Конечно, нам было важно как поделиться своим опытом мирного сосуществования, так и послушать опыт других, в том числе Русской церкви. Мы многим обязаны Русской церкви в Израиле, когда в конце XIX века туда прибыли паломники из России и начали открывать школы, семинарии, больницы. Именно тогда из-за такого отношения к народу тогдашней Палестины и зародилась наша дружба с представителями Русской церкви. Однако в этот раз речь также шла о Сирии и проблемах друзов там. Мы знаем, что Русская церковь помогает народу Сирии, передает им гуманитарную помощь, причем не только православным, но всем нуждающимся христианам и мусульманам. В этот раз мы договорились, чтобы ту гуманитарную помощь, которую готовят друзы Израиля для своих братьев в Сирии, передавали только представители русской армии и церкви. Мы боимся, что другие организации не полностью доставят наш товар по назначению, и полностью доверяем в этом вопросе российским военным и духовенству.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Ближний Восток призывают к всеобщей мобилизации

Ближний Восток призывают к всеобщей мобилизации

Игорь Субботин

Иордания пообещала первой вступить в региональный аналог НАТО

0
1502
Турецкие войска нацелились на Манбидж

Турецкие войска нацелились на Манбидж

Владимир Карнозов

Сирия готовится к отражению агрессии

0
2083
Долгая дорога к «Ясеню»

Долгая дорога к «Ясеню»

Владимир Щербаков

Субмарины с крылатыми ракетами решают задачи мирового масштаба

0
2305
От Карелии до Кавказа, от Якутии до Донбасса

От Карелии до Кавказа, от Якутии до Донбасса

Сергей Васильев

Боевой путь заполярной гвардии военно-морского флота России

0
2458

Другие новости