0
12391
Газета Идеи и люди Печатная версия

20.11.2023 19:58:00

Перемены на Ближнем Востоке: что потом?

"Окно легитимности" действий Израиля с каждым днем сужается

Тэги: ближний восток, израиль, хамас, газа, вооруженный конфликт, история


ближний восток, израиль, хамас, газа, вооруженный конфликт, история В 1973 году Леонид Брежнев и Ричард Никсон смогли договориться, что не допустят разрастания ближневосточного конфликта. Фото NARA

Спустя месяц после самого кровавого нападения на мирное население в истории Израиля все чаще возникает вопрос: что будет дальше? В секторе Газа проживает более 2 млн, но Израиль до сих пор не сформулировал главное: что будет с сектором Газа и людьми в нем?

Госсекретарь США Энтони Блинкен буквально кружит над Ближним Востоком, но – мы можем узнать это из открытых источников – его не везде ждет теплый прием. Некоторые встречи, например с главой Палестины Махмудом Абассом, заканчиваются без совместных заявлений, что на дипломатическом языке означает наличие жестких противоречий. Словом, мы видим то, что можно назвать зарождением «арабского гнева» по поводу войны в секторе Газа. Более того, наряду с напряженными отношениями США и Китая, шоками в цепочках поставок и различными конфликтами возникает пространство широкого переосмысления глобализации и мирового порядка.

Вспыхнувший кризис на Ближнем Востоке нельзя считать очередным в цепи нескончаемых конфликтов в этом регионе. Он продемонстрировал поистине тектонические сдвиги и на Ближнем Востоке, и в расстановке ключевых мировых политических сил.

В сущности, Израиль уже сложно считать ведущей военной силой среди окружающих арабских стран. И дело не только в том, что 7 октября было допущено кровопролитие. Террористические группировки по всему периметру набирают силу, готовясь к новым наземным вылазкам.

Нынешний кризис стал серьезным ударом по внешнеполитическому престижу главного союзника Израиля – США. Восстановлению лидерской роли вряд ли поможет беспрецедентный пакет помощи Израилю, объявленный президентом Джозефом Байденом. Его рейтинги резко упали среди американских избирателей арабского происхождения, что может навредить ему на будущих выборах, особенно в колеблющихся штатах. Во всем мире и среди политиков, и среди буквально всей «улицы», за редким исключением, ширится осуждение действий Израиля в Газе. Демонстрации беспрецедентны по размаху и накалу страстей.

После атаки ХАМАС в мире выявились две вновь образовавшиеся неформальные коалиции. Это Россия с Китаем и другими членами набирающей силу БРИКС с поддержкой большинства государств «дружественного Юга» и, что важно в данном случае, арабских государств. Еще несколько лет назад было немыслимо наблюдать бесспорно дружественные взаимоотношения России с Саудовской Аравией или ОАЭ, которые станут членами БРИКС с 1 января 2024 года. Их сотрудничество целенаправленно развивается по многим направлениям. Что, разумеется, не означает формирования некой оси против Запада – с ним у арабских стран сохраняются давно налаженные взаимовыгодные контакты.

Этой коалиции противостоит альянс США с рядом союзников по НАТО, однозначно осуждающий ХАМАС. Размежевание этих двух полюсов только расширяется. Уже очевидно, что на пути к будущей неизбежной многополярности тон в мировых делах будет задавать ряд ключевых государств, среди которых, без сомнения, и Россия.

Пределы влияния двух коалиций будут протестированы в поиске подходов к урегулированию ближневосточной ситуации. Пока что сигналов о каких-то будущих сдвигах не прослеживается. Мир ждет, как пройдет наземная операция Израиля по зачистке сектора Газа. Между тем, похоже, некоторые в исламском мире готовятся открыть священный газават против ненавистного им «сионистского образования». Это заставляет целый ряд серьезных западных экспертов задаться вопросом: а не похоронена ли уже идея двух государств на территории нынешнего Израиля и раздела Палестины, еще в 1948 году предложенного ООН в резолюции Генеральной Ассамблеи 181 после окончания действия британского мандата на управление этой территорией?

Тогда принятие этого плана, пусть и нереализованного, стало возможным благодаря поддержке двух крупнейших держав – СССР и США. Интересно, что, выступая на второй сессии Генассамблеи ООН 26 ноября 1947 года, заместитель министра иностранных дел СССР, постоянный представитель СССР в Организации Андрей Громыко, подтвердив приверженность СССР плану раздела Палестины, в ответ на критику со стороны представителей арабских стран заявил: «Арабы указывают на то, будто бы раздел территории является исторической несправедливостью. Но с этой точкой зрения нельзя согласиться хотя бы уже потому, что еврейский народ был связан с Эрец-Исраэль на протяжении длительного исторического периода времени… Нельзя упускать из виду положение, в котором очутился еврейский народ в результате последствий мировой войны».

Понятно, что стремление Сталина и СССР содействовать созданию Израиля было обусловлено надеждой получить на Ближнем Востоке своего рода советский протекторат в противовес проанглосаксонским арабским монархиям.

Не следует забывать и тот факт, что в Вашингтоне по вопросу о том, как следует реагировать на создание Израиля, тогда велась напряженная борьба, но президенту Гарри Трумэну удалось победить оппонентов, во многом с учетом лоббирования влиятельной еврейской общины.

Именно через взаимодействие наиболее влиятельных игроков в мировой политике и сегодня следует рассматривать роль ООН в ближневосточном конфликте. Да и в мире в целом. Организация, согласно ее Уставу, казалось бы, как главный миротворец и призвана положить конец кровопролитию и хаосу на Ближнем Востоке. Тем более что исторически вклад ООН в многолетние усилия по установлению там мира бесспорен.

Сегодня трудно себе представить, что исторические резолюции 242 и 338, осуждающие территориальные приобретения Израиля по итогам войн 1967 и 1973 годов, были приняты Советом Безопасности ООН единогласно, а резолюция 478, осуждающая захват Иерусалима, – при одном лишь воздержавшемся. При этом в 1973 году дело чуть было не дошло до советско-американского конфликта, когда 24 октября советское руководство предупредило Израиль «о самых тяжелых последствиях» в случае его «агрессивных действий против Египта и Сирии».

Одновременно Леонид Брежнев послал президенту Ричарду Никсону срочную телеграмму, в которой заверил американскую сторону, что в случае ее пассивности по урегулированию кризиса СССР столкнется с необходимостью «срочно рассмотреть вопрос о том, чтобы предпринять необходимые односторонние шаги».

Однако СССР и США все же удалось тогда договориться о том, что они будут стремиться остановить конфликт, не допуская его разрастания. Так, Киссинджером в Москве 21 октября был согласован текст резолюции Совета Безопасности ООН 338.

Позже противостояние Советского Союза и США по острой ближневосточной теме только усиливалось. СССР не поддержал Кемп-Дэвидские соглашения и надолго сам себя как бы вывел из процесса урегулирования в регионе. И только уже новая демократическая Россия участвовала в подписании Соглашений в Осло между Израилем и Организацией освобождения Палестины (ООП) в 1993 и в 1995 годах, положившем начало процесса достижению мирного договора на основе резолюции 242 и резолюции 338 СБ ООН и реализации права палестинского народа на самоопределение, а затем и признанию Израиля со стороны ООП, так же как и признанию Израилем ООП как представителя палестинского народа. Соглашения в Осло создали институты самоуправления на Западном берегу и секторе Газа как залог будущего с двумя государствами – хотя прямо не постулировали это. Они до сих пор критикуются как с арабской, так и израильской стороны как непростительные ошибки, открывшие дорогу к новым кровопролитиям.

Поэтому и сегодня не видится какой-либо альтернативной площадки для урегулирования кризиса, помимо ООН. Однако ООН вопреки бытующим стереотипам – это не мировое правительство, а всего лишь глобальный форум взаимодействия государств и согласования их позиций на виду всего мира. Не больше, но и не меньше.

Госсекретарь Блинкен недавно изложил наиболее полное видение администрацией Байдена того, как может быть организовано управление в секторе Газа после конфликта: «Оно должно включать в себя управление под руководством палестинцев и объединение сектора Газа с Западным берегом под управлением Палестинской автономии». Предложение сильное, но ведь до него Биньямин Нетаньяху заявил, что «Израиль может взять на себя ответственность за безопасность Газы «на неопределенный срок». Ситуация может запутаться. И тут без ООН не обойтись.

Подводим некоторый итог. ХАМАС – прямая угроза для Израиля. Это факт. Израиль давно разработал стратегическую доктрину, которая призывает к сдерживанию, раннему предупреждению о нападении, защите в тылу и возможности победного ответа. Но это не помогло.

Израиль хочет показать своим многочисленным врагам, что он может защитить себя. Возник замкнутый круг: чтобы достичь мира – нужно уничтожить тысячи людей, если этого не сделать – террор сохранится. Израиль хочет устранить контроль над сектором Газа со стороны ХАМАС. Но «окно легитимности» действий Израиля с каждым днем сужается.

И все-таки главное заключается в том, как именно Израиль проводит эту операцию. С точки зрения международного гуманитарного права, то есть правил вооруженных конфликтов. 


Читайте также


Вашингтон не хочет финансировать войну в Ливане

Вашингтон не хочет финансировать войну в Ливане

Игорь Субботин

Схватка с "Хезболлой" обнажит пределы возможностей Израиля

0
348
Свою отставку Эмманюэль Макрон назвал абсурдом...

Свою отставку Эмманюэль Макрон назвал абсурдом...

Юрий Паниев

Президентом ЮАР переизбран Сирил Рамафоса

0
370
США предлагают ливанской армии роль живого щита

США предлагают ливанской армии роль живого щита

Игорь Субботин

Штаты готовы финансировать буферную зону между "Хезболлой" и Израилем

0
2855
Европа продолжает зависеть от внешних поставок газа

Европа продолжает зависеть от внешних поставок газа

Олег Никифоров

Блокаду российского топлива сложно реализовать

0
4591

Другие новости