0
2219
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

10.11.2020 20:20:00

Почему в Польше сильна тяга к свободе

История страны изобилует драматическими поворотами

Войцех Рошковский

Об авторе: Войцех Рошковский – профессор Института политических наук Польской академии наук.

Тэги: польша, независимость, свобода, история, речь посполитая


польша, независимость, свобода, история, речь посполитая Фото Reuters

Взглянем на карту Европы после Венского конгресса 1815 года и после завершения Первой мировой войны. Заметны значительные изменения: в Центральной и Восточной Европе возникло много новых государств. В польской традиции, однако, очень четко видна разница между «возникновением» независимой Польши в 1918 году и ее «возрождением», так как те, кто использует первое определение, игнорируют суть того, чем для поляков являлся конец Первой мировой, и даже игнорируют тысячу лет более ранней истории Польши.

В этой истории было много драматических поворотов, а XX век отметился их особой концентрацией. Поляк, родившийся в начале XX века, привык к правлению стран – участников разделов – Австро-Венгрии, Германии и России, которые господствовали на польских землях более 120 лет. Он пережил эйфорию возрождения государственности в ноябре 1918 года, ее поражение в результате немецкого и советского вторжения в сентябре 1939-го, восстановление государства после 1945 года в виде тоталитарного вассала Советского Союза, а в конце века – падение коммунистической власти и рождение новой демократической Польши, хотя и несущей на себе бремя массовых убийств, депортаций, переселений и экспроприаций. После 1989 года Польша возрождается заново, но поляки с трудом открывают свою идентичность.

Польскость в начале XXI века несет на себе следы всех этих трагедий, но удивляет чертами, которые являются как их результатом, так и эффектом реакции на них. Если судьба Польши в большой степени зависела от могущественных соседей, которые не хотели ее признать, то часто упоминаемой исторической дилеммой, встающей перед поляками, был вопрос «сражаться или нет?». А также и второй, который стоило бы задать: «приспосабливаться или нет?» или в чем и как приспосабливаться, чтобы не погибнуть. Польский гимн начинается словами «Еще Польша не погибла, если мы живем». Дилемма очень часто заключалась, однако, в том, какими мы хотели бы быть, чтобы жить, а также – какой должна быть цена того, чтобы жить по-своему.

История Польши – это кладезь знаний об общественной и политической жизни. Из истории шляхетской демократии Первой Речи Посполитой, государства до разделов XVIII века, современные демократии могут узнать, насколько высокую цену может заплатить государство, в котором свобода не сопровождается ответственностью. Несмотря на усилия реформаторов, принявших первую в Европе Конституцию 3 мая 1791 года, соседние державы разделили Первую Речь Посполитую.

История польских национальных восстаний в XIX веке может научить героизму, патриотизму, но не эффективности, геополитике и материальным ограничениям собственных стремлений, зато также – искусству выживания. История возрождения Польши после 1918 года может научить искусству импровизации и эффективности в возведении фундаментов государства практически с нуля. Мерой польских успехов этого периода были, например, валютная реформа Владислава Грабского, строительство Центрального промышленного округа или порта в Гдыне. История поражения 1939 года и немецкой и советской оккупаций может научить искусству сопротивления вопреки самым страшным практикам массовых убийц. Польша под управлением коммунистов даже в мирные времена представляла собой мучительный опыт приспособления вопреки своей природе, из которого поляки вышли искалеченными ментально, но вышли победоносно благодаря 10-миллионной «Солидарности» и поддержке польского папы Иоанна Павла II, сокрушив основания раздела Европы.

Восстановление государства после 1989 года изобиловало многими неиспользованными шансами, зависимостью от иностранного капитала, а также от посткоммунистических элит. И все же удалось уверенно войти в Европейский союз, а также укрепить безопасность благодаря вхождению в НАТО, в чем были согласны практически все поляки. В Польше членство в Евросоюзе в целом не подвергается сомнению, а факт, что вывоз капитала постоянно превышает дотации ЕС, не производит большого впечатления. Более того, бессмысленное давление ЕС скорее приводит к сопротивлению, чем к запугиванию поляков.

Вопреки давлению и веяниям с «прогрессивного» Запада, который часто даже не осознает собственных проблем, традиционные ценности продолжают объединять польское общество. Преданность семейной жизни, возможно, проистекает из важности семейных уз в старой шляхетской Польше, а также из памяти об угрозах для польской семьи во времена разделов, последней войны и оккупации. Уважение к женщинам, которое выражается в старом обычае целования руки, проистекает из достаточно независимой роли женщин в Первой Речи Посполитой, а также их значения в период разделов и даже при правлении коммунистов, когда «матери-польки» смело сражались в очередях за обеспечение дома всем необходимым.

Приверженность свободе в Польше наиболее сильна, особенно если учесть, как долго этой свободы полякам не хватало за последние два столетия. Более того, поляки могут гордиться тем, что их старая польско-литовская Речь Посполитая была оазисом шляхетской демократии в те времена, когда влияние на управление государством в западных странах имел ограниченный круг аристократии.

Поляки вообще живо реагируют на восхваление или унижение польскости. Слыша критические замечания, яростно защищаются, но когда кто-либо провозглашает чрезмерную похвалу польскости, начинают жаловаться на свою страну. Это свидетельствует о том, что к своей польскости они относятся серьезно, но из-за этого часто высказывают крайние суждения. История привила им также иммунитет к фальши по отношению как к прошлому, так и к будущему. 

Продолжение темы 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Русское оружие в Первой мировой войне

Русское оружие в Первой мировой войне

Алексей Олейников

Как винтовка превратилась в автомат

0
581
«Пантеры» на льду

«Пантеры» на льду

Максим Кустов

Перечитывая откровения Гудериана

0
905
Агония Российской империи растянулась на 100 лет

Агония Российской империи растянулась на 100 лет

Сергей Самарин

Война как двигатель прогресса

18
1737
Как лайнер «Вильгельм Густлов» чуть не потопили второй раз

Как лайнер «Вильгельм Густлов» чуть не потопили второй раз

Сергей Черных

Можно ли отличить крысу от свеклы

0
555

Другие новости

Загрузка...