0
5201
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

28.08.2023 17:41:00

О новых правилах оказания психиатрической помощи

Принцип "пусть будет хоть какой-то специалист, чем никакого" в медицине не работает

Ольга Лукина 

Об авторе: Ольга Александровна Лукина – кандидат медицинских наук, психиатр, психотерапевт.

Тэги: медицина, кадровый голод, психиатрическая помощь, новые правила, клинический психолог, мнение


kb-t.jpg
Фото агентства городских новостей
"Москва"
В стране вводятся новые правила оказания помощи при психических расстройствах: в соответствии с приказом Министерства здравоохранения России № 668н от 14 октября 2022 года в поликлиниках должны открыться кабинеты медико-психологической поддержки – обратиться к психологу можно будет в рамках обязательного медицинского страхования (ОМС).

Необходимость более широкого охвата психотерапевтической и психиатрической помощью специалисты объясняют эпидемией COVID-19 и постковидными осложнениями, затрагивающими в том числе и психическое здоровье. Я бы добавила здесь еще и такой фактор, как стресс, связанный с геополитическими изменениями. Мы все еще не отошли от одной шоковой ситуации – и тут же оказались внутри другой… Для людей с сенситивной психикой не хватает внутренних ресурсов, чтобы полностью адаптироваться к новой реальности, им нужна профессиональная помощь.

Раньше, если человеку начинало казаться, что у него развивается психическое расстройство или он просто эмоционально не справлялся с жизненными вызовами, у него было три варианта:

1) обратиться в городскую поликлинику в рамках обязательного медицинского страхования – к невропатологу или психотерапевту, если таковой есть в штате, и получить рецепт на психотропные препараты;

2) обратиться в психоневрологический диспансер в рамках ОМС и также получить рецепт;

3) искать платные медицинские центры или частных специалистов, способных провести диагностику и полноценную психотерапию.

Понятно, что идти в психоневрологический диспансер боязно: а вдруг теперь запретят водить машину, лишат лицензии на оружие или запретят трудиться на госслужбе. Ждать несколько недель талон к неврологу или психотерапевту в госполиклинике не все могут. Чаще всего развивающиеся эмоциональные расстройства требуют оперативной помощи, чтобы избежать различного рода осложнений или даже суицида. Отправиться в коммерческую клинику не всем доступно материально. К тому же стоимость работы многих специалистов зачастую не соответствует их профессиональному уровню.

Считается, что с введением нового закона пациенты получат возможность обратиться за оперативной помощью в обычную поликлинику к клиническому психологу, не опасаясь вышеописанных «репрессий» и соответственно не дожидаясь радикального ухудшения самочувствия.

С одной стороны, прекрасно, что психиатрическая помощь становится более доступной по месту жительства в рамках ОМС. С другой – само по себе решение может быть сколь угодно прогрессивным, весь вопрос в том, как оно будет исполнено на местах.

Ключевым является вопрос: КТО будут эти специалисты в кабинетах медико-психологической поддержки и какого уровня они будут оказывать эту самую помощь? В приказе Минздрава говорится, что это будут медицинские психологи, или клинические психологи, как их называли до недавнего времени.

Предполагается, видимо, что медицинские психологи будут осуществлять первичный прием и в случае чего отправлять уже к «настоящему» специалисту.

Но эпитеты «медицинский» и «клинический» в данном случае никого не должны вводить в заблуждение. Медицинские психологи – это не врачи, эти специалисты оканчивали психологические факультеты «общегражданских» или в лучшем случае медицинских университетов, а не лечебные факультеты. Они не изучали базовых медицинских дисциплин, таких как анатомия, патофизиология, не говоря уже о клинических дисциплинах.

Человек – это сложная психосоматическая система. Чтоб только постичь ее устройство, понять, как она функционирует, как наше соматическое здоровье связано с психическим, нужно фундаментально изучать медицину – семь-восемь лет. А если ты хочешь овладеть тонким искусством исцеления человеческой души, к семи-восьми годам нужно прибавить еще минимум три года обучения различным психотерапевтическим подходам, включая 600 часов личной психотерапевтической проработки и супервизии.

В психиатрии есть базовое правило: мы не можем начать лечить эмоциональные расстройства, проявляющиеся в том числе и соматическими симптомами, пока не исключим соматический диагноз. Это защищает пациента от того, что мы, врачи, можем пропустить латентно развивающееся грозное соматическое заболевание. Это может быть, например, эндокринное заболевание или онкология. На начальном этапе пациенты, как правило, не жалуются на физический дискомфорт, но вот депрессия и тревожные расстройства могут проявляться…

Психологи обычно всего этого не знают – просто потому, что они это не изучали. Кроме того, едва ли кто-то будет в данном случае требовать от медицинских психологов прохождения личной терапии и супервизии. А это сотни часов практики под началом старшего коллеги – иначе велика вероятность, что психотерапевт бессознательно будет проецировать свои внутренние страхи, стереотипы и детские травмы на клиента, который пришел за помощью.

В медицине принцип «пусть будет хоть какой-то специалист, чем никакого» не работает. Плохой специалист, создавая иллюзию, что помощь уже оказывается, крадет тем самым у пациента время. Порой это потерянное время означает невозможность спасти жизнь пациента.

Уж лучше пусть не будет в легком доступе лишь кого, тогда человек будет искать того врача, который ему реально сможет помочь. Не говоря уже о том, что у нас сегодня психологом может назвать себя любой.

Я, врач-психиатр, психотерапевт с 35-летним стажем и ученой степенью, преподаватель и супервизор, член Европейской ассоциации психотерапии и Европейской ассоциации психологического консультирования, полагаю, что для работы в создаваемых кабинетах медико-психологической поддержки в поликлиниках логичнее все же приглашать врача. Выпускников лечебных факультетов и врачей со стажем в любой медицинской специальности, решивших переквалифицироваться в психотерапевтов за год интернатуры, можно обучить базовым навыкам и принципам оказания психотерапевтической помощи. Ведь эти специалисты уже образованны в области диагностики и лечения соматических болезней и имеют за плечами курс и практику психиатрии в рамках обязательной программы.

К сожалению, психологов этому не учат! Они не знают и не могут знать того, какие процессы происходят в человеческом организме. Ведь психические расстройства могут быть вызваны не только экзогенными стрессами, но и соматическими болезнями. Скажем, материал, собранный мной с моими научными руководителями для диссертации по психоонкологии, полностью подтвердил тот факт, что депрессия часто является первым симптомом развивающегося онкологического процесса у пациента…

Как в этом может разобраться клинический психолог? Никак. Он начнет искать несуществующие психологические причины эмоционального расстройства, крадя у пациента время, а иногда и жизнь. От того, что некоторых психологов теперь назвали медицинскими психологами, врачами, повторюсь, они не стали.

В поликлиниках и больницах должны работать грамотные врачи. И только врачи должны проводить первичную диагностику причин психических, психосоматических и соматопсихиатрических расстройств. 


Читайте также


Губернаторские выборы пройдут без киношных схваток

Губернаторские выборы пройдут без киношных схваток

Дарья Гармоненко

Регионы в отчетах о ходе кампаний заменяют аббревиатуру КОЛ на СУК

0
1401
На время СВО президент отменил аппаратную возню

На время СВО президент отменил аппаратную возню

Дарья Гармоненко

Запущенная в мае кадровая рокировка в Совбезе РФ и Минобороны завершилась к концу июля

0
2232
Пентагон лишают иракского плацдарма

Пентагон лишают иракского плацдарма

Игорь Субботин

Багдад настаивает на выводе американских войск к 2025 году

0
1751
Власти вернутся к перестройке местного самоуправления

Власти вернутся к перестройке местного самоуправления

Дарья Гармоненко

Иван Родин

СВО и z-патриоты не помешают разморозке конфликтной реформы

0
3113

Другие новости