0
939
Газета Проза, периодика Печатная версия

10.11.2021 20:30:00

Отчаянная погоня

Невероятно правдивая история про охотников и индейцев

Джон Ф. Келли

Об авторе: Джон Ф. Келли (1852–1913) – американский журналист, новеллист.

Тэги: проза, рассказ, америка, поселение, город, индейцы, охота, олень, пес, ружье, река, погоня, приключения, огайо, цинциннати


проза, рассказ, америка, поселение, город, индейцы, охота, олень, пес, ружье, река, погоня, приключения, огайо, цинциннати А потом краснокожий прицелился и убил меня! Кадр из фильма «Чингачгук – Большой Змей». 1967

Несколько лет назад мне довелось побывать на дружеской вечеринке в одной из лучших гостиниц Колумбуса – столицы штата Огайо. Дело было зимним вечером. Снаружи мрак, буран, а внутри царило веселье: песни и байки наполняли нашу жизнь радостью и смехом. Мы намеревались веселиться всю ночь. В городе как раз заседало законодательное собрание, и по такому случаю на вечеринке присутствовало немало достойных законодателей.

Одного из этих достойных людей я назову по имени, поскольку он не только принимал активное участие в наших развлечениях, но и был еще известнее, чем наш президент Джеймс Н. Полк. Этот джентльмен – знаменитый капитан Райли, чье «Повествование» о пережитых им страданиях и приключениях знают во всем просвещенном мире. Капитан, полный добродушный шутник, был весьма примечательной личностью. В то время он представлял округ Дейтон и жил неподалеку. Райли позабавил нашу компанию своими необычайными приключениями, которые я не стану пересказывать: их и так знают миллионы читателей его книги.

Наконец очередь рассказывать дошла до весьма известного джентльмена, представлявшего округ Цинциннати. Поскольку мистер Н. все еще с нами и скорее всего не желает стать предметом насмешек, я не вправе называть его имя. Мистер Н. скептически относился к чужим рассказам и при каждом удобном случае любил превозносить себя в роли героя. Когда капитан Райли закончил одну из своих удивительных и правдивых историй, мистер Н. хладнокровно заметил, что рассказ капитана очень хорош, однако не идет ни в какое сравнение с его собственным приключением на реке Огайо ниже того места, где сейчас город Цинциннати.

– Просим! Просим! – закричали со всех сторон.

– Итак, джентльмены. – Сенатор прокашлялся и стряхнул пепел с сигары, постучав ею по подлокотнику кресла. – Я не имею привычки плести небылицы. Учитывая мою репутацию, джентльмены, едва ли нужно оговаривать, что моя история безусловно правдива...

– Конечно, продолжайте, мистер Н., – подхватили вокруг.

– Итак, джентльмены, в 18** году я спустился вниз по реке Огайо и поселился в Лосанти, который теперь называется Цинциннати. Тогда это было всего-навсего крохотное поселение из двух-трех десятков бревенчатых хижин. Там, где сейчас отель «Бродвей», жилые кварталы и магазины, посреди кукурузных полей стоял дом мистера Д. – портного, который, к слову, получил эту землю от одного поселенца в обмен на сшитое пальто. Я с соседской помощью тоже построил хижину, посадил картошку и кукурузу – примерно там, где сейчас находится рынок, – и начал обустраиваться.

Время от времени, прихватив ружье и пса, я отправлялся вниз по течению, чтобы добыть оленины или медвежатины – тогда эти звери водились у реки в изобилии. В окрестностях рыскали проклятые краснокожие, которые то и дело кого-нибудь убивали и воровали скот или лошадей. Я ненавидел этих краснокожих дьяволов и не стеснялся угостить их пулей при каждой встрече. Негодяи боялись меня и не раз устраивали засады в надежде снять скальп, но им не удавалось застать меня врасплох. Нет, джентльмены, я был слишком опытен и ловок – не чета им.

Как-то ранним утром я отправился на охоту и проделал долгий путь вниз по течению, пробираясь по низинам и холмам, но не встретил ни медведя, ни оленя. Около четырех часов дня я двинулся обратно и вдруг заметил прямо перед собой оленя, неторопливо идущего вниз по течению. Мы с верным старым псом подкрались к нему на расстояние выстрела, и как только олень опустил морду в воду, я прицелился ему в затылок. Он повалился наземь и какое-то время трепыхался, пока я не облегчил его страдания, перерезав гло...

– Замечательно, но какое это имеет отношение к приключению? – перебил Райли.

– Как раз это было важно – немного терпения, джентльмены. Пока я свежевал заднюю часть и собирал олений жир, сзади раздался звук, похожий на хруст веток под мокасинами. Мой пес навострил уши и отправился на разведку, а я, не теряя времени, перезарядил ружье. И едва успел вставить пулю, как пес с воем продрался сквозь кустарник с поджатым хвостом, чего не имел обыкновения делать, если только рядом не оказывались волки, пантеры или индейцы.

Я выдернул нож из оленьей туши и, крадучись, направился вверх по течению. Пробираться по низкому склону, изрезанному оврагами, было трудно, и я взобрался повыше, где густо росли каштаны, платаны и подлесок. И заметил трех самых крупных и рослых краснокожих негодяев, каких только видывал свет! Они гнались за мной, как одержимые, – нас разделяло не более шестисот ярдов – и завывали, словно гончие псы.

– И вы вскарабкались на дерево, – предположил старый лесоруб.

– Вскарабкался на дерево? Нет, джентльмены, я бросился наутек, так что мой старый пес едва поспевал за мной. Я бежал, пока вопли краснокожих за моей спиной не стали совсем слабыми. И только тогда решился оглянуться. Ярдах в трехстах за мной показался один-единственный краснокожий молокосос. Пыхтя и отдуваясь, он выбрался туда, где росли маленькие редкие деревья.

«Попался, братец», – подумал я. И побежал рысью с такой скоростью, чтобы мой преследователь мог меня догнать. Когда он приблизился на достаточное расстояние, я повернулся, выстрелил и уложил его на месте со ста двадцати ярдов!

– А потом вы сняли с него скальп? – поинтересовался дровосек.

– Ни в коем случае, джентльмены. Пока я перезаряжал ружье, подоспели еще двое краснокожих. Они приближались, вопя и улюлюкая. Я снова помчался не хуже заправского рысака. До нашего поселения оставалось около пяти миль, дело шло к закату. Я бежал, пока не начал выдыхаться. Оглянулся – и вот они, преследователи: фыркают, как бешеные буйволы, один ярдах в двухстах-трехстах впереди другого. Поэтому я снова позволил себя догнать. И когда первый индеец стал отчетливо виден, я развернулся и выстрелил в тот самый момент, когда он прицелился в меня. Краснокожий рухнул лицом в грязь – остался последний!

– А потом вы дождались его и... – ахнули сразу несколько слушателей.

– Нет, я не стал его дожидаться, – продолжил мистер Н. – Не успевал перезарядить ружье. Пришлось снова делать ноги. Я слышал за спиной его топот и бежал, пока из глаз не посыпались искры, а язык старого пса не вывалился из пасти, как змея, волочась за ним на добрую четверть ярда.

– Фью-ю-ю! – присвистнул кто-то.

– Факт, джентльмены. Я не знал, что делать: ружье не заряжено, больших деревьев рядом нет, а краснокожий убийца всего в трехстах ярдах. И что хуже всего, я как раз вспомнил, что недалеко большой ручей (теперь он называется Милл-Крик), и там-то меня и прижмут.

В следующий миг я споткнулся о корень и упал, а мой старый пес повалился на меня сверху. Не успел я подняться...

– Как индеец выстрелил! – ахнул старый лесоруб.

– Именно так, джентльмены. Я почувствовал удар в плечо, что, впрочем, не помешало мне подняться и снова пуститься бежать – у меня сразу откуда-то появились силы! Краснокожий с топотом приближался, и я каждую секунду ждал, что его томагавк вот-вот вонзится мне в голову или в плечи. По ногам в сапоги потекло что-то холодное...

– Кровь, да? Ведь этот негодяй попал в вас, – заметил старый лесоруб, с восхищением ловя каждое слово рассказчика.

– Я тоже так подумал, – ответил мистер Н. – Но догадайтесь, чем это оказалось на самом деле?

Если не кровь... Мы все были озадачены и с нетерпением ждали продолжения. Тут подал голос Райли:

– Мне кажется, это был...

– Растопленный олений жир, который я сунул за пазуху. Он стекал вниз, и в конце концов ноги стали такими скользкими, что тяжелые сапоги слетели с меня. Один попал в пса и чуть не вышиб ему мозги.

Все заулыбались. Мистер Н. заметил это:

– Надеюсь, никто из присутствующих не считает, что я преувеличиваю?

– Конечно, нет! Продолжайте, пожалуйста, – хором попросили мы.

– Земля под ногами была мягкой. Освободившись от тяжелых сапог, я припустил с удвоенной скоростью и примерно в полумиле увидев ручей. Я рискнул оглянуться, чтобы понять, успею ли притормозить и перезарядиться. Изрядно выдохшийся индеец бежал трусцой примерно в пятистах ярдах.

«Надо перезарядить ружье во что бы то ни стало», – подумал я. Засыпал порох, вставил пулю, но тут шомпол заклинило, и он сломался!

– Разрази меня гром! – воскликнул поглощенный рассказом старый лесоруб.

– Боже правый, ну и передряга! Краснокожий был уже всего в двухстах ярдах и прицеливался на бегу. Я выдернул сломанный шомпол, отшвырнул и помчался дальше, надеясь прикончить индейца, как только доберусь до ручья.

До него оставалась всего сотня ярдов. Уже виднелся дымок из труб над нашим поселением. Еще несколько прыжков – и я у ручья. Индеец, почти догнавший меня, издал воинственный клич. Я вскинул ружье. Он продолжал наступать, прекрасно зная, что ружье неисправно. Еще один вопль – индеец уже в пятидесяти ярдах. Я спустил курок и...

– И убили его? – усмехнулся Райли.

– Увы, сэр! Осечка!

– А индеец?! – вскричал старый лесоруб.

– Выстрелил и убил меня!

После этих слов поднялся такой гвалт, что домовладелец Нобл, слуги и конюхи прибежали посмотреть, не начался ли пожар.

Колумбус (штат Огайо)

Перевод с английского Евгения Никитина


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Какая Латинская Америка нужна Вашингтону

Какая Латинская Америка нужна Вашингтону

Эмиль Дабагян

Байден проведет инвентаризацию отношений с южными соседями

0
1394
Волшебное слово

Волшебное слово

Вячеслав Харченко

Прелестный вид на Чатыр-Даг и другие южные истории

0
1037
Ремизов – это волхв

Ремизов – это волхв

Игорь Михайлов

Все пути и путы мира у него в руках, в одной руке иконка, в другой – озорная свистулька

0
350
Офицер в лихие времена

Офицер в лихие времена

Ирина Горина

Военная проза ветеранов горячих точек рубежа XX–XXI столетий представляет сейчас особый интерес

0
342

Другие новости

Загрузка...