0
1670
Газета Проза, периодика Печатная версия

03.08.2022 20:30:00

Чапай доплыл

Великий князь Михаил Александрович не погиб в 1918 году, а переселился в альтернативную историю

Тэги: проза, история, чапаев, революция, великий князь михаил александрович, альтернативная история


28-15-2480.jpg
Михаил Александрович так и не стал царем.
Фото 1914 года
с сайта www.imperialrussia.com
Как в свое время Окуджава сочинял исторический роман, «пробиваясь, как в туман, от пролога к эпилогу», так и книгу Василия Зубакина стоит читать «понемногу». И вот почему: «Были в Питере места куда красивей и милей: Сампсониевский храм, например, или Исаакий, или, наконец, Зимний, несмотря на всю его парадную громоздкость. Но всего ближе сердцу был Аничков дворец – такой родной, что щемило в груди при виде его...» Питерца купить можно легко, заведи только разговор об архитектуре. А тут сразу: Петропавловка или Аничков дворец?.. Каждый, кто не мизантроп, выберет, конечно, не царскую усыпальницу и цугундер. Конечно же, Аничков с Фонтанкой и конями Клодта! Это все к тому, как важно подобрать декорации в художественном произведении.

Однако у Василия Зубакина роман не совсем исторический, а скорее историко-фантастический, поскольку в предисловии автор упреждает: «Мне не хотелось мириться с его трагической гибелью в 1918 году от чекистской пули, вот и решил «домыслить историю» великого князя Михаила Романова. Появилось желание, как у мальчишек, когда-то по десятку раз смотревших фильм «Чапаев», поверить, что герой все-таки доплывет. В этой книге – доплыл…» Очень трогательное и почти детское, надо сказать, пожелание, как в свое время «воскресили» Анастасию. И даже замечательный фильм с Ингрид Бергман в роли русской принцессы, спасенной от пуль большевиков, сняли.

Исторический роман писать, с одной стороны, архисложно, поскольку сразу в свидетели ты берешь огромную армию неукротимых историков и примыкающую к ней армию любителей. И ежели историк-профессионал добродушно пнет тебя кованым сапогом или не вовсе не заметит, то любитель сразу безжалостно вонзит кинжал по самую рукоять! Но Василий Зубакин решает эту непростую задачу: «История! Люди ее творят или пишут и переписывают историки, а потомки из будущего перекраивают для своих нужд и по своим меркам». Герой книги Зубакина – великий князь Михаил Александрович. Его портрет запечатлен на знаменитом полотне Ильи Репина «Торжественное заседание Государственного совета». Кто он? Регент, наследник, отрекшийся от наследства во имя любви? Бесстрашный воин, англоман, бескорыстный человек? Романтический герой?

Василий Зубакин удовлетворит любопытство поклонников истории и просто читателей, которых типовой современный роман оттолкнул от спокойного, вдумчивого чтения: «Люди тянулись к общительному, никоим образом не демонстрирующему свое высокое положение великому князю: по-свойски заглядывали на гостеприимный огонек Рахманиновы, приходил с соседней улицы, где снимал жилье, знаменитый писатель Куприн, захаживал поэт Саша Черный… Для каждого у хозяина находилось теплое слово, приветливый взгляд. Княжеский дом на Николаевской улице светился счастьем, и это поднимало настроение благодарных гостей...»

Бывшая Николаевская улица – ныне улица Урицкого в Гатчине, по злой иронии судьбы названная так в честь человека, который и выслал Михаила Александровича в 1918 году в Пермь. Михаил Александрович – несомненный герой остросюжетного, авантюрного повествования. И по воле автора великий князь не погибает от комиссарской пули или штыка, а переселяется в альтернативную историю. И после всяческих, отнюдь не романтических приключений мы его обнаруживаем в лесном скиту...

В предисловии к избранным рассказам Исаака Бабеля Илья Эренбург писал: «Есть писатели, которые стремятся описать обычное необычайно. Другие хотят обычным голосом рассказать о необычном. Бабель рассказывал необычно о необычайном...» Василий Зубакин пишет о необычном необычно: «Михаил и Магомед, поднявшись на борт обшарпанного торгового судна в Константинополе, высадились на французский берег в Марселе».

Чапай доплыл!

28-15-11250.jpg
Василий Зубакин. В тени трона:
Роман. – М.:
Время, 2022. – 320 с.
Параллельно истории с Михаилом Александровичем разворачивается приключенческий сюжет с королем Эдуардом VIII. Михаил Александрович так и не стал царем, а Эдуард правил британской монархией десять месяцев и отрекся от престола, как и Михаил Александрович, во имя любви. Вспоминается шекспировский Генрих IV:

Я знаю всех вас и готов

принять

Последствия беспутного

разгула.

И Солнце – мой герой

для подражанья!

Оно позволить может облакам

Закрыть прекрасный

лик от лицезренья,

Час избирая снова воссиять,

Прорвав сияньем мрачные

туманы,

Что, кажется, навек

его затмили.

Любовь превыше распутства, вымысел превыше правды! И, кстати, это гораздо лучше, нежели по воле какого-нибудь фантаста воскресший из колбы или компьютерной программы андроид.

Михаил Александрович, погибший в 1918 году, заслуживает лучшей участи. И автор эту возможность Великому князю предоставляет. И Эдуард в этом смысле не подкачал. Две параллельные линии сошлись.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


«Змей Горыныч», или «Русская Валькирия»

«Змей Горыныч», или «Русская Валькирия»

Валерий Агеев

Самолет, который не пошел в серию, но открыл новые горизонты

0
1126
Теплое болото «финляндизации»

Теплое болото «финляндизации»

Сергей Самарин

Хельсинки нервно реагирует на украинский кризис

0
993
В дикой природе, во враждебной среде

В дикой природе, во враждебной среде

Михаил Болтунов

Владимир Арсеньев был не только исследователем, но и военным разведчиком

0
1005
Цензоры тоже плачут

Цензоры тоже плачут

Ольга Рычкова

К 230-летию со дня рождения исторического романиста Ивана Лажечникова

0
2554

Другие новости