0
4671
Газета Печатная версия

12.04.2022 18:42:00

Звезда теоретической физики, взошедшая на Урале

Жизнь выдающегося ученого Семена Шубина оказалась ненужной советской власти

Валентин Ирхин

Об авторе: Валентин Юрьевич Ирхин – доктор физико-математических наук, Институт физики металлов им. М.Н. Михеева Уральского отделения РАН, Екатеринбург

Тэги: история, история науки, семен шубин, физика


4-14-3480.jpg
В 1930-е годы многие считали Семена Шубина
самым талантливым физиком в СССР. 
Фото с сайта www.biography.ideafix.co
Выдающийся физик-теоретик, академик Владимир Захаров об этом человеке сказал так: «Блестящий ученый, один из основателей физики твердого тела… Бессмысленно погиб в 30 лет».

Семен Петрович Шубин родился в 1908 году в городе Либаве (сегодня Лиепая). Его отец Петр Абрамович Виленский (1878–1937), известный деятель РСДРП (меньшевик), публицист, взял себе псевдоним «Шубин», который превратился в фамилию. В 1913 году он оказался в Петербурге; здесь в доме Шубиных-Виленских бывал Андрей Белый, другие известные деятели культуры. В 1916 году старшие сыновья Семен и Евсей поступили в частное реальное училище Карла Мая, где учились А.Н. Бенуа, Н.К. Рерих, Д.С. Лихачев. Затем – революция и Гражданская война, скитания… В 1923-м Петра Абрамовича пригласил на работу в газету «Правда» Н.И. Бухарин, и вся семья переехала в Москву.

В 1923 году 15-летний Семен стал студентом физико-математического факультета Харьковского университета, в конце этого же года перевелся в Московский университет и с отличием закончил его в 19 лет. Его учителями были ведущие советские физики-теоретики: Леонид Исаакович Мандельштам (1879–1944) и Игорь Евгеньевич Тамм (1895–1971). По результатам дипломной работы он опубликовал первую статью – «Некоторые проблемы теории возмущений линейных колебательных систем».

Научная работа Шубина оказалась удивительно продуктивной и разносторонней. Несмотря на короткое время, ему отпущенное, он успел написать около 180 статей – по теории колебаний, статистической физике, квантовой электродинамике. Но самыми многочисленными были его работы по физике твердого тела, особенно по теории металлов. Ряд работ, выполненных совместно с Игорем Таммом, посвящены оптическим свойствам металлов и фотоэффекту. Шубин вскрыл основную причину поглощения света электронами проводимости – скачок потенциала на поверхности металла. В работе «К теории жидких металлов» (1933) он впервые подошел к этой проблеме с точки зрения квантовых представлений. В заметке «О возможных аномалиях сопротивления при низких температурах» (1931) Шубин сделал попытку понять природу сверхпроводящего состояния.

Летом 1928 года Семен Петрович женился на Любови Абрамовне Шацкиной, студентке физфака МГУ. Ее старший брат Лазарь Шацкин стал одним из основателей и руководителей комсомола. В 1919–1921 годах он был первым секретарем Коммунистического интернационала молодежи, в конце 20-х пытался бороться против диктатуры Сталина, вследствие чего в 1937-м его казнили.

Счастливые годы жизни Шубина в Москве оказались оборваны. 7 ноября 1927 года была разогнана демонстрация под троцкистскими лозунгами, в которой участвовало много комсомольцев МГУ, в том числе Шубин. Семена Петровича исключили из комсомола, а в ноябре 1928-го арестовали.

После месяца тюрьмы Шубина сослали на поселение в Ишим (нынешняя Тюменская область). Там он продолжал работать в области физики, занимался переводами научной литературы. Затем ему разрешили работать корреспондентом многотиражной газеты на строительстве Магнитогорского металлургического комбината – это был способ получить реабилитацию. На Магнитке, живя в тяжелейших условиях, Шубин заразился сыпным тифом и лишь чудом не умер.

В 1932 году Шубин по представлению академика Абрама Федоровича Иоффе в составе «десанта» молодых физиков был направлен в Свердловск – для создания на Урале школы теоретической физики. С этой задачей он справился блестяще. Важнейшую роль здесь сыграло сотрудничество с будущим академиком Сергеем Васильевичем Вонсовским – выпускником Ленинградского университета. Вскоре стали появляться их общие статьи по многоэлектронной полярной модели металлов, синтезировавшей обменную модель немецкого физика Вернера Гейзенберга и зонные представления. Шубин не прерывал и сотрудничества с коллегами из Москвы и Ленинграда, ездил на конференции, спешил сделать как можно больше.

С.В. Вонсовский вспоминал: «Параллельно с полярной моделью была начата разработка другой – так называемой теперь s-d – или s-f-обменной – модели переходных металлов, которая родилась у Семена Петровича во время его устной дискуссии с Л.Д. Ландау (его С.П. очень уважал и ценил). Эту модель я с моими сотрудниками заканчивал разрабатывать, когда Семена Петровича уже не было среди нас».

В 1935 году Шубин начал работу над фундаментальной монографией по многоэлектронной физике твердого тела. Увы, это исследование осталось незавершенным. Многие научные идеи остались нереализованными, работы – незаконченными: Шубин был снова арестован как троцкист.

27 апреля 1937 года директор института М.Н. Михеев был вынужден подписать приказ об увольнении Шубина «как активного участника вредительской контрреволюционной троцкистской банды». Он не мог спасти Шубина, но затем много сделал для его семьи и не допустил разгрома отдела теоретической физики.

С.В. Вонсовский, живший в одном доме с Шубиным, был понятым при его последнем аресте. У Шубина оставались двое детей, а третий ребенок должен был вскоре родиться. Все заботы о семье безвременно погибшего друга и учителя взял на себя Вонсовский. В камере С.П., поддерживая дух заключенных, читал для них лекции по физике и стихи (а их он знал великое множество).

Обратимся снова к воспоминаниям С.В. Вонсовкого: «От людей, которые сидели с Семеном Петровичем в одной камере, а потом появились на свободе, мы узнали, как мужественно он вел себя в заключении. Всем своим поведением он стремился влить в души товарищей по несчастью бодрость и спокойствие. Он читал популярные лекции по физике, стихи… Даже в тюрьме, когда люди в камере могли только по очереди отдыхать, лежа на голом полу, он занимался наукой».

В 1938-м Шубин был отправлен в концлагерь на Колыме, где вскоре его, тридцатилетнего великого физика, не стало. И.Е. Тамм старался сохранить память о любимом ученике. В 1953-м он писал родным С.П. Шубина: «Во-первых, я всегда считал его самым талантливым не только из моих учеников, – а я ими избалован, – но из всех наших физиков, по своему возрасту соответствующих моим ученикам. Только в последнее время появился Андрей Сахаров. Трудно их сравнивать и потому, что времени много ушло, и потому, что научный склад у них разный, и потому, что Сахаров полностью сосредоточивает все свои духовные силы на физике, а для С.П. физика была только prima inter pares, – и поэтому можно только сказать, что по порядку величины они сравнимы друг с другом…»

Школа физиков-теоретиков, основанная С.П. Шубиным в Свердловске, в последующие годы стала одной из основных школ советских физиков-теоретиков. Из нее вышли такие известные люди, как академики С.В. Вонсовский и Ю.А. Изюмов, член-корреспондент РАН Е.А. Туров, многие доктора наук. Их ученики продолжают активно работать и в наше время.

Работы и идеи С.П. Шубина заложили основы многоэлектронной физики твердого тела, впоследствии нашедшей многочисленные практические применения. Полвека спустя концепции многоэлектронной физики пережили новое рождение в связи с открытием новых веществ с необычными свойствами, таких как высокотемпературные сверхпроводники, органические проводники, решетки Кондо, системы с тяжелыми фермионами. Они и сейчас продолжают стимулировать исследования физиков, занимающихся теорией конденсированного состояния. n

Екатеринбург


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Два спасательных круга российской школы

Два спасательных круга российской школы

Игорь Аглицкий

Добровольность образования приведет к возникновению гигантской детской асоциальной массы

0
359
Знакомое незнакомое: посуда на Руси

Знакомое незнакомое: посуда на Руси

Ольга Дунаевская

Оказывается, братина – это сосуд для товарищеской выпивки  

0
236
Знойный Эль-Аламейн и студеный Сталинград

Знойный Эль-Аламейн и студеный Сталинград

Анатолий Исаенко

К 80-летию двух знаменитых сражений

0
1017
Мог ли Севастополь устоять

Мог ли Севастополь устоять

Максим Кустов

Как атака двух истребителей чуть не решила исход целой кампании

0
1197

Другие новости