0
693
Газета Non-fiction Печатная версия

24.03.2021 20:30:00

Князья Атлантиды

Главный герой – не Брюссель, не Евросоюз, а свинья

Тэги: юмор, свинья, евросоюз, освенцим, брюссель, дэн браун, рим, детектив, культура


11-14-12250.jpg
Роберт Менассе. Столица. / Пер.
с нем. Н. Федоровой.– М.: Текст,
2020. – 430 с.
За убежавшей откуда-то свиньей наблюдает из окна покидаемой им брюссельской квартиры глубокий старик Давид де Вринд, отправляющийся доживать свой век в дом престарелых, что по соседству с известным кладбищем-достопримечательностью. Ничего необычного в таком переселении нет, но ему все равно грустно.

Блуждающую по Брюсселю свинью видят разные герои; собственно, главного героя в этом романе нет, им не является ни Брюссель, ни Евросоюз, ни какая-либо отвлеченная мысль. Формально главный герой – свинья. Она объединяет всех персонажей и потому может до некоторой степени таковым считаться. Сбежавшая невесть откуда хрюшка чуть не попала под колеса такси, в котором спешил на важную встречу евробюрократ Кай-Уве Фригге. Он встречался с Фенией Ксенопулу, тоже чиновницей, которая видит животное из залитого дождем окна кафе. «Не дикая свинья, нет, грязная, но, без сомнения, розовая домашняя свинья, в которой сквозило что-то безумное, что-то угрожающее». Выходя из гостиницы напротив, свинью замечает Рышард-Матеуш Осовецкий, профессиональный киллер, который только что ухлопал не того, кого надо – и на старуху, как говорится, бывает… Профессор Эрхард, приглашенный на конференцию, чуть не был сбит с ног беглянкой…

Европейская комиссия административно делится на генеральные директораты. Австриец Мартин Зусман работает в гендиректорате «Культура и образование». «Ведомство авторитета не имело, над ним лишь снисходительно посмеивались». Когда австрийского чиновника собирались ставить на «Культуру», газеты его родной страны были возмущены, «подогревали разлад и вполне могли рассчитывать на готовность читателей к негодованию: «Нам грозит Культура!»

В непогоду еврочиновники и прочие брюссельцы добираются на работу не на велосипедах, а в метро. Автор не в восторге от атмосферы: «Деланая готовность людей с кейсами, всегда динамичными, сведущими и способными к соревнованию, плохо подогнанные маски, под которыми гнили подлинные лица... Механическое движение человеческих потоков, шагавших мимо... ларьков с пиццей и кебабом, запахов пота и тлена, наконец, аэродинамическая труба лестницы, что ведет наверх, к улице, выход на дневной свет, который уже не проникает в пасмурную душу...» Зусман не стал менять привычки прежних хозяев квартиры – книги они держали на специально сооруженных полках в камине. Камин не топится, книги не горят, но и не читаются, все логично: «книги в уже бесполезных каминах».

Полицейский комиссар Эмиль Брюнфо, которого вдруг отправили в отпуск, а дело об убийстве в гостинице исчезло из его компьютеров, еврообъединительных тенденций не одобряет. «По рассказам деда, в 1914-м Брюссель был самым красивым и богатым городом на свете… а потом трижды приходили они, дважды в сапогах и с оружием, затем в кедах с фотоаппаратами. Нас загнали в тюрьму, а выпустили слугами». На мемориальном кладбище комиссар Брюнфо неожиданно натыкается на свинью, падает, сильно ушибив копчик… Сюда он пришел, чтобы встретиться с анонимом, получить информацию о связи Ватикана с американскими спецслужбами – упрямый полицейский не отказался от расследования. Это переслаивание детективного и комического, этот поляк-киллер, который в семинарии предавался самоистязаниям во славу их католического бога – отсылка к Дэну Брауну. Пресса, которая на все лады обсуждает беглую свинью, приглашая экспертов. «Свинская война» – решение еврочиновников запретить очень выгодный для своих же производителей экспорт свинины, причем свиных ушей и пятачков, которые просто уничтожаются, а могли бы приносить большие деньги. Это решение бесит потомственного фермера, думающего о вершителях его судьбы как о «хозяевах погибающего мира, князьях Атлантиды»… Все это сообщает тексту нечто кафкианское.

Юбилей Евросоюза чиновники гендиректората «Культура» с подачи профессора Эрхарда предлагают провести в Освенциме. С мыслью, чтобы ничего подобного деяниям гитлеровцев никогда не повторилось. Высшее евроначальство радостно соглашается с предложением и тут же делает все, чтобы оно не было воплощено. В 2017-м Европейский союз действительно отмечал юбилей подписания одного из основополагающих документов – так называемого Римского договора 1957 года. Торжество состоялось в Риме. Консультации с международниками привели автора этих строк к мысли, что предложение о праздновании в Освенциме – вымысел писателя. И все же Роберт Менассе протестует против того, что европейские руководители никогда не собирались отказываться от самых грязных, бесчеловечных и ужасающих методов достижения своих целей. Давид де Вринд, мальчишкой выживший в Освенциме, так и не дождется приглашения на евроторжество, заверений в отказе от жестокости.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Любимая бабушка

Любимая бабушка

Александр Гальпер

Рука, торчащая вверх, и другие рассказы социального работника

0
543
Епископы не посмели отлучить Байдена от причастия

Епископы не посмели отлучить Байдена от причастия

Милена Фаустова

Имя президента США отсутствует в церковном документе

0
794
Журналисты подбежали к первой леди государства…

Журналисты подбежали к первой леди государства…

Евгений Лесин

Вышли мемуары Евгения Степанова, человека, который знаком со множеством писателей по всему миру

0
3586
Я акын, трувер и трубадур

Я акын, трувер и трубадур

Сергей Салдаев

Поэтические пародии о явлениях Востока и Запада

0
1999

Другие новости

Загрузка...