0
2564
Газета Non-fiction Печатная версия

03.08.2022 20:30:00

Переводчик с птичьего на русский

Виталий Бианки ощущал взаимосвязь всего живого

Тэги: проза, краеведение, виталий бианки, животные, история, ссср, природа


проза, краеведение, виталий бианки, животные, история, ссср, природа Не так-то легко перевести с птичьего языка на русский. Фото Екатерины Богдановой

Исполнилось 100 лет со времени начала литературной деятельности Виталия Бианки. Писатель, исследователь мира природы, автор классических книг о животных, краевед, он пришел в литературу уже зрелым человеком, с богатым жизненным опытом. Интерес к природе формировался у него с раннего детства. Отец, выдающийся ученый-орнитолог, директор Зоологического музея в Петербурге Валентин Бианки, каждое лето выезжал с семьей в дачную местность на южном берегу Финского залива. Там отец и сыновья создавали своего рода биологическую станцию для наблюдения за животными и птицами. Роль отца в формировании у Бианки любви ко всему живому была велика. «Сыновья Валентина Львовича умели узнавать птиц по голосам, полету, поведению, не говоря уже о внешнем виде, находить их гнезда, собирать растения и насекомых», читаем в биографии писателя, вышедшей недавно в серии «ЖЗЛ». Так закладывалась основа мировоззрения и будущего литературного творчества, тесно связанного с биологической наукой. Природа стала для писателя пространством свободы, ведь в ней нет места лжи. Много дала молодому Бианки и жизнь на Алтае, куда он попал в годы Гражданской войны во время скитаний по стране. Он ездил в орнитологические экспедиции, публиковал в газете Бийска заметки натуралиста (позже этот жанр эволюционировал в «Лесную газету»).

После возвращения в Петроград перед Виталием Валентиновичем встал вопрос выбора профессии. Стремясь соединить два увлечения – биологию и литературу, он в 1922 году пришел в студию детских писателей при одной из городских библиотек. Там Бианки изучал секреты мастерства, слушал лекции опытных писателей, искал собственный голос. Как писать? В стиле охотничьих рассказов Тургенева, в манере русских сказок или как-то иначе? – размышлял начинающий автор. Уже в следующем году в альманахах и журналах стала появляться его проза. Вышли первые книги – «Чей нос лучше», «Первая охота», «Лесные домишки»... Вскоре в журнале «Воробей» увидел свет дебютный выпуск «Лесной газеты», ставшей впоследствии столь знаменитой. Ее концепция не сводилась к передаче биологических знаний и воспитанию любви к природе. Бианки выразил здесь «весьма сложные идеи о целостности мира, о всеобщих взаимосвязях и взаимозависимостях всего живого на земле на материале детской литературы», отмечает филолог Татьяна Федяева.

Творчество Бианки изучается сегодня в широком культурном и научном контексте. Внимательным читателям давно было понятно, что это не просто автор природоведческой литературы для детей, а художник философского масштаба, ценивший Гёте и Блока, глубоко впитавший эстетику Серебряного века. Его творчество, как отмечает один из исследователей, «теснейшим образом вписано в парадигму развития поздних неоромантических течений не только в литературе, но и в науке». Ученые, в частности, прослеживают связь произведений Бианки с русской сказкой, рассматривают его творчество в контексте профессиональных биологических дискуссий в 20–30-е годы, когда предпринимались попытки создать особую «пролетарскую» биологию. А порой ищут в прозе Бианки иносказания на тему его собственной судьбы и судьбы его поколения.

На протяжении многих лет Бианки активно занимался краеведением. В этой сфере он был прежде всего натуралист и этнограф. Где бы писатель ни оказывался, он сразу начинал исследовать природу, естественную среду этой местности, вести наблюдения, записи. Так, в Бийске он возглавлял краеведческий музей, создал в этом городе Общество любителей природы.

Во второй половине 20-х годов Бианки, осужденный по политической статье, находился в ссылке в Уральске, что на западе Казахстана. Там он вел краеведческие разыскания, писал прозу (сказочная повесть «Мышонок Пик», повесть о саянском соболе «Аскыр», повесть на местную тему «Карабаш», рассказы на алтайские сюжеты). Однако животный мир этой местности казался ему скудным; отсутствие лесов печалило писателя, так любившего побродить в чаще с ружьем и блокнотом.

Краеведческое значение имела и его экспедиция по Северному Уралу в 1930 году. Сохранились дневниковые записи о ней. По ее итогам Бианки выпустил книгу путевых очерков «Конец земли» и работал над сценарием, по которому, увы, так и не сняли фильм. Еще через несколько лет он опубликовал книгу путевых очерков «В гостях у челябинцев» (с элементами приключенческого жанра) по материалам поездки на Урал в 1932 году.

«Я все бегал, смотрел, слушал, был очень жизнежаден, – присесть некогда было, все куда-нибудь тянуло», – писал Бианки в дневнике за 1952 год. Он был очень внимательным слушателем и наблюдателем. В его литературном хозяйстве ничего не пропадало. В «Сказках зверолова» Бианки переработал лично услышанные легенды и мифы народов Севера – остяков, вогулов, хантов. Проживая и работая каждое лето на протяжении 17 лет в деревнях Новгородской области, он изучал местный говор, собирал фольклор: частушки, поговорки, поверья. Накопил большой материал, представляющий интерес для лингвистов и историков. Местные диалектные слова писатель широко использовал в рассказах с новгородскими сюжетами.

В деревне его застало и начало войны. Приехав в 1942 году в эвакуацию в городок Оса в Прикамье, Бианки в местном доме культуры сделал доклад об организации краеведческого и музейного дела в городе и районе. А в 1943 году в городе Молотов (тогдашнее название Перми) прочел доклад «Язык краеведческой книги». В военные годы на Урале он часто выступает перед школьниками и студентами, ходит на охоту, изучает фауну, пишет статьи и рассказы. «Я не человеческий писатель: я простой переводчик с птичьего языка на русский», – записал он в те годы в дневнике.

А в 1946 году, выступая с речью перед педагогами в Доме Советов в городе Боровичи (Новгородская область), писатель отстаивал важность краеведения для учителей. Для него высшая категория ученого-краеведа – «всевед». В речи «Слово о краеведении» Виталий Бианки писал: «Каждый страстный краевед, как и ученый искатель, подобен поэту. Ведь он наделен даром видеть чудесное, великие тайны и великую красоту». Необычайно важные слова для человека, который называл свое главное дело жизни «напоминанием о Природе».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


О плохом качестве бюстов

О плохом качестве бюстов

Геннадий Евграфов

Как Сталин провел стреляного воробья Лиона Фейхтвангера

0
480
Христиане по природе

Христиане по природе

Виктор Леонидов

Мандельштам, всего лишь однофамилец, но тоже поэт-мученик

0
195
Писатель, вышедший из детской

Писатель, вышедший из детской

Борис Колымагин

Федор Достоевский в поэзии андеграунда

0
648
Случай с Беллой Ахмадулиной

Случай с Беллой Ахмадулиной

Дмитрий Нутенко

Одна невинная шутка, вызвавшая нешуточный гнев поклонников Мандельштама и Цветаевой

0
204

Другие новости