0
1078
Газета Non-fiction Печатная версия

10.05.2023 20:30:00

В одной руке винтовка, в другой – костыль

Драматические картины Русско-японской войны

Тэги: история, война, сестра милосердия, госпиталь, раненые, солдаты, генералы, подвиг, расчет, русскояпонская война


15-14-13250.jpg
Ольга фон Баумгартен.
В осажденном Порт-Артуре.
Дневник сестры милосердия.–
М.: Государственная публичная
историческая библиотека,
2023. – 352 с.
Война всегда зло. Но даже в ситуации неизбежного насилия и жестокости остается место для гуманитарной составляющей. Воспоминания Ольги фон Баумгартен посвящены как раз вопросам человечности. Она стала свидетельницей одной из наиболее драматических картин Русско-японской войны. Медсестра работала на госпитальном судне «Магнолия», а затем в полевом госпитале с 30 января 1904 года (то есть на третий день войны) и до капитуляции крепости (последняя запись сделана 21 декабря того же года, за два дня до подписания сдачи, когда уже шли соответствующие переговоры). Это была не первая война сестры милосердия. Ранее она участвовала в Англо-бурской кампании, описав ее в «Воспоминаниях о Трансваале». Поэтому можно говорить о «Дневниках» как о взгляде уже опытного человека.

Баумгартен писала о большом потоке раненых, который особенно увеличивался в периоды штурма города японцами. Иногда работать приходилось сутками: «в три часа ночи наши врачи только что начали перевязывать старых раненых (…) перевязки кончаются в восемь часов утра; в девятом снова начинают подвозить раненых, таких же тяжелых, как и в предыдущий день» (запись от 4 августа). Но, несмотря на изматывающий душу и тело труд, солдаты и матросы не были в ее глазах одной серой массой. Медсестра помнила их, оставляя порой трогательные портреты. Вот, например, рядовой 5-го Восточно-Сибирского полка Прокопий Одинцов. «У несчастного шрапнельное ранение правого бедра, сложный перелом. Рана сильно гноится; вид истощенный, в высшей степени малокровный; полное отсутствие аппетита. Температура сильно повышена. Одинцову 22 года; лицо его напоминает шестилетнего мальчугана. «Сестричка, – говорил он на второй день своего поступления, – найди-ка мне какую-нибудь игрушку, больно скучно лежать. Горе, что неграмотный!»

Одновременно описывалась и окружающая действительность, в которой высокие подвиги и трагедия причудливо переплетаются с сухим расчетом: «торговые дома, в надежде сохранить свои товары, в случае, если явится неприятель, торгуют в нижнем этаже, а верхний уступают под госпиталь, вследствие чего получают разрешение вывесить красный крест» (запись от 24 июня).

Писала она и о надеждах, как правило несбывшихся: что осада не продлится больше двух недель; что обязательно кто-то придет на выручку гарнизону, или Маньчжурская армия, или 2-я Тихоокеанская эскадра…

Зафиксировал «Дневник» и события на фронте: бои за Киньчжоу и Высокую гору, успешные операции по поддержке пехоты канонерской лодки «Бобр», борьбу с многочисленными японскими миноносцами эскадренного броненосца «Севастополь».

Интересен рассказ о событиях, непосредственно предшествовавших капитуляции. Вот запись от 21 декабря, когда госпиталь посетил генерал-лейтенант Александр Фок, возглавлявший сухопутную оборону крепости: «высокого роста, не полный, бледное страдальческое лицо, обрамленное седыми волосами и бородою, щеки впали, глаза красные от слез…

– Славные защитники Артура, – были его первые слова, когда он вошел в палату. – Славные герои! Как вы уже все знаете, нам пришлось сдать неприятелю нашу крепость. Но вина не ваша; не вас обвинит свет: вину всецело берут на себя генералы».

Затем Фок спросил у трех солдат, сколько раз они были ранены. Ответы (три, два, пять и одна контузия) удовлетворили генерала в его непростой правоте:

«– Так, вот, вы сами видите (…) какие вы защитники Артура. Пора вам на покой. (…) Еще раз вам напоминаю, что не вы виноваты в падении Артура, – вину всецело берем мы, ваши начальники».

Следует отметить, что в ходе судебного разбирательства о сдаче крепости Фок, в отличие от коменданта генерала Анатолия Стесселя, был оправдан. Что же касается солдат и матросов, то Баумгартен отмечала, как в последний месяц осады воины возвращались из госпиталя на позиции, сжимая одной рукой винтовку, а другой опираясь на костыль.

Остается надеяться, что в скором времени издательство напечатает продолжение книги Ольги фон Баумгартен «Артур пал!». Ведь милосердие было необходимо не только для тех, кто сражался, но и для военнопленных. Для них, возможно, оно даже нужнее.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Пуля приблизила Трампа к Белому дому

Пуля приблизила Трампа к Белому дому

Геннадий Петров

Экс-глава государства благодаря покушению становится фаворитом президентской гонки

0
440
Возьмите с собой мои слова и начинайте идти

Возьмите с собой мои слова и начинайте идти

Ольга Камарго

Андрей Щербак-Жуков

Исполняется 130 лет со дня рождения Исаака Бабеля

0
2451
Тихая шаровая молния

Тихая шаровая молния

Сергей Дмитренко

Тенякова, которая может сыграть всё

0
2873
 К 100-летию Владимира Богомолова. Как сделан «Момент истины».

К 100-летию Владимира Богомолова. Как сделан «Момент истины».

Юрий Юдин

Три повода перечитать знаменитый роман писателя-фронтовика

0
3539

Другие новости