0
2651
Газета Политика Печатная версия

18.10.2020 21:01:00

Конституционный суд готовят на роль сторожа президентской власти

С высшего судебного органа снимается обязанность развивать Основной закон в интересах граждан

Тэги: конституционный суд, закон, поправки, клишас, крашенинников, власть, конституция


На этой неделе Госдума планирует одобрить корректировки закона о Конституционном суде (КС). После вступления в силу Конституции 4 июля власть решила не ограничиваться технической правкой правовых основ деятельности КС, а изменить саму их суть. Из «высшего судебного органа конституционного контроля в РФ» КС превращается в сторожа, охраняющего полномочия президента в их новом расширенном виде от любых самых гипотетических покушений. Главной функцией КС, похоже, будет исполнение указаний сверху, а не развитие Конституции для лучшей защиты прав граждан. Судьи при этом ставятся под жесткий контроль Кремля. КС станет неким юридическим «советом безопасности», утечки информации из которого – например, особые мнения судей или даже комментарии сторон – строго запрещены.

Ко второму чтению закона о КС, намеченному на 21 октября, готова порция поправок, удивительная по своему содержанию. Эти изменения по сравнению с первым чтением серьезно меняют первоначальный президентский вариант законопроекта. Трудно себе представить, что на это могли решиться даже такие настоящие герои конституционного труда, как сенатор Андрей Клишас и депутат Госдумы Павел Крашенинников. Более вероятно, что они выступают в качестве оформителей или максимум консультантов для правоведов из Кремля, которые за последний месяц просто додумали то, что не успели записать в исходной редакции.

Стоит отметить, что в первичном ее варианте всю аргументацию, предшествующую решениям КС, предполагалось публиковать на его официальном сайте в интернете. Однако когда среди оппозиционеров и правозащитников поднимается возмущение законотворчеством Клишаса и Крашенинникова, то им следует лучше понимать, в какую сторону направлять стрелы своей критики. Напомним, что общественность, интересующаяся процессом законодательной реализации поправок к Конституции, пришла в ужас, например, от предложения запретить открытую публикацию особых мнений судей КС. Эти личные позиции будут прилагаться к протоколу заседания КС, но их запрещено распространять – в том числе и авторам этих особых мнений.

Однако данный запрет – это всего лишь одно из звеньев цепи общего снижения публичности конституционного правосудия. Первое звено – это углубление прежнего ограничения на обсуждение судьями тех проблем, которые не то чтобы стали или вот-вот станут предметом их профессионального рассмотрения, а вообще чисто теоретически могут оказаться в КС. Ограничение становится глобальным – это не только СМИ, но и личные соцсети судей и даже вполне официальная переписка с любыми инстанциями и гражданами, если существует хотя бы малейшая возможность даже не полной публикации какой-то информации, а вообще ее упоминания. Судьям, понятное дело, будет нельзя и критиковать то решение КС, с которым они, может быть, совершенно несогласны.

Также судьям и другим лицам, «присутствовавшим на заседании, на котором решался вопрос о принятии обращения к рассмотрению», предписывается не разглашать ни подробностей дискуссий, ни хода принятия решения «в какой бы то ни было форме». Этот термин, конечно, очень ценная правовая новация, отвечающая всем тем критериям определенности и понятности, за которые ранее всегда ратовал тот же КС. Для его судей еще вводится и запрет разглашать информацию с закрытых совещаний, который выглядит вроде бы естественным, но добавляет градус секретности. И только потом законодатели уже вставляют в закон о КС норму о закрытии от публики особых мнений судей. Именно эти особые мнения для юридической общественности, да и для самого КС, всегда были источником развития российского права. Бывало и так, что впоследствии оказывались правы именно те, кто выступил поперек общего решения. И хотя это формально не признавалось, но учитывалось в дальнейшей работе.

Однако теперь, судя по тексту законопроекта, похоже, специально запутанного поправками к поправкам, следует понимать, что принцип «живой Конституции», за который выступал, в частности, председатель КС Валерий Зорькин, отменяется.

Гражданам затрудняется доступ к конституционному правосудию через формализацию процедур и ужесточение сроков. Зато КС, как следует из Конституции 4 июля и соответствующих норм закона, сможет в ускоренном порядке удовлетворять все пожелания президента. Напомним, что тот получил право останавливать любой федеральный или региональный закон на стадии его обсуждения и принятия. Именно через обращение в КС с предложением оценить конституционность какой-то неприятной законодательной инициативы.

После прочтения всех предлагаемых изменений – в том числе и такого, которое с виду позволяет назначить председателя и зампреда КС вовсе не из состава нынешних судей, становится понятно, почему численность этих судей была сокращена. Эксперты поначалу удивлялись, как же 11 человек справятся с валом исков. Ныне ясно, что вала не будет, а источником развития Основного закона КС быть перестает. Но зато именно в таком сплоченном коллективе удобно нести вахту на страже президентских полномочий. Отметим, что КС, по замыслу модификаторов Конституции, должен стать своего рода резервом. Он выступит вперед в случае совершенно гипотетической ситуации, когда взбунтуется Госдума, приняв вредный для лидера нации закон, затем к этому бунту присоединится и Совет Федерации. Если все это когда-то все-таки случится, то КС тогда и окажется на нужной охранительной позиции. Еще раз повторим, что все это походит на подготовку к замене нынешнего руководителя на менее авторитетного у элит преемника.

Доктор юридических наук Илья Шаблинский сказал «НГ», что у него впечатление и от законопроекта, и от поправок к нему очень тяжелое. «Для чего все это делается, было ясно с самого начала, когда вносились поправки к Конституции. Президент теперь может снимать судей двух высших судов, а для этого нужны поводы. Но это разрушает принцип разделения властей, ведь получается, что глава государства сконцентрировал всю власть в своих руках», – подчеркнул эксперт. При этом он добавил, что необходимости в таких поправках и не было. Уже давно были оформлены и негласно существовали правила поведения для судей КС. Поэтому, полагает Шаблинский, «наверное, это желание самого президента». Что касается запрета на публикацию особых мнений, то эксперт считает, что это «нарушает и нормы закона о КС, и принцип свободы слова». По поводу граждан он подтвердил, что из характера вносимых поправок следует в целом затруднение их возможности обратиться в КС. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В Белоруссии продолжаются репрессии

В Белоруссии продолжаются репрессии

Антон Ходасевич

Лукашенко распорядился увольнять забастовщиков и отчислять протестующих студентов

0
411
Режим Лукашенко поддержит Союзная армия

Режим Лукашенко поддержит Союзная армия

Владимир Мухин

Москва и Минск планируют дополнительно разместить в Белоруссии совместные группировки войск

0
668
О чем академики пишут вождям

О чем академики пишут вождям

Юрий Батурин

Нобелевские премии в России появятся, когда будут выполнены три простых условия Петра Капицы

0
515
Сибирское отделение науки

Сибирское отделение науки

Игорь Шумейко

В поисках компромисса между государственным управлением и свободным поиском ученого

0
252

Другие новости

Загрузка...