0
3580
Газета Политика Печатная версия

06.07.2021 19:28:00

У адвокатов будет меньше аргументов против обвинения

Конституционный и Верховный суды повысили значение внутриведомственных экспертиз

Тэги: суды, кс, вс, внутриведомственные экспертизы, адвокатура


суды, кс, вс, внутриведомственные экспертизы, адвокатура В Конституционном суде отвергли подозрения о возможной предвзятости следственных органов. Фото PhotoXPress.ru

Конституционный суд (КС) признал законность заключений тех экспертов, которые состоят в ведомственной подчиненности правоохранительным органам – например, Следственному комитету или МВД. То есть КС отверг опасения, что содержание подобных экспертиз может зависеть от должностного лица, их назначившего, а следовательно, работать на обвинительный уклон приговоров. Одновременно и Верховный суд (ВС) решил отказаться от возможности рецензирования судебных экспертиз, чем обычно занимаются адвокаты, пытаясь защищать своих клиентов.

Заявитель в КС пытался оспорить ряд тех норм Уголовно-процессуального кодекса (УПК), которые позволяют устанавливать вину человека на основании заключения экспертов, подчиненных органам предварительного расследования. Гражданин настаивал, что существование экспертных подразделений при правоохранительных ведомствах нарушает конституционные принципы «беспристрастности, независимости и состязательности уголовного процесса».

КС решил вообще не рассматривать данную жалобу: дескать, давать разъяснения в части правомерности проведения таких экспертиз должны суды общей юрисдикции при рассмотрении конкретных дел по существу. Более того, КС полагает, что оспариваемые нормы нельзя назвать неопределенными и нарушающими чьи-то права. Есть достаточные процессуальные гарантии для участников процесса: за заведомо ложное заключение экспертам грозит уголовная ответственность. В то же время суд, напомнили в КС, «не освобождается от обязанности исследовать доводы сторон и при возникновении у него сомнений в допустимости и достоверности представленных доказательств – отвергнуть их». В решении КС упоминается даже право защиты обжаловать экспертизу, заподозренную в служебной зависимости.

Однако возможность воспользоваться таким правом на практике и сейчас является не более чем декларацией, а скоро превратится в почти фантастическое допущение. Так, ВС уже скорректировал свое постановление «О судебной экспертизе по уголовным делам» от 2010 года, запретив экспертам отвечать на правовые вопросы, в частности на те, которые связаны с «оценкой достоверности показаний кого-либо из участников процесса». Одновременно ВС постановил отказаться от такого института, как привлечение к уголовному процессу специалистов, в том числе для рецензирования заключений экспертов. Формально предполагается, что этим будут заниматься сами суды. Однако служители Фемиды уже сейчас чисто формально оценивают официальные экспертизы, чаще всего они автоматом копируются в обвинительный приговор.

Как пояснил «НГ» управляющий партнер санкт-петербургского офиса КА Pen & Paper Алексей Добрынин, решения высших судебных инстанций касаются фундаментальных вопросов процессуального права. В настоящее время, подтвердил он, заключения экспертов и специалистов широко распространены как виды доказательств практически по всем категориям дел, а в некоторых они имеют ключевое значение. И если решение КС в большей степени касается организации производства экспертиз, то ВС ужесточил позицию по правилам их оценки именно как доказательств. «Сейчас не только в системе МВД, но и в ФСБ существуют экспертные подразделения, которые готовят свои заключения», – подчеркнул Добрынин, напомнив при этом, что в идеале эксперт не только не должен напрямую подчиняться какой-либо из сторон процесса, но и вовсе не может быть включен в систему правоохранительных органов. Кстати, в свое время как раз по этой модели создавался Российский федеральный центр судебной экспертизы при Минюсте РФ.

Когда следователь собрался проводить экспертизу, он знакомит обвиняемого с соответствующим постановлением – и у защиты, конечно, есть право предложить своих экспертов в дополнение к тем, которых нашел следователь, или поставить дополнительные вопросы. Но следователи обычно не слышат просьб защиты: «В результате эксперты почти в 95% случаев отвечают на вопросы и приходят к выводам, которые необходимы следователю для доказывания вины обвиняемого». Суды же берут из подобных экспертиз выводы, которые ложатся в основу приговора. То есть говорить о равноправии сторон не приходится. Добрынин пояснил, что в последнее время действительно получили распространение в некотором роде рецензии на экспертные заключения – то есть оценки других специалистов относительно достоверности выводов их коллег. Этот механизм возник в 2010 году, но существовал недолго, хотя использовался на практике, что способствовало состязательности хотя бы на этапе оценки экспертизы. Теперь же ВС считает, что оценка доказательства в качестве правового вопроса не может входить в компетенцию другого эксперта. «В этом смысле возможности защиты могут уменьшиться, поскольку суды будут отклонять ее ходатайства о привлечении специалистов», – сказал «НГ» Добрынин, отметив, что с учетом большего доверия судов к экспертизам от обвинения они будут оценивать их не содержательно, а формально. «Уже сегодня суды, например, отвергают заключение стороны защиты и принимают экспертизу обвинения только потому, что вот следователь предупредил эксперта об ответственности за дачу ложного заключения. Подобный формальный подход приводит к вынесению незаконных и необоснованных решений», – заявил собеседник «НГ».

Советник Федеральной палаты адвокатов Нвер Гаспарян также считает, что «ведомственный эксперт по определению не может быть объективным и независимым». Но КС, по его словам, не захотел ломать сложившуюся систему экспертной работы, поскольку для изменений потребовались бы серьезная структурная перестройка и материальные затраты. Что же касается постановления ВС, то де-юре в соответствии со ст. 74 УПК «заключение специалиста, к которому вправе прибегнуть сторона защиты, остается одним из видов доказательств по уголовному делу». Но проблема не в законодательной регламентации, а в правоприменении и еще – в неспособности судов признать равной доказательственную силу экспертиз, производимых госучреждениями, и заключений специалистов из частных организаций. «К сожалению, следственная и судебная практика в подавляющем большинстве случаев складывается не в пользу последних», – подчеркнул Гаспарян.

Управляющий партнер юркомпании AVG Legal Алексей Гавришев сказал «НГ», что оба решения затрагивают давний спор о независимости ведомственных экспертных учреждений, и констатировал факт, что «сторона защиты лишена возможности прибегать к помощи экспертов и специалистов для выстраивания своей позиции». Зампредседатель КА «Корчаго и партнеры» Тимур Баязитов уточнил, что бывает и так, что экспертизы, сделанные в МВД или Минюсте, более качественны, нежели те, что выполнили частники. По его мнению, дело не столько в подчиненности правоохранительным органам, сколько в квалификации экспертов и их взаимоотношениях со следователем. Так что необходимо выстраивать систему, где «следователь и эксперт никаким образом не взаимодействовали бы друг с другом непосредственно».

Впрочем, считает член Ассоциации юристов России Ольга Митева, КС и ВС лишь упорядочили вопросы использования экспертизы в уголовном процессе. По ее словам, эксперты в своей деятельности априори независимы, их принадлежность вместе со следователями к одному ведомству «никак не может быть основанием для признания экспертизы некомпетентной». Позиция ВС тоже основана на практике: отказаться от использования фигуры «толкователя» экспертизы он решил потому, что большинство заключений не настолько сложны для понимания, чтобы судьи не могли самостоятельно их прочесть и изучить. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Экономика и тюркская идентичность толкают венгров на Восток

Экономика и тюркская идентичность толкают венгров на Восток

Виктория Панфилова

Приверженность традиционным ценностям, с точки зрения внутренней политики Узбекистана, во многом перекликается с ценностями Венгрии

0
1180
Болсонару перенес борьбу за пост президента Бразилии во второй тур

Болсонару перенес борьбу за пост президента Бразилии во второй тур

Данила Моисеев

Провала правых сил, спрогнозированного аналитиками, на выборах не случилось

0
945
Инструменты, легенды и мифы имперской республики

Инструменты, легенды и мифы имперской республики

Алексей Мазус

Евгений Кожокин

Борьбу с эпидемией ВИЧ/СПИД нужно избавить от влияния политизированных концепций

0
745
Хуситы хотят лишить Эр-Рияд и Абу-Даби точки финансовой опоры

Хуситы хотят лишить Эр-Рияд и Абу-Даби точки финансовой опоры

Игорь Субботин

Возобновление войны в Йемене угрожает саудовскому и эмиратскому нефтепрому

0
1101

Другие новости