0
2806
Газета Политика Печатная версия

12.02.2024 20:03:00

Отдельного ведомства по миграции за два месяца не создано

Репатриация "русского мира" выглядит больше лозунгом, чем государственной политикой

Тэги: миграционная политика, госструктура, репатриация, русский мир, соотечественники, добровольное переселение

On-Line версия

миграционная политика, госструктура, репатриация, русский мир, соотечественники, добровольное переселение Госпрограмма по переселению в Россию гарантирует не только правовой статус, но и денежные выплаты. Фото с сайта www.omskmintrud.ru

Исполняется два месяца заявлению президента РФ Владимира Путина о необходимости отдельной госструктуры, которая будет комплексно заниматься всей миграционной политикой, но пока нет и намека на возможные решения. По информации «НГ», Форум переселенческих организаций и Институт стран СНГ на этой неделе готовят совещание по ситуации с соотечественниками. Один из вопросов – передача «русского мира» под гражданское ведомство, поскольку действующий аппарат, мол, не может организовать репатриацию. Между тем МВД, полномочия которого пришлось бы сократить, сообщило, что по итогам прошлого года отмечено рекордно низкое число участников госпрограммы по переселению в Россию.

О возможном организационно-штатном мероприятии – создании особого миграционного ведомства президент сообщил в ходе «Прямой линии» на ТВ 14 декабря. «Нужен специальный орган, не только МВД, который занимается техническими и правовыми вопросами. Нужен орган, который смотрел бы на эту проблему в комплексе и своевременно бы находил решения по каждому аспекту этой проблемы», – сказал тогда Путин. Между тем отдельного списка поручений главы государства по итогам «Прямой линии» так и не появилось, нет и никаких намеков на то, что власти готовятся к появлению новой госструктуры.

Судя по всему, на совещании, которое организуют Форум переселенческих организаций и Институт стран СНГ, будет обсуждаться и эта ситуация. По информации «НГ», аргументы в пользу отдельного ведомства по миграции просты: это необходимо в связи с увеличивающимся потоком внешней миграции – как трудовой, то есть временной, так и репатриационной. По словам общественников, занимающихся данной темой, растет запрос на переезд в Россию со стороны соотечественников, например из так называемых недружественных стран.

Но нынешние миграционные органы показывают неготовность к работе с такими приезжими. Свежие тому примеры – это, скажем, приговоры о депортации соотечественников (русскоязычных граждан из Латвии и Узбекистана или староверов из Бразилии и США), чья вина состояла только в нарушении сроков пребывания в России. Кроме того, хотя с начала прошлого года было известно о возможной депортации уже из Латвии нескольких тысяч граждан РФ, которые проживали там постоянно, а в октябре произошли и первые высылки тех, кто не сдал экзамена по латышскому языку, система оперативного приема таких людей к настоящему времени так и не разработана. Как утверждают правозащитники, депортантам не предлагается в стране никакого временного пристанища, не оказывается помощь в экстренном получении статуса вынужденного переселенца и каких-либо пособий.

При этом статистика МВД России свидетельствует, что принятая еще в 2006 году программа содействия добровольному переселению соотечественников с каждым годом теряет в привлекательности. Она была призвана помочь вернуться в РФ людям, оказавшимся за ее пределами после распада СССР. Таковые желающие, конечно, пока есть, но численные показатели идут все время вниз, а не вверх. Например, в прошлом году в подразделения МВД и МИД обратились 63,6 тыс. человек, 55,4 тыс. из которых получили свидетельства участника программы, но реально перебрались и встали на учет только 45,1 тыс. человек. Это самый низкий показатель за последнее десятилетие, а тем более такое падение заметно по сравнению с 2022-м. Тогда о желании переселиться заявили 112,7 тыс. человек, свидетельства получили 100,3 тыс., до России доехали 64,8 тыс. соотечественников, хотя у ряда экспертов есть сомнения, что большинство составили именно русскоговорящие жители стран СНГ.

Эксперт Форума переселенческих организаций Галина Рагозина пояснила, что падение показателей, с одной стороны, связано и с тем, что у приезжих, допустим, из Молдовы и Казахстана, откуда и был значительный объем переселенцев, теперь нет необходимости участия в госпрограмме. Новации законодательства позволяют им приехать в любой регион России, оформить бессрочный вид на жительство, а затем получить и гражданство. А теперь еще и свидетельство участника госпрограммы действует пять лет, а значит, многие, с учетом обстановки и политической, и экономической, вероятно, просто не торопятся с переездом. И, конечно, хотя с конца октября по новому закону о гражданстве РФ участники госпрограммы и члены их семей могут не получать разрешений на временное проживание, а сразу подавать на гражданство, «многие боятся, что мужчин в итоге призовут».

Одновременно сильно понизили интерес к госпрограмме трудности или вовсе отказы при оформлении пенсий. «Второй год на всех уровнях поднимаем вопрос о ненадлежащих запросах, посылаемых пенсионными органами России в Казахстан, а ситуация не меняется. Суды завалены обращениями переселенцев, но даже в случае положительных решений получаются минимальные пенсии», – отметила Рагозина. Или, например, у врачей из числа переселенцев возникают проблемы с подтверждением категорий, а значит, им проще не переезжать, а оставаться в прежнем государстве. Ситуация с учителями, которым не всегда засчитывают их квалификацию и категории, аналогичная, есть проблемы и у переселенцев из числа бывших военных, сотрудников силовых структур, МЧС и др. По-прежнему не так легко оформить положенные компенсации и выплаты, проще от них вообще отказаться. Например, есть указание оплачивать провоз багажа автотранспортом, но это не делается. С 1 января в госпрограмму будут включены репатрианты, которые смогут приехать в любой регион, что должно увеличить количество желающих вступать в нее, хотя вряд ли это существенно. Ведь тем же репатриантам можно будет получить в РФ статус и без программы, просто приехав в страну. Однако и тут, к сожалению, пока непонятно, как будет на деле реализовываться соответствующий указ президента. Скажем, некоторые регионы не справились и с сокращенным потоком переселенцев, возникли проблемы с предоставлением им временного жилья и трудоустройством. Впрочем, уверена Рагозина, сворачивать госпрограмму тоже нельзя, из дальнего зарубежья выезжает много людей, которым нужна помощь с перевозкой вещей, подъемные и прочие выплаты.

Как считает член президентского Совета по правам человека Александр Брод, оценка статистики МВД некоторыми экспертами производит неоднозначное впечатление. Вывод о том, что переселение катастрофически сократилось, «не стыкуется с утверждениями МИД РФ и ряда организаций соотечественников, которые говорят о росте русофобии за рубежом, активной дискриминации россиян и их повышенном интересе к переезду в Россию». Другое дело, как переселение происходит. Дескать, «кто-то, как рижский правозащитник Руслан Панкратов, которого замордовали уголовным преследованием в Латвии, запрашивает временное убежище, кто-то использует госпрограмму, кто-то легализуется по упрощенному порядку приема в гражданство РФ, это жители Белоруссии, Казахстана и Молдовы, а у кого-то уже есть российское гражданство». Упомянул Брод и о трудностях. К примеру, о препонах, которые чинят дипломатическим и консульским миссиям РФ за рубежом, о понижении уровня дипотношений со многими государствами. «Когда возрастает нагрузка по приему документов, то это снижает оперативность их рассмотрения. А трудности в сборе документов у переселенцев из-за рубежа? А проблемы при пересечении границ на автомобилях? Обо всех этих мытарствах людей молчать нельзя. Что же касается самой госпрограммы, то она неоднократно подвергалась критике за бюрократизм, отсутствие должного информационного сопровождения, низкий сервисный уровень. Пора бы уже заработать и институту репатриации, который отныне предусмотрен в законодательстве», – подчеркнул Брод. И он категорически отверг утверждения, что соотечественников якобы «рассматривают преимущественно как материал для агрессивных политических проектов», а социально-экономическая ситуация в РФ якобы не стабильна. Это уже не правозащитно-экспертный, а сугубо политизированный подход, заявил Брод. Он не отрицает случаев, когда с адаптацией приезжих возникают проблемы, но готов привести и немало позитивных примеров. «Мои знакомые вернулись из Германии в Ставропольский край, прекрасно устроились и вдобавок консультируют других переселенцев из разных стран, делятся опытом, чтобы те не набили шишек при возвращении», – заметил он.

Доцент РАНХиГС, член экспертного совета отделения Всемирного русского народного собора по Москве Михаил Бурда напомнил «НГ» о трудностях, как правило, юридического и бюрократического характера, с которыми теперь сталкиваются наши соотечественники в странах Западной Европы, США, но прежде всего – в Прибалтике. Они просто не могут получить некоторые из тех документов, которые требуют в России. Он также пояснил, что сейчас в госпрограмме участвует меньше жителей Украины, которые могут получать российские паспорта на территории новых субъектов РФ. «Конечно, эти факторы могут отразиться на количественных показателях программы, которые, кстати вторичны. Первично же то, кто по этой госпрограмме приезжает: культурно близкие, говорящие на русском языке соотечественники, рассматривающие Россию, как свою родину, или соискатели социальных выплат из более бедных государств, для которых российский паспорт – это решение финансовых проблем», – подчеркнул Бурда. И отметил еще один немаловажный фактор, способствующий сокращению участников госпрограммы по переселению: «Благодаря активной позиции правоохранительных органов, напоминающих новым россиянам, которые часто забывают о воинском учете, и помогающих им добираться до военных комиссариатов, многие мигранты начали более взвешенно подходить к оформлению статуса российского гражданина. Ведь теперь паспорт – это о том, чтобы не только получить материнский капитал, но и пойти отдать воинский долг новой родине. А это многих останавливает, так как родина у них осталась там». Одновременно Бурда возмутился очередным исследованием профильного института РАН, где утверждается, что решение проблем с численностью населения для России возможно только в рамках замещающей миграции из более демографически активных государств: «Целый институт РАН не придумал ничего лучшего, кроме как завезти миллионы гастарбайтеров, что выглядит особенно кощунственным в рамках объявленного в 2024-м года семьи». И есть, по его мнению, больший вопрос, как такой подход коррелируется с позицией президента РФ, который неоднократно заявлял о необходимости решать демографические вопросы, опираясь, в первую очередь, на внутренние ресурсы и потенциал «русского мира».


Читайте также


Появится ли министерство национальной политики и иммиграции

Появится ли министерство национальной политики и иммиграции

Михаил Бурда

Функции контроля, учета и противодействия нелегальному переселению иностранцев нельзя передавать гражданскому ведомству

0
2776
Армяне намерены требовать у Баку репарации за Карабах...

Армяне намерены требовать у Баку репарации за Карабах...

Светлана Гамова

Молдаване обещают "что-то сделать" в Приднестровье

0
5718
Об особенностях миграционной политики России

Об особенностях миграционной политики России

Перевод слова "гастарбайтер" подсказывает, как совмещать интересы экономики и нацбезопасности

0
6578
Новый закон избавит французов от новых волн иммиграции

Новый закон избавит французов от новых волн иммиграции

Наталия Лапина

Одних беженцев будут интегрировать, других – выдворять

0
16071

Другие новости