0
3921
Газета Стиль жизни Печатная версия

31.03.2022 18:31:00

Куда выведет нить Ариадны. В московских дворах висели таблички "Вход нищим, старьевщикам и кукольникам запрещен"

Ирина Осинцова

Об авторе: Ирина Сергеевна Осинцова – актриса, режиссер.

Тэги: театр кукол, сергей образцов, воспоминания


театр кукол, сергей образцов, воспоминания Из студента ВХУТЕМАСа Образцов превратился в эстрадного артиста, выступающего в единственном в своем роде жанре – романсы с куклами! Фото с сайта www.puppet.ru

Я актриса в Театре кукол имени Сергея Образцова. Служу в этом театре уже больше двадцати лет. Но когда поступала в театральный вуз, вовсе не планировала связывать свою жизнь с куклами. Просто что-то пошло не так, и я стала, как это называют, «кукольницей».

За двадцать с лишним лет я ни разу не пожалела, что все сложилось как сложилось. Это была цепочка неслучайных случайностей, которые в результате сплелись в кружево. Но изнутри это осознать очень сложно. Так ощущает себя человек, стоящий в одном из ходов бесконечного лабиринта. Он видит только несколько метров перед собой и несколько метров позади себя. Он не видит логики пути. Как Тезей в поисках Минотавра, он идет на ощупь, без четкого понимания, что его ждет за ближайшим поворотом. И если бы не спасительная нить Ариадны, найти путь практически невозможно.

Что-то мне подсказывает, что такая нить есть у каждого в руках, только не каждый понимает, как это работает. Неосознанно, нежданно-негаданно мы оказываемся в нужное время в нужном месте, и пазл складывается. И только спустя время, приподнявшись над прошедшими событиями, мы можем увидеть, что странности, неожиданности и повороты образуют очень красивый и ни на что не похожий узор. Узор жизни.

Я иногда думаю, что привело меня в мою профессию? Как удивительно все сложилось! Созвучные с этими мысли как-то прочитала в книге Сергея Владимировича Образцова «Моя профессия». Я думаю, что если бы в 20 лет ему сказали, что он станет создателем знаменитого на весь мир театра кукол, изобретателем отдельного сценического жанра, великим театральным деятелем, одним из самых известных людей планеты, он сильно бы удивился. Ведь в тот момент он учился в художественном училище на факультете графики. Но невидимая нить Ариадны привела его к куклам.

На своем пути к профессии он вспоминает куклу Бибабо, которую ему года в четыре подарила мама. Она надевалась на руку, и маленький Сережа очень любил «общаться» ею с другими людьми. Следующая веха – это попытка в голодные двадцатые годы вместе с однокурсниками делать кукол на продажу. Бизнес не пошел, а сделанная кукла осталась у Образцова и развлекала студентов между занятиями. Первые сценки с куклами делались без прицела на заработок или мировую славу – для своих, чтобы, придя в гости, развлечь друзей.

И вдруг первое неожиданное предложение выступить в концерте, потом в другом, потом в третьем, и вот спустя несколько лет Образцов из студента ВХУТЕМАСа становится известным эстрадным артистом, выступающим в единственном в своем роде жанре – романсы с куклами!

А потом уже его нашло предложение делать государственный театр кукол. И первые годы работы театра сложно назвать благополучными. Начать с того, что жанр был новорожденный. Профессия создавалась с нуля. Кадров не было. Ни режиссеров, ни артистов, ни художников, ни драматургии. И знания о мировом опыте минимальные.

Кроме всего нужно сказать, что, когда Образцов был ребенком, профессия кукольника была «не уважаемая». Во многих дворах Москвы висели таблички «Вход нищим, старьевщикам и кукольникам запрещен». То есть кукольники приравнивались к нищим. Это были бродячие артисты, которые с ширмой, перчаточным Петрушкой и с шарманкой на плече ходили по улицам и дворам и там показывали свои представления прохожим.

В каком-то дворе удавалось заработать несколько монет, а из какого-то могли и взашей прогнать. Любители подсчетов могут при желании прикинуть, сколько километров за жизнь проходил кукольник, неся на себе весь свой театральный скарб, в котором одна только шарманка весила под 20 килограммов.

Одним из таких бродячих кукольников был Иван Афиногенович Зайцев, о котором Образцов пишет, что он был на редкость благочестивый человек, из старообрядцев, не курил, никогда не употреблял спиртного и в знак искупления какого-то ему одному ведомого греха каждый день крестился пудовой гирей. Один из тех странных, может, для кого-то – сумасшедших людей, обошедших страну пешком с куклами и ширмой за спиной.

Согласитесь, что такую профессию сложно назвать «делом мечты». Она, конечно, дает человеку очень много. Тут и творчество, и впечатления, и путешествия. Не дает только того, что мы так ценим, а именно – комфорт, стабильность и уважение. Вот на таком уровне развития был у нас в стране театр кукол, когда в 30-е годы за это взялся Образцов.

67-8-2480.jpg
Как Тезей в поисках Минотавра, ты идешь
на ощупь, без четкого понимания, что ждет
за ближайшим поворотом.  Мэтр де Кассони
Кампана. «Тесей и Минотавр», (фрагмент),
1500–1525 гг.,  музей Пети-Пале, Авиньон.
Страна создавалась заново после пережитой катастрофы распада и разрухи 20-х, а с ней создавались и новые профессии. В том числе и профессионального кукольника. И он впрягся в эту идею. И его энтузиазм и вера примагнитили целое созвездие уникальных людей, которые, приходя в маленькую комнатку в переулке около Тверской, думать не думали, что в ком-то из них скоро откроется талант художника-конструктора, а в ком-то – талант артиста и режиссера. Просто шли по наитию. И трудности их не пугали. Работали в режиме «от забора и до заката». Это была эпоха удивительных энтузиастов, которых, кажется, менее всего на свете интересовал бытовой комфорт.

Кстати, о бытовом комфорте. Уже будучи директором и художественным руководителем знаменитого на весь мир театра, Образцов жил по меркам советского человека хорошо – отдельная квартира рядом с Тверской, в доме, который специально строился для артистов. Вдобавок он был страстным коллекционером: картины, театральные куклы и маски, музыкальные шкатулки делают его квартиру похожей на лавку чудес. И вот однажды, об этом мне рассказали сотрудники нашего музея, после экскурсии по мемориальной квартире один посетитель посочувствовал: «Надо же, такой великий человек и так бедненько жил».

Ну, конечно, сегодня у знаменитых людей возможности совсем иные. Но 90 лет назад размер квартиры было последним, что интересовало этих людей. Творческий азарт подхлестывал их и гнал вперед, не давая возможности заметить, что ты уже лет десять носишь одно и то же пальто или что у тебя одна пара обуви на весь год.

И таких людей было много. Одним из них, например, был мой дядя, Леонид Семенович Маслюков, который родился в семье клоуна бродячего цирка. А это значит, что ты ежедневно, с момента рождения, сдаешь экзамен на выживание. Зимой вся труппа вместе с детьми спала прямо на арене, укрывшись ковром, на котором днем давались представления. Просто чтобы не замерзнуть.

Тут нить Ариадны была более очевидна – какой еще был выбор у мальчика, родившегося в цирке? Он с малых лет вышел на арену, с братьями организовал знаменитое на всю советскую Россию акробатическое трио, потом стал режиссером, педагогом, создателем единственной в СССР мастерской эстрадного искусства, где эстрадникам придумывали концертные программы.

И вы очень удивитесь, узнав, что он привозил с зарубежных гастролей. Он привозил оттуда... токарные станки. Уже уйдя на покой, почти до конца жизни проводил время за работой на них, изобретая и конструируя цирковой реквизит для трюков и фокусов. Я хочу сказать, что это такой особый сорт людей. У них во лбу звезда горит. Звезда Призвания. Они о ней не знают, но она им путь подсвечивает. Какие бы хаос и разруха вокруг ни творились, они, как атланты, – держат небо на каменных плечах. Не просто держат. Еще и ремонтируют его.

Я же держу в руках кусочек моей нити Ариадны. Куда она меня приведет, я не знаю, но я ощущаю ее на кончиках пальцев. Она есть. А значит, куда надо она меня выведет. 


Читайте также


Всем испуганно рад

Всем испуганно рад

Елена Семенова

Дмитрий Воденников о кричащей полоске света и потайной двери, через которую можно выйти небольшой труппой кукольного театра

0
3397
Температура цвета морской волны. Ревизия дома и неизбежные мыслеоперации

Температура цвета морской волны. Ревизия дома и неизбежные мыслеоперации

Ольга Фатеева

0
3462
Неприличное слово в конце

Неприличное слово в конце

«НГ-EL»

Первосентябрьские воспоминания о школе и не только

0
4827
Обжигающим пером

Обжигающим пером

Виктор Леонидов

Четверть века жизни «вермонтского отшельника»

0
3087

Другие новости