0
8264
Газета Стиль жизни Печатная версия

28.05.2023 16:32:00

Страна рИальных миллионеров

Иранцам санкции не страшны

Юрий Сигов

Об авторе: Юрий Игоревич Сигов – журналист-международник.

Тэги: иран, традиции, обычаи, культура, экономика, западные санкции


иран, традиции, обычаи, культура, экономика, западные санкции Башня Азади – символ независимости Ирана. Фото автора

«– …Нет, вы точно не русский. – Почему? – Русские не знают иностранных языков, никогда не улыбаются и убивают украинцев». Так «поприветствовал» меня менеджер одного из тегеранских отелей, а на вопрос, откуда у него такие «глубокие познания» о России, он не моргнув глазом ответил: «Вы что, считаете меня невеждой? Я ведь каждый день смотрю телевизор!»

С уверенностью могу сказать, что и за территорией Ирана информации о том, как живет эта страна, находящаяся под мощнейшими западными (прежде всего американскими) санкциями, и каким видит свое будущее, ничуть не больше. Те, кто какими-то путями и по чистой случайности попадает в Иран (по типу российских футболистов, игравших с местной сборной в Тегеране несколько месяцев назад), рассказывают об этой стране такое, что возникают очень большие сомнения: а Иран ли они посещали?

Наверное, нет смысла детально рассказывать о тех красотах и удивительных метаморфозах настоящей персидской культуры, архитектуры, понимания окружающего мира. На это не хватит никаких статей и книг, да и самое главное, что роднит Россию и Иран – во многом взаимосвязанное великое имперское прошлое, почти всегда по какой-то странной причине обходят даже весьма уважаемые эксперты стороной.

Разумеется, уникальные шахские дворцы Тегерана, широченная площадь имама в Исфахане, точеные мечети Шираза и величественные развалины древней столицы Персии Персеполиса (ну и, конечно же, консервативный, но невероятно очаровательный Йезд) достойны того, чтобы посещать Иран каждый год, и не на один месяц. Но я остановлюсь лишь на самом ныне актуальном для заграничных гостей Ирана: как вот уже более 40 лет эта страна живет под санкциями? Почему до сих пор не сдалась «санкционному смотрителю из-за океана» и к чему стремится самая активная часть иранского общества – молодежь?

Для начала – о сохраняющейся закрытости Ирана от любого внешнего влияния. А во многом именно этим объясняется желание что рядовых, что вполне прилично обеспеченных иранцев общаться с любым иностранцем. Языков подавляющая часть иранцев не знает никаких (а чем Россия лучше?), но попытаться завязать диалог, рассказать о своей стране, выразить гордость тем, что «не сдаемся, как бы трудно нам не было», ощущается везде – от столичных ресторанов до старинных караван-сараев, оборудованных под незатейливый ночлег путника.

Что касается западных санкций, то они в принципе ощущаются в Иране на каждом шагу. Однако иранцы уже нашли сотни способов, как их обходить. Так, львиная доля иностранных товаров, ввозимых из той же Америки и Европы в Иран, поступает из соседних Объединенных Арабских Эмиратов. К примеру, известная швейцарская компания только на торговле с ОАЭ зарабатывает сотни миллионов долларов ежегодно, хотя всем понятно, что доставляемые из Европы контейнеры в Дубай тут же перегружаются на быстроходные грузовые баржи, и через Ормузский пролив товары отправляются в иранский порт Бендер-Аббас.

Американцы сделали так, что в Иране не работают Youtube и все западные мессенджеры. Нельзя здесь прочитать в интернете американские газеты и не показывает СNN. Но… Все это «продвинутые иранцы», особенно молодежь, смотрит и читает без каких-либо проблем. Каким образом? Есть иранский аналог VPN, который сначала надо установить на свой смартфон, а потом установить туда же уже свой, заграничный VPN.

А еще американцы запретили и своим, и западным компаниям строить в Иране автозаводы и завозить автомобили в эту огромную 80-миллионую страну. Ну и что? Иранцы сами модернизировали старый французский аналог Peugeot и выпускают целую линейку автомобилей этого класса.

То же самое с самолетами иранской гражданской авиации. А уж иранские авиакомпании, летающие внутри страны на своих самолетах, дадут сто очков вперед в плане сервиса и удобств любым самым раскрученным западным аналогам.

12-1-2-t.jpg
В Тегеране бросается в глаза большое число
симпатичных девушек. Фото Reuters
Как и отныне в России, не работают в Иране банковские карточки Mastercard и Visa. Но зато работают карточки трех десятков иранских банков, причем во многих местах (в музеях, куда вход стоит всего 2 долл.) туда можно попасть, только заплатив за билет банковской картой. А чтобы ее иметь, иностранцу надо открыть счет в иранском банке. Но если счета нет? Значит, при входе в музей договариваешься с кем-то из местных (иногда это школьники, знающие несколько слов по-английски), даешь ему наличные, а он за тебя платит картой за билет.

Зато с американским долларом в Иране можно прийти к любому меняле, и их тут же он возьмет на обмен (курс, правда, интересный: примерно 500 тыс. риалов за один доллар США, а когда начинаешь платить за отель, то приходится вынимать две солидные пачки купюр, среди которых старые, совсем старые и вроде как новые иранские деньги – туманы и риалы, которые, кроме Ирана, нигде больше не принимают). А вот российские рубли никто здесь не возьмет.

Отдельная история – находящееся в самом центре Тегерана бывшее посольство США. Такого больше точно нигде в мире не увидишь: дипломатические отношения разорваны были более 40 лет назад (в Вашингтоне я жил рядом с бывшим иранским посольством на Массачусетс-авеню, которое вот уже много лет стоит пустым), а посмотреть на то, чем Соединенные Штаты занимались в Иране все те годы, можно в этом здании и сегодня.

Само бывшее посольство США именуется в Тегеране не иначе как «спай ден», то есть «шпионская берлога». А внутри комплекса зданий, занимающих целый квартал, можно ознакомиться с тем, как иранские студенты держали в заложниках американских и канадских дипломатов, сколько дней и ночей продолжалась та эпопея и чем конкретно в Иране в те годы занимались так называемые вражеские дипломаты. Экскурсии по бывшему посольству ведут иранские студенты, которые, рассказывая об Америке, где никогда не были, но которую хотели бы посетить, периодически восклицали «Долой Байдена» и «Да будь благословенны имам Хомейни и Путин».

А еще бросается в глаза большое число персидских девушек, желающих убрать горбинку со своих точеных, чарующих восточной красотой носиков. Делают они для этого пластические операции, заклеивают затем носики тоненьким пластырем (кстати, есть такие и среди ребят, но их намного меньше) и невероятно горды, что на подобный шаг по «облагораживанию лица» все же решились.

Зато насчет обязательных платков и всего того, что с иранскими женщинами, их носящими, связано, нет ничего более искаженного, чем репортажи западных телеканалов и прочих «информационных иносказителей», желающих очернить и саму страну, и ее милых жительниц. Да, на уровне студенток ощущается определенное влияние «западных свобод» – да еще при условии закрытости страны. Но именно как вызов существующим традициям и правилам. Это заметно, когда некоторые девчата иногда сдвигают платок на плечи – особенно вне помещений.

Однако по большому счету истинная персиянка без платка – это все равно, что жительница Саудовской Аравии в татуировках и купальнике бикини. Когда попадаешь в район Садаабад у подножья горного кряжа Точал и видишь тамошние роскошные особняки местного зажиточного класса, а потом обращаешь внимание, на каких машинах и в каких одеяниях (включая тончайшей работы платки) выруливают оттуда местные жительницы, то сразу понимаешь: никакие санкции и ограничения, как и никакие попытки согнуть иранцев, своей цели не достигнут.

Потому как сегодняшние иранцы – это наследники великой империи Дария, династий шахов и правителей с вековой родословной, родины светочей мировой философии, медицины и поэзии, таких как Фирдоуси, Авиценна, Хафиз и Омар Хайям. А для них тысячей лет больше, тысячей меньше не принципиально во всех измерениях. Ведь даже те, кто покинул страну после свержения шаха в 1979 году, все равно возвращаются через многие годы жизни на Западе домой. А дом по-прежнему именно там, где тысячи лет назад жили их славные предки и где по-прежнему сохраняется неистребимый персидский дух имперского прошлого…



Читайте также


Константин Ремчуков. КНР в Центральной Азии: Си считает железную дорогу Китай - Киргизия - Узбекистан стратегическим проектом

Константин Ремчуков. КНР в Центральной Азии: Си считает железную дорогу Китай - Киргизия - Узбекистан стратегическим проектом

Константин Ремчуков

Мониторинг ситуации в Китайской Народной Республике по состоянию на 10 июня 2024 г.

0
1212
Главный противник Турции обзавелся иранскими ракетами

Главный противник Турции обзавелся иранскими ракетами

Игорь Субботин

Анкара подозревает Тегеран в попытке ослабить ее позиции в регионе

0
1839
К программе получения надбавок к пенсии могут присоединиться еще два молдавских города

К программе получения надбавок к пенсии могут присоединиться еще два молдавских города

НГ-Online

0
2730
Есть ли будущее у двигателей внутреннего сгорания

Есть ли будущее у двигателей внутреннего сгорания

Олег Никифоров

Машины на биоэтаноле борются за рынок с электромобилями

0
1988

Другие новости