0
6950
Газета Стиль жизни Печатная версия

15.02.2024 19:21:00

Про Японию и возвращение "русского стиля"

В Токио думаешь о том, как теперь у них – и как могло бы быть у нас

Олег Мареев

Об авторе: Олег Михайлович Мареев – галерист, антиквар.

Тэги: япония, традиции, одежда, еда, декоративно прикладное искусство, петр первый, петербург, культурологическая подмена, русский стиль


35-8-2480.jpg
В Японии в кимоно и другой
традиционной одежде люди
не стесняются ходить по улицам.
Зябкая японка в шелковом кимоно на тротуаре зимнего Токио: смотрю на нее, и ее образ рождает целый вихрь мыслеобразов.

Как бы сложилась история всей планеты, если бы Петр I не решил поднять Россию на дыбы? Декоративно-прикладное искусство в странах Азии и Дальнего Востока – полноценное «академическое» направление, занимающее почетное место в центральных залах главных музеев столиц. Речь о керамике, фарфоре, металле, дереве, вышивке, лаковом искусстве. И в России все это было тоже, но после разворота на Запад у нас начали ценить по большому счету только живопись (и отчасти скульптуру), все остальное – так, ерунда, малозначимая художественная самодеятельность.

И на протяжении десятилетий, если не столетий, именно так декоративно-прикладное искусство и продолжает восприниматься. А ведь это – важнейший пласт национального культурного достояния, который мы позволили Петру отрубить вместе с нашими бородами. Добровольно положили голову на художественную плаху. Забудьте, чем занимались ваши предки целыми поколениями. Начинайте все по-другому. Как долговязые голландцы придумали, так мы за ними и будем повторять.

Кстати, вы знали, что в голландских паспортах фигурирует рост обладателя? Интересно, их прямо в паспортном столе заставляют снять ботинки и измеряют – помните, в детстве были такие штуки с планкой, которую нам клали на макушку? Прибор объективного контроля родом из СССР. «Так, так, не горбимся! Как-никак на паспорт вас измеряем!»

Поэтому когда от меня слышат: «Не очень люблю Питер», приходится объяснять, что Питер для меня – это символ России, которую мы потеряли. Мифический град Китеж, который мог бы быть, вместо которого возвели Мойку и мост с укрощенным лошадьми. Подсунули нам эклеры от долговязых голландцев, поманили нас припудренной Европой с фальшивыми мушками на щеках.

В особенности эта культурологическая подмена очевидна, когда возвращаешься из самодостаточных азиатских стран, обладающих эстетической цельностью: Китая, Японии. Понятно, что первая волна глобализации XIX–XX веков наложила значительный отпечаток на внешнюю сторону жизни во всем мире. Как ни крути, европейская (римская и греческая цивилизации в основе) культура была доминирующей на планете, и это нашло свое отражение во всех странах. Разве что Африка осталась, насколько я понимаю, черной дырой – территорией, практически не тронутой западным миром.

35-8-1480.jpg
Токио залит солнечным светом,
дробящимся в зеркальных окнах
небоскребов и расчерчивающим
город строгими тенями. 
Фото автора
Сохранение художественного ДНК нации в максимально нетронутом первозданном виде очень важно. Давайте представим, что какой-то из японских императоров настолько впечатлился европейскими манерами и кухней, что приказал всей стране резко завязать с рисом и татами и велел перейти на картошку и паркет. Можете себе представить? Вот и я не могу.

Однако в истории нашей страны произошло что-то подобное, резко изменившее траекторию ее развития. Как при столкновении небесных тел, просчитать дальнейшие изменения чрезвычайно сложно. Петр, как метеорит, воткнулся в развитие огромной страны и поменял ее вектор. А потом вы меня будете просить восхищаться стрелкой Васильевского острова? Русской души в белых стенах Владимирских соборов я чувствую больше, чем в циклопическом Исаакии. Петр влюбился в Амстердам и Стокгольм и скроил Петербург из архитектуры этих двух городов. Да, для России это все необычно, но для Европы, мягко говоря, вторично, разве нет?

Как сказал мой редактор: «Пишите искренне, тогда получится интересно». Вот я и пишу искренне. Про Петра, поднявшего Россию на дыбы, и про Японию, в которой по-прежнему существуют отели, принадлежащие одной и той же семье на протяжении 700 лет. Понятно, что история не знает сослагательного наклонения, но тем не менее, возвращаясь из Азии, всегда раздумываешь о том, как теперь у них – и как могло бы быть у нас.

001-t.jpg
Фото автора
Древняя Русь, Россия послепетровская – вплоть до революции. Затем СССР довоенный, СССР послевоенный, Россия периода полураспада в 90-е, Россия сегодняшнего дня. Они настолько разные, история страны словно из разных кусочков сшита. И просто чудо и провидение Божье, что в критические моменты страна не рассыпалась полностью.

Каждому, кто, потягивая совиньон блан, захочет порассуждать о том, в чем, по их мнению, мы не правы, я предложу посмотреть на карту и сравнить размеры стран. «Протянуть железнодорожную ветку в соседнюю деревню» – это же просто, усмехнется такой специалист, не учитывая масштабов страны. В европейских странах размером с носовой платок это, может быть, и легко, а когда соседняя деревня в 200 км и нужно прорубиться к ней сквозь вековую тайгу? Легко рассуждать. «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги».

Самый простой пример – в Японии кимоно и другие традиционные одежды можно увидеть на улицах, и они не являются чем-то странным, их носят не фрики, возвращающиеся с костюмных вечеринок. Это – часть культуры страны. Это – визуализация гордости. Это – парадная одежда, которую надевают, чтобы подчеркнуть значимость события. Внимание, вопрос: а у нас на улицах косоворотки и кокошники давно видели?

002-t.jpg
Фото автора
Сейчас много разговоров про возвращение «русского стиля» – прекрасно, что они ведутся, но пока все они большей частью беспомощны и наивны, как рисунки третьеклассника. И без попытки со стороны государства сформировать национальный художественный образ страны все это абсолютно бесполезно. Для этого нужно привлекать лучших мастеров из ныне живущих – самых сильных художников своего поколения. А не тех, кто просто удобен чиновникам Минкульта. И пока «русский стиль» пытаются сформулировать не билибины XXI века, а галеристки, возомнившие себя художницами, мы будем продолжать восхищаться силуэтом кокошника, помещенным на чехол китайского телефона. Вот и весь наш «русский стиль».

Каждый раз, когда возвращаюсь из Японии, вслед за восхищением приходит какое-то горькое похмелье, состоящее из риторических вопросов. И в какой-то момент мои путевые заметки чукотского писателя: «что вижу-то пою» начинают звенеть от праведного гнева. В следующий раз эти грустные мысли попрошу давать курсивом.

…Ужинал в рыбном ресторане набором, содержащим кусок трески. Фукусима, не Фукусима, совершенно не важно, в каком из городов. Высококлассная японская еда – это, конечно, какая-то магия. Есть просторечное понятие «хрючево» – ну такая, знаете, плошка, в которой намешано не важно что, главное, чтобы побольше и посытнее. Так вот качественная японская пища – это антитеза хрючева. Когда каждый кусочек имеет свой вкус, индивидуальность, и понимаешь, что повар не готовит, а по-настоящему творит на кухне. В одной из прошлых публикаций о Японии прозвучала мысль: «Японскую еду мы едим пинцетом» – потому что палочки со стороны выглядят именно так. И вкус – ювелирно выверенный, основанный на высочайших стандартах качества как полуфабриката, так и готового блюда.

003-t.jpg
Фото автора
Посетил штаб-квартиру школы икебаны Согэцу, расположенную в районе Акасака Мицукэ – это город в городе. Комплекс респектабельных зданий, огромный парк с резиденциями членов японской императорской семьи. Нам сложно себе представить, но это действительно возможно. Помните, в «Иване Васильевиче...»: «Царь. Очень приятно, Царь». Так же и здесь мой сосед – принц. Или очередь за своим латте в кофейне ты занимаешь за принцессой. В общем, район очень не простой. Я, конечно, не гуглил уровень стоимости объектов недвижимости, но цены, без сомнения, императорские. Наверняка, чтобы прикупить здесь квартиру, нужно еще и пройти серьезный фейс-контроль. Чтобы абы кто не мог стать соседом принца.

Токио залит солнечным светом, дробящимся в зеркальных окнах небоскребов и расчерчивающим город строгими тенями. Токио в феврале, когда каждой клеточкой начинаешь чувствовать поворот на весну – это что-то особенное. 










Читайте также


Петербург не станет "городом четырех революций"

Петербург не станет "городом четырех революций"

Дарья Гармоненко

Коммунисты разменяют губернаторскую кампанию на муниципальную

0
1202
Китай, Япония и Южная Корея в поисках нелегких решений

Китай, Япония и Южная Корея в поисках нелегких решений

Индо-Тихоокеанский регион между военными союзами и экономической взаимозависимостью

0
2617
Авторы "Незабытых историй Победы" получили награды на Поклонной горе

Авторы "Незабытых историй Победы" получили награды на Поклонной горе

Елена Крапчатова

Масштабный проект Департамента национальной политики Москвы объединил десятки тысяч россиян

0
2918
Социальные проблемы не прикрыть никабом

Социальные проблемы не прикрыть никабом

Необходимо разъяснить суть традиционных ценностей России

0
3900

Другие новости