0
5904
Газета Главная тема Печатная версия

25.10.2023 20:30:05

Такой вот Веничка

Исполнилось 85 лет со дня рождения автора поэмы «Москва–Петушки»

Тэги: проза, история, венедикт ерофеев, память, ленин, москва петушки


проза, история, венедикт ерофеев, память, ленин, «москва - петушки» Памятник персонажу поэмы «Москва–Петушки» на площади Борьбы. Фото Евгения Лесина

Вот подошел еще один юбилей – писателю Венедикту Ерофееву исполнилось 24 октября 85 лет. При жизни он был тихий и малозаметный, написал мало, умер тихо. Но правда, памятник ему все-таки поставили. И книгу его главную читают и спустя 50 с лишним лет. И спектакли по его книге «Москва–Петушки» ставили неоднократно. А спектакли по его пьесе «Вальпургиева ночь» идут и сейчас. И даже пытались делать мистификации с его якобы найденным литературным наследием.

Слава к нему пришла лишь под конец его не очень долгой жизни. Ну это уж как водится. В 70-х и 80-х годах ходили по рукам вручную сброшюрованные слепые перепечатки, и люди восхищались рецептами коктейлей «Слеза комсомолки», «Поцелуй тети Клавы» и «Сучий потрох». Из них наиболее возможен к употреблению «Поцелуй тети Клавы». Цитируем: «Объяснить вам, что значит «поцелуй»? А «поцелуй» значит: смешанное в любой пропорции пополам-напополам любое красное вино с любой водкой. Допустим: сухое виноградное вино плюс «перцовка» или «кубанская» – это «первый поцелуй». Смесь самогона с 33-м портвейном – это «поцелуй, насильно данный», или проще, «поцелуй без любви», или еще проще, «Инесса Арманд». Да мало ли разных «поцелуев»! Чтобы не так тошнило от всех этих «поцелуев», к ним надо привыкнуть с детства».

Цитировать цитируем, но пробовать не рекомендуем: это все-таки не рецепт, а скорее пародия на него. Хотя дело, разумеется, ваше.

* * *

Сухие факты биографии. Родился в Кандалакше, часть детства провел в детском доме в Кировске. Отец его был в 1945–1951 годах в лагерях за антисоветскую пропаганду. Однако школу Ерофеев окончил с золотой медалью. И некоторое время учился на филологическом факультете МГУ (1955–1957), а потом в педагогических институтах – Орехово-Зуевском, Владимирском и Коломенском (всюду отчисляли, так высшего образования он и не получил).

Есть версия, что отчислили его из МГУ не за прогулы, а по представлению военной кафедры. Вот цитата из интервью Ерофеева журналу «Континент»: «Я этому подонку майору, который, когда мы стояли более или менее навытяжку, ходил и распинался, что выправка в человеке – это самое главное, сказал: «Это – фраза Германа Геринга: «Самое главное в человеке – это выправка».

Работал писатель много и разнообразно: разнорабочим, грузчиком, бурильщиком, кочегаром, сторожем в вытрезвителе, рабочим на кирпичном заводе, грузчиком на мясокомбинате, каменщиком, монтажником кабельных линий связи, библиотекарем, лаборантом паразитологической экспедиции и даже стрелком ВОХР. Несмотря на это (а может быть, благодаря этому), литературный бомонд отчасти его принимал. Ему посвятила стихи Белла Ахмадулина:

... Что б ни случилось, не кляну,

а лишь благословляю легкость:

твоей печали мимолетность,

моей кончины тишину.

С другой стороны, он и не очень стремился в этот бомонд, ему и не надо было. Он был сам по себе.

Еще факты биографии. Отличался незаурядной эрудицией и любовью к литературному слову. В 17 лет (это бывший детдомовец, выросший практически без родителей) начал писать что-то типа повести «Записки психопата» (произведение считалось утерянным, но потом его все же опубликовали, уже после смерти). Чуть позже написал небольшую повесть «Благая весть»...

* * *

В 1970 году Ерофеев (в возрасте 32 лет) закончил поэму в прозе «Москва–Петушки». Ее стали перепечатывать в самиздате. Можно написать рассказ о том, как это произведение переправляли за рубеж (впрочем, как и многие другие не вписывавшиеся в социалистическую реальность литературные произведения).

Переправили. В 1973 году поэма была опубликована в Иерусалиме. В СССР – только уже на закате СССР – в 1988 году (к тому моменту писатель уж три года был болен раком горла). В исходном виде – без вычеркнутых слов и многоточий опубликовали в 1989-м. А в 1990 году Венедикт Ерофеев умер.

Что еще?

Кроме «Записок психопата» и «Москвы–Петушков» Ерофеев написал пьесу «Вальпургиева ночь, или Шаги командора», эссе о Василии Розанове, эссе о Саше Черном, уже упомянутую «Благую весть», а также подборку цитат из Владимира Ленина «Моя маленькая лениниана».

Пьеса «Вальпургиева ночь, или Шаги командора» – единственное драматическое произведение Венедикта Ерофеева. Однако эта его единственная пьеса была поставлена в студенческом театре МОСТ, шла много лет, идет и сейчас. А кроме этого, идет в МХТ им. Чехова и Ленкоме. Можно сходить. Приведем лишь список действующих лиц:

«Врач приемного покоя психбольницы

Две его ассистентки-консультантши. Одна – в очках, поджарая и дробненькая. И больше секретарша, чем ассистентка. Другая – Зинаида Николаевна, багровая и безмерная

Старший врач Игорь Львович Ранинсон

Прохоров – староста 3-й палаты и диктатор 2-й

Гуревич

Алеха по кличке Диссидент, оруженосец Прохорова

Вова – меланхолический старичок из деревни

Сережа Клейнмихель – тихоня и прожектер

Витя

Стасик – декламатор и цветовод

Коля

Комсорг 3-й палаты Пашка Еремин

Контр-адмирал Михалыч

Медсестра Люси

Медсестра Натали

Медсестра-санитарка Тамарочка

Медбрат Боренька, по кличке Мордоворот

Xохуля – сексуальный мистик и сатанист

Толстые санитары с носилками, в последнем акте уносящие трупы».

Думаем, что перечня действующих лиц уже достаточно, чтобы понять, что это за пьеса. Последняя строчка – очевидный намек на Шекспира, на финал «Гамлета» (в переводе Пастернака):

Пусть Гамлета к помосту

отнесут,

Как воина, четыре капитана.

Будь он в живых, он стал

бы королем

Заслуженно. Переносите тело

С военной музыкой,

по всем статьям

Церемоньяла. Уберите трупы.

А что такое «Моя маленькая лениниана»? Это попросту цитаты (с небольшими комменатриями), собранные Ерофеевым, из наследия Ленина и его ближайшего окружения – Надежды Крупской, Марии Ульяновой, Инессы Арманд. Вот, например, (отобранные Ерофеевым) записки Ленина 1915 года о будущем вожде СССР:

«Тов Зиновьеву: «Не помните ли фамилию Кобы? Привет,

Ульянов». (3 августа 1915).

Тов. Карпинскому: «Большая просьба: узнайте фамилию Кобы»

(9 ноября 1915)».

А вот что подобрал Ерофеев из эпистолярного наследия Ленина после 1917 года: «Повсюду надо подавить беспощадно этих жалких и истеричных авантюристов» (7 июля 1918) (…) В Пензенский губисполком: «Необходимо произвести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев. Сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города. Телеграфируйте об исполнении». (9 августа 1918)». Так что же, выходит, что Венедикт Ерофеев был еще и историк? Нет, просто внимательный читатель.

Однако вернемся к поэме «Москва–Петушки». Восхищались произведением не все. В самом деле. Открываешь вожделенную перепечатку. А там: «Мне это нравится. Мне нравится, что у народа моей страны глаза такие пустые и выпуклые. Это вселяет в меня чувство законной гордости…» Или: «Наше завтра светлее, чем наше вчера и наше сегодня. Но кто поручится, что наше послезавтра не будет хуже нашего позавчера?»

Многие пьющие люди считали, что и они так могут – что, мол, тут сложного? Едет алкоголик в электричке. И мы в электричке катались, и у нас было похмелье, какая здесь поэма? Непьющие (не все, разумеется) просто не понимали и не принимали подобное: «Поди, Веничка, и напейся. Встань и поди напейся, как сука». Так говорило мое прекрасное сердце. А мой рассудок? – он брюзжал и упорствовал: «ты не встанешь, Ерофеев, ты никуда не пойдешь и ни капли не выпьешь». А сердце на это: «ну ладно, Веничка, ладно. Много пить не надо, не надо напиваться, как сука, а выпей четыреста граммов и завязывай».

Это уже потом, после смерти Ерофеева, произведение «Москва–Петушки» стали называть поэмой всерьез. И сравнивать с Гоголем. И восхищаться поэтичностью слога. Такой вот Веничка.

* * *

Однако памятники ему стоят и мемориальные доски висят. Есть памятник на площади Борьбы. Хотя это не совсем памятник Ерофееву. Это памятник персонажам поэмы «Москва–Петушки». И состоит он из двух частей, двух фигур. Это лирический герой – Веничка и его возлюбленная «с косой от затылка до попы». В 1998 году фигуру Венички хотели поставить на Курском вокзале (именно оттуда электрички отправляются из Москвы в Петушки). А фигуру девушки – в Петушках. В день 60-летия со дня рождения Ерофеева установили гипсовые макеты. Стартовал специальный поезд, было шумно и весело. Но не получилось, не срослось. В 2000 году скульптурной композиции все-таки нашли место. На площади Борьбы. Красивое, уютное место, рядом трамвайный круг и больница.

И стояли они рядом, мужчина и женщина. Теперь все немного иначе. Фигуры находятся в разных концах сквера. Между ними что-то, напоминающее железную дорогу. Как бы рельсы и как бы шпалы. А рядом – и это особенно трогательно – столики и стулья. Но не для того, чтобы выпивать, не подумайте. На столах – шахматные доски. Играйте, товарищи, в шашки, шахматы и чапаевцы. Если вы (лучше это делать не афишируя, конечно) что-нибудь еще и выпьете – чай, к примеру, или кисель, кто же вас осудит?

А еще есть мемориальная доска в Кировске на здании школы, которую окончил писатель. Есть мемориальная доска на здании филологического факультета педагогического института (ныне университета) в городе Владимире. Есть небольшой музей в Петушках, есть музей в Кировске.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Насколько немецкие политики осознают ответственность за будущее собственной страны

Насколько немецкие политики осознают ответственность за будущее собственной страны

Олег Никифоров

Скептический юбилей

0
2663
Авторы "Незабытых историй Победы" получили награды на Поклонной горе

Авторы "Незабытых историй Победы" получили награды на Поклонной горе

Елена Крапчатова

Масштабный проект Департамента национальной политики Москвы объединил десятки тысяч россиян

0
2638
А жил я в доме возле Бронной

А жил я в доме возле Бронной

Александр Балтин

К 25-летию со дня смерти Евгения Блажеевского

0
1317
Идет марсианин Иван

Идет марсианин Иван

Борис Колымагин

Коммуникация и ее модальности в русской поэзии XX века

0
1482

Другие новости