0
4593
Газета Я так вижу Печатная версия

09.11.2021 19:26:00

Куда пристроить тюремную медицину

Как это ни парадоксально, заключенные получают даже более качественную врачебную помощь, чем многие больные на воле

Павел Воробьев

Об авторе: Павел Андреевич Воробьев – профессор, председатель Московского городского научного общества терапевтов.

Тэги: тюремная медицина, мнение


тюремная медицина, мнение Специальные телемедицинские кабинки с дистанционной биометрией – это еще очень далекая перспектива отечественной тюремной медицины. Фото с сайта www.fsin.ru

В России в 2021 году в местах ограничения свободы впервые число сидельцев составило менее 0,5 млн человек. Правда, у нас и досудебные сроки заключения огромны, и осуждают порой на несообразно большие сроки.

Напомню предложенную в 1992 году академиком Андреем Воробьевым – тогда министром здравоохранения РФ – идею о передаче тюремной медицины в структуры гражданского здравоохранения. Как лозунг – выглядит отлично, но как это сделать в реальности?

Тюремная медицина разбита на много кластеров: медицина в СИЗО, медицина в лагерях, специализированные тюремные больницы и даже институт им. В.П. Сербского, койки в гражданских больницах... Рядом – тема родовспоможения, детских домов. Кроме того, виды помощи многообразны – от экспертиз (начиная со следствия) и до оказания высокотехнологичной помощи, включая искусственную почку, орфанные (редкие) заболевания. Если гражданам это доступно, почему пораженные в правах должны иметь еще и поражение в праве на медицинскую помощь, а зачастую – в праве на жизнь?

На Западе проблемы тоже не решены. В 17 странах Европы медицина подчиняется Минюсту, в семи – Минздраву и в четырех – департаменту медицины внутри уголовно-исполнительной системы.

В Польше, например, медицина в ведении Министерства юстиции и Минздрава. Есть инспекция здравоохранения, есть центральный совет. В каждом регионе – главный врач региональной инспекции. Финансируется все через Минюст. Прописано в законе, на что имеет право заключенный. Все довольно строго регламентировано вплоть до санитарных требований, реинтеграции и реабилитации наркозависимых. Медицинские услуги предоставляются исключительно в закрытых тюремных больницах с отделениями различного профиля. Круглосуточная медицинская помощь предоставляется дежурным персоналом.

Где же взять столько персонала? Сложные операции проводятся в обычных гражданских больницах. Выяснилось, что доступность медицинской помощи в тюрьме выше, чем на воле: в тюрьме попасть к врачу проще. Но медицинский персонал неприветлив, проводит собеседования без осмотра, врачи используют одно лекарственное средство от всех болезней, медицинская помощь оказывается в присутствии офицеров, не имеющих к медицине отношения, и этим нарушается право на врачебную тайну.

В Швеции есть генеральный директор, заведующий по медицинским услугам, старший советник; есть комитет «по коррекционной медицине» и региональные менеджеры, которые координируют только медицинскую помощь; есть медицинские сестры и консультанты-врачи. Провайдеры медицинских услуг не являются работниками тюрем. Стационарное лечение – в специальном отделении обычной больницы. В следственных изоляторах сразу проводят медицинский осмотр: обращают внимание на психическое состояние (выявление суицидального поведения), а потом уже – на соматическое. Во время пребывания заключенного в тюрьме идет его подготовка к лучшей жизни в условиях свободы, ресоциализация – ответственность тюрьмы и службы надзора за заключенными.

Во Франции медпомощь заключенным предоставляют врачи гражданских больниц. Их силами организуются медчасти в тюрьмах, а в самих больницах есть охраняемые отделения для заключенных. В Нидерландах и Бельгии медицинская помощь в ведении тюремного ведомства. В каждом учреждении есть медицинская часть, в которой работают менеджер, медсестры, врачи и администраторы. В нидерландских тюрьмах медики прямо подчиняются начальникам исправительных учреждений.

В США четверть всего тюремного населения планеты: 2–2,2 млн человек. В 17 штатах помощь им – в ведении пенитенциарной системы, и некоторые услуги оказываются в частных клиниках. В 20 штатах большинство медуслуг предоставляют частные клиники, а в 8 – смешанная система. Медпомощь не бесплатна. И хотя соплатеж очень низок (2–5 долл.), он неподъемен для многих. Среди находок – для тюремной медицины были разработаны специальные телемедицинские кабинки с дистанционной биометрией. Не прижилось.

Тюремная медицина постоянно в фокусе международных организаций. В частности, ООН создало руководство по применению правил Нельсона Манделы. Оно есть на русском языке, и там большой раздел посвящен вопросам медико-санитарной помощи. Хорошее руководство, читается легко, но как заложенные там лозунги и пожелания применить на практике?

Например, заключенный должен получать помощь не хуже, чем на воле. Так на воле зачастую у нас вообще никакой помощи нет, а заключенные получают ее даже более качественной. Или, например, рекомендация, что врач должен общаться с заключенным, с которого сняты наручники. Гуманно. Но там же говорится, что служба охраны при этом присутствовать не должна. То есть врач остается один на один в том числе и с уголовником. Плохо я себе это представляю.

В общем, в качестве декларации такое пособие подходит, но надо сильно поработать над его переложением на отечественные рельсы. Что-то, однако, надо делать. Я бы предложил такой вариант.

1. Создание федерального общественного экспертного совета по трансферту тюремной медицины, возможно, с филиалами в регионах при органах исполнительной власти (скорее всего при правительстве или Минздраве и департаментах здравоохранения регионов). Эти советы должны включать специалистов-медиков – как гражданских, так и ведомственных,  заниматься решением профессиональных вопросов, в том числе организацией консультирования больных, развития телемедицины, экспертизы, обследованием мест лишения свободы с точки зрения медицинской помощи.

2. Создать свод законов, подзаконных актов относительно оказания медицинской помощи с участием членов экспертного совета, в которых должны быть обозначены организационные и функциональные аспекты, этапы реформы, сроки проведения каждого этапа.

В свое время на Руси был тюремный комитет, который многое сделал. Его проводил митрополит Филарет (Дроздов), и однажды на нем возник спор: доктор Федор Петрович Гааз говорил об униженных и оскорбленных, а ему Филарет заметил: «Ну что вы, батенька Федор Петрович, если их осудили, значит, они виновны!» На что Гааз ответил: «Владыка, вы про Христа забыли». Ответом было молчание. А через минуту Филарет сказал: «Это про меня Христос забыл».

Без системного подхода изменений в тюремной медицине не произойдет. И разовые пожарные решения ничего не дадут. 



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Кодекс об иноагентах укажет на начало зимы

Кодекс об иноагентах укажет на начало зимы

Дарья Гармоненко

Иван Родин

Борьба властей с внешним вмешательством по традиции идет внутри страны

0
1794
Посредничество России в смягчении спора Индии с Китаем исключено

Посредничество России в смягчении спора Индии с Китаем исключено

Владимир Скосырев

Запад подталкивает Дели к ужесточению пограничного конфликта с Пекином

0
1848
Три региона выбились из многодневного голосования

Три региона выбились из многодневного голосования

Дарья Гармоненко

Власти экспериментируют и с будущим федеральным стандартом – волеизъявление за уик-энд

0
2846
Непоследовательная позиция Германии по конфликту в Украине сеет сомнения о ее флагманстве в ЕС

Непоследовательная позиция Германии по конфликту в Украине сеет сомнения о ее флагманстве в ЕС

Андрей Кинякин

"Сдувающийся" лидер

0
2029

Другие новости