0
6781
Газета Я так вижу Печатная версия

19.06.2022 15:03:00

Россия создает новый ковчег для спасения от Всемирного потопа

Размышления о докладе главы «Роснефти» Игоря Сечина на ПМЭФ

Михаил Делягин

Об авторе: Михаил Геннадьевич Делягин – заместитель председателя комитета Государственной думы по экономической политике

Тэги: роснефть, игорь сечин, нефть


Выступления главы «Роснефти» Игоря Сечина на ключевых международных форумах традиционно вызывают огромный интерес в экспертном сообществе, поскольку отличаются глубоким анализом ситуации и поразительной точностью прогнозов. И доклад на нынешнем питерском форуме не стал исключением. Каковы же основные тезисы, озвученные главой крупнейшей нефтяной компании России?

Основа современного кризиса – распад глобальных рынков на макрорегионы. Человечество не создало механизм регулирования глобальных монополий, и они, загнивая (завышая цены и снижая эффективность капитала), создали дефицит спроса. Борьба за спрос возродила самый жесткий протекционизм (цинично отрицаемый на словах) и сейчас разрывает на части единые мировые рынки, несмотря на угрозу утраты технологий, в том числе жизнеобеспечения.

Для смягчения этого системного кризиса Запад прибегнул к отчаянной эмиссионной накачке, вышедшей из-под контроля и сейчас разгоняющей инфляцию. Ужесточение финансовой политики будет означать политически неприемлемый жесточайший структурный кризис, падение производства и сжатие потребления.

Лидеры глобального управляющего класса попытались оседлать инфляционную волну и использовать ее для укрепления своей власти запуском череды кризисов, разрушающих все, что не контролируется США: «зеленым мошенничеством», подрывом глобальной логистики, антироссийскими санкциями, отменившими на Западе само право собственности, а значит – и рынок.

«Зеленое мошенничество», вызвав энергетический кризис в США и Европе, дополнительно толкнуло вверх цены на энергию. Удорожание газа повысило цены на удобрения и сократило их производство, грозя миру голодом.

США пытаются восстановить однополярный мир, но тщетно: его единственный полюс «сорвался с цепи» и стал глобальной экзистенциальной угрозой для всех, включая самого себя. Очевидная недобросовестность, превращение своего произвола в единственное правило и отказ от обратной связи в обозримом будущем приведут роль доллара в мировых финансах в соответствие с долей США в мировой экономике.

Исчезновение резервных активов как таковых, вызванное не только крахом финансовых рынков, но и отказом Запада признавать права собственности, придает распаду мира на макрорегионы мощный дополнительный импульс. Единственным обеспечением права собственности вновь становится сила – и это обеспечивает ренессанс государств и идеи суверенитета.

Глубоко трансформируется сама экономика как наука: распад рынков и отмена Западом частной собственности ставит во главу угла задачи не обмена, а создания благ – не головокружительных финансовых спекуляций, а прогресса технологий, социума и реального сектора.

Непревзойденный инструмент мышления – гегелевская диалектика – учит: ничто не может являться своей же целью. Соответственно, цели экономической политики, о чем бы ни бредили исповедующие принцип «деньги превыше всего» либералы, находятся вне экономической сферы.

Для США это возврат глобального доминирования за счет разрушения человечества.

Для развивающегося мира – спасение от организованного Западом продовольственного и энергетического голода.

Для России – всеобъемлющая техносоциальная модернизация, достижение технологического суверенитета, создание собственного макрорегиона и укрепление сотрудничества с настоящими, а не фиктивными партнерами, превращение финансовой системы в инструмент решения этих задач.

Они тем более важны, что Европа утратила субъектность и станет первой жертвой глобального кризиса. Мы больше не сможем использовать ее как внешний источник развития, в который надо «прорубать окно»; нам предстоит развиваться на основе своих сил и разработок, в том числе технологических.

Обвинения нас во всех смертных грехах встречают все меньше понимания у жертв агрессивности Запада даже в самих США. Так, американские производители топлива отбрили Байдена, указав, что около половины остановок НПЗ в США связаны с переходом на возобновляемое топливо и вызваны политикой не России, а самого Байдена.

Не торопятся полностью разрывать отношения с Россией и крупные нефтяные мейджоры, которые долгое время не инвестировали в производство и теперь испытывают колоссальный дефицит ресурсов. Например, BP в феврале 2022 года громко хлопнула дверью – и осталась: заявила об уходе из России (хотя с 2003 инвестиции в 10 млрд долл. принесли ей 36 млрд доходов), но фактически осталась крупнейшим частным акционером «Роснефти» (с долей в 19,75%) и сохранила доли в крупнейших совместных проектах. Ее примеру следует ряд других западных корпораций.

Антироссийские санкции уже поставили крест на разумной части политики «зеленого перехода», приведя, в частности, к «угольному ренессансу» – вопреки стремлению отказаться от «климатически грязного» угля.

Эти санкции разрушают весь мир – помимо все более реальной угрозы голода, переориентация СПГ на богатую Европу уже привела к энергетической катастрофе в 220-миллионном Пакистане (отключения электричества достигают 12 часов в сутки в городах и 16 часов в деревнях) и поставила его на грань катастрофы политической.

К 2040 году доля нефти в мировом энергобалансе снизится, но потребность в ней вырастет – и 45% спроса на нее должны будут обеспечиваться новыми месторождениями, которых просто нет. Единственное исключение – «Восток Ойл».

Для избежания только нефтяного дефицита к 2030 году миру необходимы дополнительные инвестиции в размере не менее 400 млрд долл., – что невозможно как политически, так и финансово.

В условиях глобального сокращения инвестиций в нефтегазовый сектор, вызванного «зеленым мошенничеством», «Восток Ойл» – единственный проект, способный оказать стабилизирующее влияние на глобальные энергетические рынки. При этом он обладает высочайшим уровнем как эффективности, так и устойчивости. Добыча только нефти (не считая газа) будет неуклонно нарастать до 115 млн т нефти в 2033 году.

Проект развивается успешно, имеет долгосрочные перспективы, – вопрос только, всем ли нынешним участникам мировой экономики хватит места на «Ноевом ковчеге», который строит Россия.


Читайте также


Будапешт и Братислава заплатили за «Дружбу»

Будапешт и Братислава заплатили за «Дружбу»

Ольга Соловьева

Нефтяной кризис из-за нехватки российского сырья в Европе откладывается

0
892
Искусство переводить стрелки

Искусство переводить стрелки

Валерий Андрианов

Почему «Транснефть» пытается взыскать средства с тех, кому сама и причинила ущерб

0
1961
BP предпочитает не сбрасывать «Роснефть» со счетов

BP предпочитает не сбрасывать «Роснефть» со счетов

Татьяна Астафьева

Не все западные компании готовы отказаться от возможности зарабатывать в РФ

0
701
Тюменские ученые из "Роснефти" разработали ПО для цифрового исследования керна

Тюменские ученые из "Роснефти" разработали ПО для цифрового исследования керна

Татьяна Астафьева

Лабораторные центры компании стали площадками развития отечественных технологий

0
4228

Другие новости