0
4461
Газета Я так вижу Печатная версия

07.08.2022 18:24:00

Легко ли избавиться от президента

Почему в Перу мнение народа и парламентариев – это не одно и то же

Ирина Акимушкина

Об авторе: Ирина Ивановна Акимушкина – доцент кафедры американских исследований РГГУ, кандидат исторических наук.

Тэги: перу, президент, педро кастильо, допрос, генпрокуратура, парламент


перу, президент, педро кастильо, допрос, генпрокуратура, парламент Педро Кастильо заявил, что не состоит ни в одной преступной группировке. Фото Reuters

Впервые в истории не только своей страны, но и всего Западного полушария действующего президента вызвали на допрос к генеральному прокурору по обвинению в коррупции и использовании служебного положения при назначении на высокие государственные посты. Находящийся во власти лишь год президент Перу Педро Кастильо вынужден формировать уже четвертое за это время правительство, а обвинения его лично и членов его администрации в создании чуть ли не преступного сообщества – неслыханное для всей политической системы государств Латинской Америки событие.

52-летний сельский учитель из провинции, ставший прошлым летом президентом Перу – одной из самых экономически успешных стран Латинской Америки, получив поддержку народа, тем не менее целый год находится под мощнейшим прессом со стороны оппозиции, имеющей в парламенте большинство. Вот и сейчас ей удалось добиться выдвижения обвинений в адрес Кастильо как в создании преступной группировки, так и якобы наличия плагиата в его магистерской диссертации, которую он защитил 10 лет назад.

Отвергая все обвинения, президент пешком, в окружении нескольких телохранителей, отправился через весь центр Лимы на встречу с генпрокурором. А перед встречей с ней Кастильо отказался отвечать на любые ее вопросы, но сделал заявление «для перуанского народа»: «Я не состою ни в какой преступной группировке, ни в чем не виновен, ни у кого и ничего не крал, никого не убивал. Меня избрал перуанский народ, и только ему я подотчетен».

Теоретически президент Перу прав, но лишь на уровне общения со своими избирателями, а не с членами парламента. В стране действительно существует уникальная ситуация: президент может быть избран народом и получить его доверие (в данном случае срок нахождения у власти Кастильо истечет через четыре года). Но 130 депутатов парламента могут отстранить президента в любой момент от должности, обвинить его в любом преступлении и попросту объявить его «неспособным выполнять президентские обязанности в интересах государства».

В чем конкретно обвиняют Кастильо? Это получение взяток за продвижение по службе высоких чинов армии и флота (за присвоение должности полковника его окружение брало якобы 50 тыс. долл., а генерала – по 100 тыс. с каждого). Использование личного влияния при правительственных назначениях на должности министров и замминистров, предоставление членам своей семьи (включая супругу Лилию Паредес) привилегий как при карьерном продвижении, так и в их деловых интересах, а также назначение в администрацию людей с «не совсем безупречным прошлым», особенно в том, что касается коррупции и мздоимства.

Согласно Конституции, президента нельзя посадить в тюрьму, но устроить уголовное расследование и на основании результатов отстранить его от должности – это полностью находится в рамках полномочий парламента. С учетом того, что 74% перуанцев не одобряют его работу, представители оппозиции в парламенте решили, что избавиться от Кастильо именно сейчас – самый подходящий момент.

Более того, его не выпустили из страны (за это проголосовало больше половины депутатов парламента) для присутствия в воскресенье на вступлении в должность нового президента Колумбии Густаво Петро. Депутаты посчитали, что президент Перу сбежит из страны и попросит убежище там, где к власти пришел «еще один представитель левых сил». Кастильо заявил, что никуда бежать не собирается, а его отсутствие на инаугурации нового руководителя Колумбии – не самый правильный сигнал соседним странам, стремящимся наладить с Перу партнерские отношения.

И здесь хотелось бы отметить не перуанский феномен полной нестыковки настоящего разгула демократии, царящего в избирательной системе страны (а ее президентом становится кандидат, победивший с разницей всего в 30–40 тыс. голосов, и никто по этому поводу не устраивает никаких революций), а реальной в этой связи управляемости государства после выборов.

В Латинской Америке долгое время «настоящим порядком» считалось правление сильного и беспощадного к любой оппозиции лидера (иногда их называли по старой привычке каудильо, иногда – просто «сильным политиком»). Были на континенте влиятельны и традиции военных переворотов и правления офицерами, когда политические партии показывали свою полную несостоятельность в управлении государством.

Но на примере Перу сложилась весьма необычная ситуация: президента самым демократическим образом избирает большинство народа. А отстранить его от власти может даже незначительное большинство членов парламента, если им по каким-то причинам личность главы государства не понравится (а это всего 65–70 человек). Методов, с помощью которых они могут это сделать, более чем достаточно для совершения фактически узаконенного госпереворота. Все в таком случае произойдет согласно Конституции, и с предшественниками Кастильо именно так совсем недавно и происходило (тогда за три года в Перу сменились подобным образом четыре президента).

Безусловно, в идеале пришедший к власти президент должен иметь в парламенте конституционное большинство, чтобы иметь возможность проводить те политические и экономические реформы, ради которых его народ и избирал. Но если соотношение соперничающих сторон в высших коридорах власти страны примерно одинаково, победивший на выборах президент оказывается не в состоянии провести через парламент даже половины тех обещаний, которые он раздавал народу.

Пока президент апеллирует исключительно к рядовым перуанцам, ни в какие отставки уходить, тем более отвечать на обвинения в коррупции он не намерен. Но и силы оппозиции в парламенте сдаваться не собираются. Они и дальше будут делать все, чтобы «слабый президент» полностью дискредитировал себя провалами как в кадровой политике, так и с ухудшением экономического положения в стране, с тем чтобы на этом фоне потребовать его отстранения от власти и проведения новых выборов. Где, не исключено, все будет продолжаться точно так, как это происходит сегодня с первым за всю историю Перу «народным президентом» Педро Кастильо. 


Читайте также


Токаев теряет популярность

Токаев теряет популярность

Виктория Панфилова

Его соперниками на предстоящих выборах станут малоизвестные люди

0
432
Новые лидеры стран Латинской Америки удобны для Белого дома

Новые лидеры стран Латинской Америки удобны для Белого дома

Данила Моисеев

Колумбия, Чили и Перу сохранят теплые отношения с США, несмотря на электоральные победы левых

0
263
Колумбия: бывший повстанец и заключенный Густаво Петро на политической арене

Колумбия: бывший повстанец и заключенный Густаво Петро на политической арене

Эмиль Дабагян

Новый глава государства попытается сохранить верность наследию Хуана Мануэля Сантоса

0
376
Болсонару перенес борьбу за пост президента Бразилии во второй тур

Болсонару перенес борьбу за пост президента Бразилии во второй тур

Данила Моисеев

Провала правых сил, спрогнозированного аналитиками, на выборах не случилось

0
1137

Другие новости