0
1343
Газета В мире Печатная версия

31.03.2001 00:00:00

Нато создала на Балканах режим этнической сегрегации

Тэги: сегрегация, нато, югославия


сегрегация, нато, югославия

НА ДОРОГЕ, ведущей через КПП Лучани из сербского города Буяновац в Косово, стоят колонны в сотни грузовиков, забитых доверху товарами. Не испытывая проблем, они добираются до пунктов назначения - Приштины, Призрена, Гнилане или любого другого косовского населенного пункта. Но все без исключения водители - этнические албанцы. Вы не встретите серба, который решился бы вот так, запросто, поехать в Косово. Его в лучшем случае изобьют, отобрав машину. Албанцам же на территории Югославии абсолютно ничего не угрожает.

27-летний житель Прешево албанец Шаим, сидевший за рулем огромного грузового "Мерседеса", просто не понял моего вопроса о том, не опасно ли ему ездить по территории Югославии. Он сказал, что свободно работает и в Белграде, и в Нови Саде, и в Нише, и в других сербских городах. Конечно, как албанец, он чувствует порой негативное отношение со стороны сербов, но никогда не испытывал притеснений от полицейских или военных. Его не вытаскивали из машины, не избивали и не грозились убить, и он не знает подобных историй о других албанских водителях. О том, почему, на его взгляд, сербам опасно бывать в Косово, в то время как ему можно свободно ездить в Сербию, он решил не распространяться, отговорившись тем, что человек маленький и ничего не знает о политике.

Неприятное на слух слово "сегрегация" знакомо нам с детства. Обычно его употребляли советские пропагандисты, описывая обстановку в ЮАР или в южных американских штатах в начале прошлого века. Оно обозначает разделение правового поля по национальному, религиозному или же расовому признаку. Это когда есть скамейки, автобусы, парки, рестораны, театры и даже целые города "для белых", и отдельно что-то подобное (только похуже) - "для черных". И, разумеется, белые не испытывают ограничений - черным же многое запрещено.

Именно такую жизнь натовские миротворцы устроили сербскому населению бывшей Союзной Республики Югославия. И никакая "Эмнести интернэшнл" не поднимет вопрос о том, почему на территории Европы в начале ХХI века есть народ, не просто ограниченный в правах на свободное перемещение в пределах своей пока еще формально единой страны, а для представителей которого это смертельно опасно.

Прешевская зона безопасности, находящаяся в треугольнике между македонской границей, территорией Косово и линией, на которую победители из НАТО разрешили отойти югославской армии, населена в основном албанцами и людьми в военной и полицейской форме. По местным дорогам постоянно снуют грузовики с солдатами, проезжают танки и бронетранспортеры. Если в Буяноваце сербского и албанского населения примерно поровну, то в Прешево албанцы составляют 97%. Вокруг этого небольшого населенного пункта вы увидите только села, над которыми возвышаются белые свечи минаретов, а на его улицах встретите немало женщин, одетых в традиционную мусульманскую одежду.

Именно в этом районе действует албанская "Армия освобождения Прешево, Буяноваца и Медведжи" (АОПБМ). Начальник прешевской полиции Столе Филипович рассказал корреспонденту "НГ", что обстрелы полицейских патрулей боевиками этой "освободительной армии" случаются почти ежедневно. Так, например, два дня назад по посту в районе населенного пункта Черевайка, некогда населенного сербами, а сейчас наполовину пустого, выстрелили из миномета. Мина упала между тремя полицейскими, но не разорвалась. Черевайка - это крайняя точка Прешевской зоны, в которой находятся официальные представители югославского государства. Дальше только заставы ОАК, вокруг - боевые позиции АОПБМ.

Господин Филипович пояснил, что в прешевской полиции работают не только сербы, но также и десять албанцев (из нескольких сотен сотрудников). Это, конечно, непропорционально этническому балансу региона, но в целом у полиции нет проблем с большей частью местного населения, настроенного вполне мирно и склонного скорее торговать, нежели воевать.

Обратная сторона этого мира раскрывается всякому, кто посетит Лучани, с которых, собственно, и начался наш рассказ. Из буяновацкого пресс-центра объединенного командования Югославской армии и полиции вместе с его представителем Надицей Стошич и автоматчиками мы поехали на лучанский блокпост. Обогнув колонну албанских трейлеров, спокойно движущихся по шоссе в направлении Косова, наш джип подлетел на большой скорости к полуразрушенному трехэтажному кирпичному дому, фасадом смотрящему в албанскую сторону. Среди мешков с песком сидели югославские полицейские, вооруженные автоматами и снайперскими винтовками. Меня заранее попросили не фотографировать лиц и не спрашивать имен тех, кто здесь служит, - многие из них живут во Вранье и других местных городах, "освободить" которые нацелилась очередная албанская "армия".

Меня повели показывать позиции, с которых албанцы ведут огонь по полицейским. Перебежками мы миновали несколько открытых участков и поднялись по лестнице на второй этаж. "Вон там, видишь, снайпер сидит? А вот там, за мечетью, у них пулемет", - пояснял мне ситуацию проводник.

Недели две назад на этом блокпосту албанский стрелок метким выстрелом снес половину черепа полицейскому, а зимой на ловко поставленной противотанковой мине подорвалась машина, в которой погибли трое военных. Всего с начала года на лучанском КПП было убито четыре и ранено пятнадцать человек. Повсюду с албанской стороны дома валялись осколки камня, а в стенах зияли дыры от взрывов гранат и мин.

Последний обстрел был накануне. Граната пробила стену на третьем этаже и никому не причинила вреда.

Казалось бы, нормальная ситуация обычного локального конфликта. Но было в ней нечто, не вписывающееся в традиционную картину подобных историй. Это грузовые машины, которые продолжали свое методичное движение в Косово на фоне наших перебежек, переползаний и прочих нюансов игры со снайперами. Когда огромный трейлер проходил поворот у блокпоста, мы, скрываясь за ним, пересекали дорогу. Шоферы не обращали на нас внимания, для них эти игры со смертью были обычным делом.

Один полицейский-серб показал пистолет, инкрустированный видами монастыря в Грачанице. "Я сам оттуда родом, из Косово. Недавно в штатском поехал домой, еле живой остался. Остановили на дороге люди из ОАК и стали бить. Если бы узнали, что полицейский, - там бы и убили. Но ничего, когда мы вернемся, то я буду мстить, и тогда посмотрим, поможет ли им НАТО", - сказал он на прощанье.

Боевые качества югославских солдат не вызывают сомнения. Прямого столкновения с ними албанские боевики не выдерживают - сербы действуют жестко и на данный момент, пожалуй, являются лучшими солдатами Европы. Можно не сомневаться, что, если сложится ситуация, при которой они больше не захотят мириться с истреблением и унижением своих косовских соплеменников, и будет организована какая-нибудь сербская "Армия освобождения Косова", албанцам вновь останется уповать только на бомбы западных покровителей.

А пока на сербско-косовской границе идет обычная окопная война с переменным успехом.

* * *

Подробности гибели 29 марта продюсера одной из групп телевизионной службы Ассошиэйтед пресс Керема Лоутона, убитого при не выясненных до конца обстоятельствах в Косово в двух километрах от границы с Македонией, остаются по-прежнему не выясненными.

По версии руководства КФОР, ссылающегося на показания местных албанцев, он погиб в результате минометного обстрела с македонской стороны в районе села Кривеник. Приехав в село, Лоутон (он по матери этнический турок, 30 лет, женатый на албанке) стал парковать машину, в то время как его оператор пошел устанавливать телекамеру. Именно в этот момент раздался взрыв и машина загорелась. Керем Лоутон погиб на месте.

Пресс-служба македонской армии отвергла возможность гибели продюсера АП от минометного выстрела. "Наши минометы не могут стрелять на такую дистанцию, и просто исключено, чтобы Лоутон погиб от рук македонцев", - такой была первая реакция официального Скопье. В ответ на это представитель КФОР Бернд Яндесек заявил, что, возможно, речь должна идти не о минометном, а об артиллерийском снаряде, прилетевшем с македонской территории.

Начала работу комиссия по расследованию инцидента, в которую включен также и македонский комендант сектора Чашка. Македонцы не исключают, что мина, убившая Лоутона, была выпущена албанцами.

В тот же день, в том же районе села Кривеник были убиты два и ранены около десяти мирных жителей. События развивались так. Утром, в 8.30, силы КФОР попытались задержать группу вооруженных албанцев. В это время начался минометный обстрел, причем мины падали в 200-300 метрах от кфоровцев. В 10.50 начался минометный обстрел Кривеника, продолжавшийся до 12.15, именно в результате этого обстрела и погибли мирные жители. Пока не ясно, кто именно стрелял и откуда.

Македонские власти надеются, что прояснить ситуацию помогут члены экипажей двух патрульных вертолетов КФОР, кружившихся именно в это время над этим местом. А накануне в Скопье хоронили капитана первого ранга Любчо Мирчевского, подорвавшегося вместе со своими солдатами на противотанковой мине. Солдаты отделались контузией, а капитан Мирчевский умер в госпитале, не приходя в сознание.

Прешево-Буяновац-Лучани


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


В Украине готовятся к "черной среде"

В Украине готовятся к "черной среде"

Татьяна Ивженко

Выступление Зеленского в Верховной раде пройдет на фоне акций протеста

0
907
ЕС не отказывается от идеи наказать Лукашенко за мигрантов

ЕС не отказывается от идеи наказать Лукашенко за мигрантов

Антон Ходасевич

Очередные санкции против Белоруссии могут быть утверждены на днях

0
811
Россияне тратят на медицину вдвое больше, чем жители развитых стран

Россияне тратят на медицину вдвое больше, чем жители развитых стран

Анатолий Комраков

Повысить продолжительность жизни без увеличения госрасходов на здравоохранение другим странам не удавалось

0
808
Военнообязанных женщин в России станет больше

Военнообязанных женщин в России станет больше

Владимир Мухин

Систему подготовки армейского кадрового резерва в гражданских вузах возьмут под контроль главки Минобороны

0
756

Другие новости

Загрузка...