0
2132
Газета Культура Печатная версия

04.06.2009

Красные бусы

Тэги: театр, табаков, премьера, куприн


театр, табаков, премьера, куприн Почти ведьма Мануйлиха (Роза Хайруллина) и почти ангел Олеся (Анна Чиповская). Сцена из спектакля «Олеся».
Фото с официального сайта Театра п/р Олега Табакова

Молодой режиссер Олеся Невмержицкая ставит историю Куприна как исповедальную. Чего только стоит совпадение имен! Очень зрелая режиссерская работа, несмотря на то что это первая ее самостоятельная работа на профессиональной сцене. Она сделала свою инсценировку. Ей удалось избежать тривиальности трактовки, в которой Олеся – жертва, а ее избранник – пресный тип, в меру добрый, в меру эгоистичный, пришел – увидел – погубил.

Столичный житель приезжает в лесную глушь, мается от тоски и знакомится с дикаркой, живущей в глухом лесу, знающей магию и ворожбу. Его снисходительность образованного барина к неграмотной девчонке сменяется любопытством, а затем перерастает в сильное чувство.

Чем сильнее это чувство, тем более ему приходится меняться, жертвовать собой.

В спектакле очень любопытно исследуется тема жертвы и жертвенности. Хорошо выстроена сцена разговора Ивана Тимофеевича с урядником. Он просит не выгонять Олесю с ее бабкой из их лесного убежища. Сует уряднику 25 рублей. Мало. Поневоле отдает самую дорогую для себя вещь – антикварное ружье. Сделка состоялась. К главному герою приходит понимание, что сильное чувство требует тебя целиком: отдать часть – ничтожно мало! Актеры нигде не пережимают, но доносят глубокий смысл этого, казалось бы, проходного эпизода.

Именно здесь начало предательства главного героя. Вот ведь благородный человек, способный на многое, но не готовый раствориться в любимой женщине. Актер Иван Шибанов очень неоднозначно ведет тему предательства своего персонажа. Да и предательство ли это? Или неспособность на подвиг?

История движется к развязке. В глубине сцены озверевшая толпа расправляется с Олесей (сцена решена условно, без натурализма), а на авансцене главный герой бормочет оправдания, что его не было в этот день в селе, сжимая голову от ужаса. Слова путаются: «Ел фаршированную щуку┘ подковал коня┘» Любопытно, что не Олеся мечется в бреду, а именно он. Его совестливость, глубокое чувство вины лишают нас поспешной негативной оценки. Создатели спектакля не отрицают, что настоящая любовь – это всегда трагедия. Но в этом убеждении они не предлагают легких решений и оценок.

Редко увидишь в театре такие обстоятельные психологические портреты – в лучших традициях актерской школы. Иван Шибанов удачно сочетает школу переживания и мастерство выразительного лаконичного жеста. Трудно забыть, как властно и нежно он гладит по щеке Олесю, словно приручая дикого зверька. Одно касание, но как много сказано.

Надо признаться, что молчаливые живые диалоги между актерами – самая удачная находка этого спектакля. Их могло быть и больше.

Очень интересно решен образ Олеси. Молодая актриса Анна Чиповская ломает стереотип образа сексапильной женщины-вамп. Поначалу ее Олеся – смешной нелепый подросток. Даже не девчонка, а дикий зверек. Лишь позже она раскрывается, доверившись своему возлюбленному. И перед нами предстает другая женщина – не по возрасту зрелая, обладающая магией предвидения. Ведь мудрость женской любви – в осознании и принятии несовершенства возлюбленного, в умении отделить любовь от предмета любви и зависеть от своего чувства, но не от конкретного человека.

Все отмечают интересную работу Розы Хайруллиной, исполнительницы роли бабки Мануйлихи. (Любопытная подробность: эту актрису пригласили из Самары.) Злая, острая, Мануйлиха и впрямь настоящая ведьма. Впрочем, так выглядит каждая женщина, несущая по жизни миф о женской независимости, защищенная им, как хитиновым покровом. Но как пронзительно будет она умолять: «Ваня, помоги!», когда урядник пригрозит выгнать из леса. Вообще очень неожиданная и точная трактовка темы женского одиночества. Источник этого одиночества читается: слишком умная. Психологи утверждают: когда у женщины слишком высокий интеллект, она словно бы перестает быть женщиной. Эта героиня выглядит как образ Олеси в возрастной перспективе. Жаль, Мануйлихи в спектакле маловато. Этой красочки можно бы и побольше┘

Спектакль лишен слезливого мелодраматизма, временами он сух и даже жёсток. В нем есть мистика, но нет дурного мистицизма. Он полон иронии. В зале чаще смеются, чем хватаются за батистовые платочки. Вообще юмор сегодня стал универсальным ключом ко многим темам. Особенно когда в зале сидит молодежь, которую принято считать циничной. Именно молодежь, а не женщины за 40, что является стандартным портретом большинства театральных залов.

Хорош визуальный образ спектакля. Художник Максим Обрезков достаточно деликатно изображает глухой лес и болото. И не потому, что любовь – это гиблое дело, а потому, что область чувств – это всегда terra incognita. Тут деревянные слеги не помогут. В финале, когда главный герой в смятении будет рвать красные бусы, сверху посыплется шквал красных бусинок, это град. Стихийное бедствие – развязка всей истории.

Любопытно, что режиссер обрывает действие на самой высокой ноте. Случилось несчастье с Олесей, мечется в истерике Иван Тимофеевич. Режиссер отсекла сцену их дальнейшего прощания. Вообще для тех, кто не читал повесть, так и неясно: осталась ли Олеся жива. Мощный лаконичный финал.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Доктор Штокман и Эльвира

Доктор Штокман и Эльвира

Галина Коваленко

17-я Европейская театральная премия церемонией в Санкт-Петербурге отметила 30-летие своей деятельности

0
549
В Калуге и Обнинске впервые пройдет международный театральный фестиваль "Новые люди"

В Калуге и Обнинске впервые пройдет международный театральный фестиваль "Новые люди"

0
662
На дуроге дымовозы

На дуроге дымовозы

Елена Семенова

Юрий Орлицкий о Генрихе Сапгире, его стихах-кентаврах и «полусловах», которые нужно додумывать

0
1239
У нас

У нас

НГ-EL

0
255

Другие новости

Загрузка...
24smi.org