0
5794
Газета Экономика Печатная версия

14.08.2017 20:22:00

Граждане перемещаются из белого сектора в неформальный

Пять миллионов россиян вышли из тени, но сколько туда вошло – правительство не знает

Тэги: работа, занятость



работа, занятость Вице-премьер Ольга Голодец ранее приводила противоречивые оценки российского теневого сектора. Фото РИА Новости

За два с половиной года Минтруд легализовал более 5 млн работников, сообщили в ведомстве. Из чего, казалось бы, можно сделать вывод, что неформальный сектор экономики в России сокращается. Но этот вывод опровергается косвенными оценками. Как сообщают специалисты Академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС), в стране сокращалась численность занятых на малых, средних и крупных предприятиях, а уровень безработицы был почти стабилен – значит, люди перемещались из белого сектора в неформальный. Легализация труда нескольких миллионов граждан еще не означает, что в стране не было обратного процесса – перетока других работников в тень.

За прошлые два года, во время которых в стране ведется активная работа по снижению неформальной занятости, в регионах было легализовано 4,5 млн работников, что позволило собрать более 35,6 млрд руб. страховых взносов. Об этом сообщил в понедельник Минтруд.

Работа продолжается. «За первое полугодие 2017-го в регионах выявлено более 864 тыс. человек, находящихся в неформальных трудовых отношениях, из которых 810 тыс. работников уже легализовано, с ними заключены трудовые договоры», – приводит пресс-служба ведомства слова министра Максима Топилина. Получается, что всего за два с половиной года был легализован труд более чем 5 млн работников.

По данным Минтруда, «большая численность занятых граждан без официального оформления трудовых отношений приходится на такие сферы экономики, как строительство, оптовая и розничная торговля, предоставление услуг, транспортные услуги».

Но сообщая о борьбе с неформальным сектором, министерство не уточняет, сколько граждан одновременно с этим отказались от официального трудоустройства в пользу теневой занятости. Более того, как показывает практика, в правительстве не могут разобраться, сколько в принципе в России неформально занятых.

Глава Минтруда Максим Топилин уже два с половиной года борется с теневым сектором. 		Фото с сайта www.council.gov.ru
Глава Минтруда Максим Топилин уже два с половиной года борется с теневым сектором. Фото с сайта www.council.gov.ru

По данным Росстата за 2015 год, в стране насчитывалось почти 15 млн граждан, занятых в неформальном секторе, это 20,5% от всех занятых в экономике. Для большинства из них – для 13,5 млн человек – неформальный сектор был единственным местом работы. Остальные в нем, как правило, подрабатывали.

В правительстве считали иначе. Так, в течение одного 2013 года вице-премьер Ольга Голодец успела существенно изменить свои оценки теневого сектора. Сначала она заявляла, что «в секторах, которые нам видны и понятны, занято всего 48 млн человек». Речь тогда шла о гражданах трудоспособного возраста. Правительство не знало, чем были заняты остальные 38 млн из 86 млн россиян в трудоспособном возрасте. Затем Голодец уточняла, что в теневом секторе РФ занято около 20 млн россиян (см. «НГ» от 20.05.1521.04.17).

Специалисты РАНХиГС обратили внимание на переток работников из легального малого и среднего предпринимательства (МСП) в неформальный сектор. «Весной Росстат опубликовал итоговые данные за 2016 год о численности занятых в МСП по регионам. По сравнению с 2015 годом в целом по России численность занятых в МСП сократилась на 3,7%, снижение произошло в 53 регионах. Поскольку одновременно сокращалась численность занятых на крупных и средних предприятиях, а экономическая активность и уровень безработицы оставались стабильными, это означает, что занятые перемещались из белого МСП в теневой сектор. И этот процесс идет уже давно, торможения здесь не происходит», – сообщали специалисты РАНХиГС Наталья Зубаревич и Рамиля Хасанова в статье «Регионы России: социальное развитие и демографические тенденции», вышедшей в июльском номере журнала «Экономическое развитие России».

Как пояснил вчера «НГ» научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Виктор Ляшок, посчитать неформальный сектор сложно, существует несколько определений, что к нему относится. «Росстат считает занятость в неформальном секторе работников, которые сами не зарегистрированы как юридические лица либо работают не на юридических лиц. И туда попадают индивидуальные предприниматели, которые могут платить налоги. Когда РАНХиГС говорит про неформальный сектор, он в первую очередь имеет в виду данные Росстата», – объясняет Ляшок.

«Что имеет в виду Максим Топилин, говорящий про легализацию теневого рынка труда, сказать сложно, – продолжает экономист. – Топилин сообщает, что одна часть потока была легализована, а то, что другая часть потока могла, наоборот, перейти из формального сектора в неформальный, – про это он ничего не говорит», – замечает Ляшок. Эти две тенденции не противоречат одна другой: передвижения работников из теневого сектора в белый и обратно могут происходить одновременно, но с разной скоростью.

По словам экономиста, «активно в тень перетекают в первую очередь те, кому сложно устроиться на малых, средних и крупных предприятиях». Это могут быть, в частности, молодые люди с недостаточным уровнем образования.

По данным Росстата, на граждан в возрасте от 15 до 29 лет в 2015 году приходилось около 24% всех занятых в неформальном секторе, около 26% – граждане старше 50 лет. При этом доля неформально занятых, имеющих высшее образования, составляла около 17%, среднее профессиональное имели более 45%, среднее общее или основное общее имели 37%, остальные не имели образования.

Судя по данным Росстата, в некоторых регионах на рынке труда наблюдается высокая напряженность. Есть регионы, в которых среднее время поиска работы превышает среднероссийский показатель и составляет около 9–10 месяцев и даже больше. И это не только некоторые кавказские республики, но, например, Брянская, Липецкая, Тамбовская области, Калмыкия, Тыва. Поэтому неудивительно, что, не сумев устроиться на официальную работу или не удовлетворившись предлагаемым уровнем зарплат, граждане переходят в неформальный сектор.

Опрошенные эксперты тоже указывают на разность методик. «Одни следят за поступлением налогов и созданием рабочих мест (за трудовыми договорами), а другие – за численностью работников и уровнем безработицы. В любом случае заметны проблемы с квалифицированными кадрами и рабочими местами на предприятиях с официальными зарплатами», – говорит аналитик компании «Солид Менеджмент» Сергей Звенигородский.

Впрочем, добавим, в том же самом РАНХиГС эксперты указывают и на некоторые улучшения. Вчера был опубликован новый выпуск «Мониторинга социально-экономического положения и самочувствия населения». В нем приводятся данные опроса, согласно которым в стране сокращается доля граждан, считающих, что для них актуален риск перехода к неформальным формам оплаты труда. Если в июне 2016-го о таком риске заявляли почти 28% из 1600 опрошенных, то в июне 2017-го – 23%.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Плохой премьер оказался хорошим

Плохой премьер оказался хорошим

Михаил Сергеев

Работу правительства РФ не одобряют то ли 60, то ли 30 процентов граждан

2
13635
Молодые россиянки в активном поиске образования

Молодые россиянки в активном поиске образования

Анастасия Башкатова

Миграционные стратегии мужчин и женщин в РФ часто различаются

1
3681
78 лет тюрьмы

78 лет тюрьмы

Алкей

Повесть о том, что бывших руководителей неплохо бы наказывать жизнью по месту работы

0
1474
Проснуться по науке

Проснуться по науке

Вячеслав Харченко

Два рассказа про четыре будильника и пятнадцать коронок

0
1203

Другие новости

Загрузка...
24smi.org