0
2199
Газета Идеи и люди Печатная версия

01.09.1999

Самовыражение вместо подражания

Анатолий Долголаптев

Владимир Рубанов

Об авторе: <p>Анатолий Васильевич Долголаптев - президент Лиги содействия оборонным предприятиям, доктор технических наук;</p> <p>Владимир Арсентьевич Рубанов - вице-президент Лиги содействия оборонным предприятиям, действительный государственный советник РФ.</p>


Рисунок Вадима Мисюка
Рисунок Вадима Мисюка

СЛОЖИВШАЯСЯ в научно-промышленном комплексе страны ситуация не оставляет выбора между консервативной и инновационной стратегиями научно-промышленного развития. Суть инновационной стратегии должна заключаться в переходе от преобладающего сегодня принципа минимизации рисков к принципу максимизации использования возможностей, открывающихся в переменах, к созданию условий для раскрытия и реализации созидательно-творческого потенциала России.

МИРОВЫЕ УНИВЕРСАЛИИ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ

Бессмысленно, конечно, отрицать тот непреложный факт, что сложившийся в СССР по законам планового хозяйства научно-промышленный комплекс принципиально не соответствует рыночным представлениям о "должном". Это обстоятельство, однако, не опровергает наличия самого комплекса и вовсе не свидетельствует о научно-технической и индустриально-производственной отсталости России. Примитивизированные оценки проблем российской экономики с универсалистских позиций глобальной системы капитализма не позволяют вскрыть реальные причины кризисных явлений, учесть специфику национального хозяйственного развития и активизировать потенциал движения в постиндустриальном направлении. Углубленное же и сбалансированное отношение к мировому опыту и национальным особенностям России приводит к необходимости признания права на существование национальной модели экономики. Ее своеобразие определяется целым рядом известных объективных обстоятельств - от холодного климата и протяженности территории до специфики российской коллективистской культуры и истории страны как "осажденной крепости" с громадными расходами на оборону и милитаризованностью экономики.

Принципиальными особенностями обладает и осуществленная в России индустриализация. В ее основу была заложена специфическая структура технологического уклада, ориентированного на обеспечение военной безопасности, быстрое послевоенное развитие и совершение важнейших технологических прорывов. Но эта структура оказалась слабо восприимчивой к потребностям информационного общества и постиндустриального развития. Российская экономика с построенной по отраслевому принципу государственно-монополистической промышленной системой принципиально отличается от корпоративной частно-капиталистической экономической организации индустриальных стран. Но и эта особенность не дает оснований для унизительной оценки российского народного хозяйства как "недоразвитой" экономики. В свою очередь, объективно назревшая необходимость реформ не означает и не может служить оправданием разрушения накопленного научно-промышленного потенциала, "человеческого" и "общественного" капитала. Политически конъюнктурная подгонка российского общества под такие западные стандарты, которые воспроизводят в своих странах принципиально иной тип социально-культурной организации и ценностных ориентаций общества, имеет закономерный деструктивный результат.

Означает ли такая позиция отказ от использования зарубежного опыта и возврат к экономической самоизоляции страны? Безусловно, нет. Но этот опыт должен быть осмыслен не на уровне выборочных разрозненных фактов для "интеллектуальных дуэлей" с оппонентами. Это должен быть уровень обобщения и понимания тенденций мирового развития, объективного анализа реального положения России в непрерывном историческом времени и целостном экономическом пространстве, имеющий целью выработку позиции для ее достойного самоопределения в глобальных процессах вместо мстительных попыток сведения счетов с недавним прошлым.

Из маловразумительных объяснений штатных "реформаторов", назначенных "олигархов" и "продвинутых менеджеров" относительно того, что мешает им вернуть Россию в лоно мировой цивилизации, может сложиться впечатление, будто в этих самых "цивилизованных странах" существуют только фондовые, валютные биржи и банки. В действительности же основу их благосостояния составляют крупные научно-промышленные корпорации, а экономическая мысль за пределами рекомендаций МВФ не только существует, но и успешно развивается.

КУДА ИДЕТ МИР?

Усиление внимания современных государств к технологическому развитию своих стран связано с тем, что наукоемкий продукт становится определяющим фактором экономического развития в XXI веке и главным источником пополнения бюджетных средств. Это оказывается очевидным из следующего соотношения цен на промышленную продукцию:

- продажа одной тонны сырой нефти приносит до 20-25 долл. прибыли;

- один килограмм бытовой техники дает 50 долл. прибыли;

- средняя норма прибыли от реализации одного килограмма авиационной техники составляет 1000 долл.;

- один килограмм наукоемкого продукта в информатике и электронике позволяет извлекать до 5000 долл. прибыли.

В силу того что политический статус современных государств сегодня определяется в большей мере конкурентоспособностью наукоемкой продукции, чем их военной мощью, вопросы необходимого технологического обеспечения национальных потребностей становятся приоритетной задачей государственного управления.

Фундаментальной основой экономической организации и социальной инновации современных обществ становятся корпорации, а все главные изменения в хозяйственном и социальном развитии связываются с усилением роли крупных научно-промышленных объединений и модернизацией их структуры. Существенно важным для современных корпораций является расширение спектра неэкономических целей, усиление их взаимодействия с другими институтами общества. Формирование новой корпоративной культуры разрушающим образом сказывается на фундаментальных институтах собственности и стоимости капиталистической экономики. При этом резко вырастает несоответствие между традиционной бухгалтерской отчетностью и новой экономической реальностью по причине возрастания роли творческого потенциала и нематериальных активов в сравнении с обычными материальными ресурсами и имущественными правами.

Инвестиционная активность складывающейся "интеллектуальной экономики" концентрируется на "человеческом капитале" и информационных технологиях с осуществлением соответствующей перестройки организационных структур и систем управления. В данном процессе заметной тенденцией становятся размывание понятия "модели продукции", стирание грани между товарами и услугами, а также организация массового производства по индивидуальному заказу.

Особого внимания заслуживает то обстоятельство, что в современной экономике утрачивает первоначальный смысл понятие "национальная продукция", так как она приобретает вид составляющих компонентов транснационального производства. При разработке научно-промышленной политики следует иметь в виду, что вершину пирамиды в современной мировой экономике занимают лица и компании, выявляющие и организующие решение новых проблем участников мирового рынка. За ними иерархически следуют производители символов, стилей жизни и образов массовой культуры; ученые и исследователи, активно продвигающие свои разработки транснациональным корпорациям; консультанты в области менеджмента, инжиниринга, финансов, права, архитектуры, дизайна, рекламы и шоу-бизнеса. Исходя из такой иерархии видов интеллектуально-творческой и производственной деятельности принципиальное значение для национальных экономик приобретает не факт создания того или иного товара, а степень их участия в успешно действующих глобальных сетевых структурах на основе широкого распространения информационных технологий, интегрируемых Интернетом. В этих так называемых виртуальных корпорациях характер исполняемых функций в международном разделении труда важнее факта окончательной сборки сложных наукоемких изделий.

Наиболее актуальной для понимания перспектив экономического развития России является тенденция неуклонного снижения роли сырьевого сектора, традиционных сфер производства и персональных услуг при возрастании стоимости знаний (концептуальной стоимости), которая уже превосходит стоимость, получаемую за счет повышения эффективности классической промышленности.

Сегодня набирает темпы общемировой процесс смены технологических укладов с изменением характера и структуры общественного потребления, сдвигом потребительских предпочтений в пользу образования, информационных услуг и здоровой окружающей среды, а также с утверждением новых ценностей со сменой стереотипов "общества потребления" на ориентации "качества жизни" и творческой самореализации. Новейший технологический уклад приобретает отчетливый информационно-телекоммуникационный облик с ключевой ролью глобальных информационных сетей, систем искусственного интеллекта и интегрированных высокоскоростных транспортных коммуникаций при дальнейшем развитии энергосберегающих и экологических технологий, ядерной энергетики, космической техники, производства конструкционных материалов с заданными свойствами и гибкой автоматизации производства.

МЕТАТЕХНОЛОГИИ И ИНФОРМАЦИОННЫЙ ИМПЕРИАЛИЗМ

Формирование новейшего технологического уклада, который будет определять геополитическую конкуренцию XXI века, сопровождается появлением и стремительным распространением так называемых метатехнологий, вызывающих существенные последствия для всей системы международных отношений. Их основу составляют сетевые компьютеры и телеинформационные системы, средства и методы распространения в обществах чужеродных типов культуры и преобразования массового сознания, меры обеспечения информационной прозрачности других стран. Воплощенный в исследовательских и производственных корпорациях метатехнологического профиля интеллект становится главным источником рыночной силы. Метатехнологии формируют новые рамки и задают такие условия развития личности и человечества в целом, при которых финансы и интеллект, легко перетекающие с территории на территорию, начинают преобладать над ресурсами географических пространств с закрепленными на них людьми и производствами.

Результатом утверждения новейшего технологического уклада является относительное обесценение старых технологий и продуктов их применения. Наибольшему обесценению подвергаются примитивные технологии на слабо монополизированных рынках с сильной конкуренцией. В первую очередь происходит обесценение технологий добывающей промышленности и ухудшение конъюнктуры на сырьевых рынках с общей тенденцией снижения цен на сырье и продукты слабо интеллектуализированного труда. Перспективной является сегодня не любая, а наукоемкая и информационно-технологическая промышленная активность. Специальное исследование этой новейшей проблемы осуществляют в России Михаил Делягин и возглавляемый им институт.

Растущая взаимосвязь и взаимозависимость стран и регионов, глобализация международных и кредитно-финансовых отношений является заметной тенденцией современного мирового развития. Однако последствия ее усиливающегося влияния на национальные экономики нельзя оценивать исключительно положительно. Процессы глобализации тесно связаны с распространением информационных технологий, обеспечивающих интеграцию глобальных рынков финансовых инструментов в единый мировой рынок финансов, где господствующим товаром становится информация со сверхкоротким жизненным циклом. Опыт развития глобального финансового рынка свидетельствует о наличии у международных спекулянтов вполне определенной стратегии по извлечению сверхприбылей на основе дестабилизации экономики отдельных стран, которая получила название их "сплавления" в единое глобальное экономическое пространство, или "асфальтирования" национальных экономик для свободного движения транснационального капитала. Достаточно аргументированно об этом говорит в своих публикациях Сергей Глазьев.

В процессе подобной финансовой интеграции происходит расслоение мирового сообщества на осваивающие и осваиваемые страны. В результате этого глобализация начинает осуществляться за счет деградации осваиваемых стран путем локализации носителей интеллекта и финансовых инструментов с организацией последующей утечки мозгов и капиталов в осваивающие страны.

Осмысление новых реалий, последствий применения метатехнологий и стратегии "сплавления" стран в единое глобальное экономическое пространство привело к созданию теории "конченых стран", которые под воздействием нового (информационного) империализма безвозвратно теряют не только важнейшие интеллектуальные ресурсы развития, но и способность их воспроизводить. Это лишает осваиваемые страны исторической перспективы.

РОССИЙСКИЕ РЕФОРМЫ: ВОЗВРАТ В ЦИВИЛИЗАЦИЮ ИЛИ ПОГРУЖЕНИЕ В ВАРВАРСТВО?

Проведенный анализ тенденций мирового развития свидетельствует о том, что, несмотря на многие несовершенства культивировавшейся в стране модели развития и острейший экономический кризис, предшествующими поколениями российского народа были созданы материально-технические и интеллектуально-кадровые предпосылки современного научно-промышленного развития:

- Россия в целом справилась с промышленной революцией и вошла в группу индустриально развитых стран;

- в России создана развитая система образования и профессионально-технической подготовки кадров, а также соответствующая самым высоким мировым стандартам наука, накоплен ценный "человеческий капитал" в промышленности;

- в стране сформировался достаточно большой "общественный капитал", основанный на естественной склонности российского трудового населения к объединению и моральной общности, накопился опыт создания и результативной деятельности крупных научно-промышленных корпораций;

- в процессе индустриального развития России сформировалась современная система интеллектуального производства ценных знаний и технологических достижений.

Причина глубочайшего кризиса национальной экономики и политической системы связана, как следует из проведенного анализа, не с научно-промышленной отсталостью страны, а с ее неспособностью дать адекватные ответы на вызовы постиндустриального развития и назревшей революции в управлении социально-экономическими процессами.

Это, однако, не давало оснований для выводов о превосходстве тех или иных экономических теорий. Рыночный фундаментализм, по заключению влиятельных западных экономистов, представляет сегодня еще большую опасность, чем тоталитарные идеологии.

Принципиальным недостатком политики экономических преобразований является игнорирование фактора разнокачественности ресурсов оборонно-промышленного комплекса и гражданского сектора экономики. Именно эта особенность российского народного хозяйства ограничивает возможности применения опыта стран с однопорядковым уровнем ресурсов и выдвигает на первый план сформулированную на заре реформ Юрием Яременко задачу трансформации военной мощи в потенциал экономического и структурного оздоровления экономики путем преодоления межотраслевых технологических разрывов.

Некорректно и преувеличение роли мелкого и среднего бизнеса, его рассмотрение в качестве самодостаточного фактора российской экономики, основы возрождения и повышения ее конкурентоспособности. Такой бизнес в научно-промышленной сфере может эффективно существовать и устойчиво развиваться только вокруг крупных корпораций, определяющих технологический облик страны. Их искусственное дробление в России противоречит мировым интеграционным процессам и наносит ущерб по причине разрушения технологического единства и резкого роста трансакционных издержек на обменных операциях.

Ложным и своекорыстным представляется утверждение рыночных фундаменталистов о неизбежности прохождения России через криминальную фазу в связи с необходимостью "первоначального накопления капитала". На самом деле промышленный капитал до начала реформ был уже накоплен в государственно-монополистической форме и требовал повышения эффективности его использования, а не разворовывания и допуска криминалитета к рычагам управления хозяйственными ресурсами в процессе ослабления государственного влияния.

При происходящем сильнейшем "сжатии" национальной промышленности отчетливо проявилась тенденция ее интеллектуальной и профессиональной деградации, так как все более значительную долю в структуре ВВП составляют спекулятивно-финансовые операции. Сложившийся недопустимо низкий уровень заработной платы наемных работников не обеспечивает их нормальной трудовой активности, влечет разрушение кадрового потенциала национальной промышленности.

Увеличение диспропорций в качественных структурах экспорта и импорта разрушает многие отрасли отечественной промышленности, а накачивание потребительского импорта "нефтедолларами" превратило отечественный рынок в "черную дыру" национальной экономики, которая во всех смыслах начинает "съедать свое будущее".

Следует особо отметить, что при сохраняющемся уровне добычи и низком коэффициенте извлечения нефти из недр ее запасов в России хватит примерно на 15 лет, а угроза перехода от экспорта нефти к импорту в долгосрочной перспективе оценивается как вполне реальная.

За годы "реформ" произошло неконтролируемое снижение производственно-технологического потенциала обороны. Оборонно-промышленный комплекс уменьшился в объеме более чем на три четверти, а производство вооружений и военной техники составляет в настоящее время десятую часть объемов 1991 года. Резко снизился уровень национальной безопасности, и утрачены существенные возможности модернизации страны.

КАТЕГОРИЧЕСКИЕ ИМПЕРАТИВЫ НАУЧНО-ПРОМЫШЛЕННОГО РАЗВИТИЯ

Назревшее реформирование российского общества должно рассматриваться не сквозь призму архаических теорий классического капитализма, а с позиций нынешнего постиндустриального вызова.

С позиции доминирующей тенденции мирового развития принципиальные задачи реформирования национальной экономики и ее научно-промышленного комплекса представляются следующим образом:

- осуществление смены нынешнего технологического уклада с преобладающей ролью тяжелой промышленности и использованием низкокачественных ресурсов на технологический уклад наукоемкого производства и широкое распространение информационных технологий;

- радикальное преобразование системы управления социально-экономическим и научно-культурным развитием страны на корпоративном и государственном уровне, обеспечивающее переход от властно координируемых структур к производственно-творческим ассоциациям, построенным на добровольном сотрудничестве;

- смена идеологизированной политики, насаждаемой господствующим экономическим классом капитализма сверху, на общенациональную концентрацию усилий по реформированию корпоративной культуры;

- распространение микроэкономических корпоративных преобразований на уровень макроэкономического обеспечения государством необходимой стране революции в управлении;

- подчинение институциональных преобразований отношений собственности и стоимостного регулирования экономических процессов решению задач смены технологического уклада и реформы системы управления научно-промышленным комплексом на уровне отдельных предприятий и в общегосударственном масштабе.

Обоснованием необходимости выбора собственного пути научно-промышленного развития России являются названные особенности отечественной экономики, а также отношение к национальной культуре, как к важнейшему фактору технического творчества и интеллектуального производства. Опыт развития современных обществ свидетельствует о том, что технологическую модернизацию достаточно успешно проводят те страны, которые избегают жесткого следования "объективным законам цивилизационного развития" и сохраняют, по возможности, самобытные формы естественной жизни, основанные на национальных нравственных традициях.

Необходимость сохранения социально-культурного кода нации и потенциалов развития страны предопределяет использование в разработке приоритетов научно-промышленного развития ограничительного принципа, играющего роль своего рода категорического императива следующего содержания:

- сохранить хотя бы существующий уровень образования и научно-профессионального воспроизводства кадров научно-промышленной сферы;

- предотвратить дальнейшее разрушение научно-промышленного потенциала страны и национальной технологической базы;

- не допустить окончательной деградации оборонно-промышленного комплекса и ухудшения военно-технического обеспечения вооруженных сил;

- прекратить практику решения сегодняшних экономических проблем за счет экологии и будущих поколений;

- исключить телеинформационную колонизацию России и ее технологическую зависимость в жизненно важных областях.

Императив выживания России как энергоемкой и пространственно протяженной державы объективно выдвигает на первый план ее научно-промышленного развития следующие приоритеты:

- сохранение фундаментальной науки как основы самостоятельного осуществления пионерских исследований и разработок прорывных направлений;

- создание безопасных технологий термоядерной энергетики;

- подготовка отечественной атомной энергетики ко "второй ядерной эре";

- создание и использование энергосберегающих технологий;

- разработка и внедрение эффективных технологий глубокой переработки нефти и газа;

- создание скоростного, надежного и дешевого транспорта;

- создание современных телекоммуникационных систем и развитие информационных технологий.

Национальные культурные традиции, накопленный Россией интеллектуальный и научно-промышленный потенциал позволяют определить в качестве приоритетов ее конкурентоспособного развития авиационный научно-промышленный комплекс, ракетно-космические технологии и системы, а также отдельные направления судостроения.

С учетом доминирующих тенденций технологического развития, потребности мирового и национального рынков принципиально важными направлениями являются:

- развитие биомедицинских исследований и фармакологической промышленности;

- технологическое оснащение агропромышленного комплекса;

- разработка и производство оборудования для нефтегазовой промышленности;

- технологическое обеспечение модернизации угольной промышленности и научно-техническая подготовка наметившегося движения многих стран навстречу "новой угольной волне";

- развитие индустрии дорожного строительства;

- интенсификация разработок в области приборостроения;

- адаптация к мировому рынку и новым потребностям российского станкостроения.

Сегодняшняя колониально-сырьевая ориентация национальной экономики не отвечает коренным интересам России, ее научно-промышленному и интеллектуальному потенциалу, в силу чего требуются смена вектора развития и проведение структурных преобразований народного хозяйства. Значение ТЭК как базовой отрасли не должно подменять необходимость приоритетного развития высокотехнологичных производств. Сегодня крайне необходимо увеличение объемов обрабатывающей промышленности в общей структуре народнохозяйственного комплекса. Важную роль в технологическом подъеме обрабатывающей промышленности требуется отвести реализации потенциала оборонно-промышленного комплекса как специфической форме сохранения национальной технологической базы и источника модернизации народного хозяйства, невостребованного ресурса для трансформации сохраняющейся пока военно-технической мощи страны в ее экономическое достояние. Достижению структурно-технологической сбалансированности российского производственного комплекса необходимо придать в процессе разработки и реализации национальной научно-промышленной политики системообразующее значение.

Изменения структуры производственного комплекса должны сопровождаться усилением экспортной ориентации российской промышленности с одновременным наращиванием объемов высокотехнологичной и наукоемкой продукции. Для этого требуется усиление активности государства, направленной на повышение конкурентоспособности национальной экономики.

Главное направление политики технологического развития и управления объектами интеллектуальной собственности необходимо ориентировать на повышение социального статуса продуктивно-созидательного слоя российского общества, стимулирование его творческой активности и предупреждение дальнейшей утечки мозгов за границу.

О ПРЕОДОЛЕНИИ КОМПЛЕКСА ИСТОРИЧЕСКОГО НЕУДАЧНИКА

Реализуемая в настоящее время модель "догоняющего" развития с опорой на сырьевой потенциал страны и интернационализацию ее социально-экономической жизни объективно способствует деградации научно-промышленного комплекса страны и превращению России в сырьевую базу постиндустриальных государств и источник дешевой рабочей силы. Альтернативой может выступить модель "опережающего" развития, реализующая идею максимально полного использования накопленного интеллектуально-творческого потенциала для ускоренного продвижения к постиндустриальному обществу.

Россия, несмотря на скоротечную индустриализацию, не усвоила тейлоризм в качестве технологически-ценностной нормы социально-экономического поведения и сохранила в сознании большинства населения общинно-культурные архетипы, навыки кустарного ремесленничества, творческого отношения к труду и коллективистских традиций. На протяжении трех столетий Россия имела и пыталась обосновать особый тип общества, отличный как от традиционной патриархальности крестьянской общины, так и от западного гражданского общества, разрабатывая также этические основания и идеалы, которые объединяли бы людей целями и установками, не сводимыми к частным материальным интересам. Попытки утверждения новых общественных идеалов, не имевших необходимой материальной основы и практической востребованности, предопределили драматизм российской истории и обогатили уникальным духовным опытом.

Сегодня же в тенденциях постиндустриального развития начинают все более просматриваться общественные идеалы, которые максимальным образом выражены российской культурой, что придает опыту России общемировое значение. Смещение вектора глобальных цивилизационных процессов в духовно-творческую сферу, где наша страна имеет несомненные достижения и мировой авторитет, создает объективные предпосылки для разработки и реализации модели "опережающего развития" России в XXI веке и стратегии ее самовыражения в современном мире вместо реализуемой сегодня политики подражания и выживания.

Установка на стратегию самовыражения предполагает:

- смену идеалов потребительского общества на систему ценностей, утверждающих престиж интеллектуально-творческого труда, приоритет науки, образования и культуры;

- осуществление технологической модернизации научно-промышленного комплекса страны на базе наукоемких, энергосберегающих и ресурсосберегающих технологий, современных систем телекоммуникаций;

- масштабную информатизацию общества и создание условий для включения российского интеллектуально-творческого потенциала в мировое телеинформационное пространство;

- трансформацию культурно-генетического кода России в систему ценностей постиндустриального общества;

- использование ресурсов духовной культуры и интеллектуально-творческого потенциала российского общества для решения социально-экономических проблем, совершения технологических прорывов и суверенного включения страны в процессы глобализации.

В основе такой ориентации национальных усилий лежат прогностические исследования, указывающие на отчетливо проявившуюся тенденцию смены в начале XXI века "экономики спроса" на "экономику нового предложения" и повышения роли стилевых решений до главенствующего фактора конкурентоспособности национальных экономик:

- проявляющаяся тенденция тесно увязывается с необходимостью гуманизации экономики и удовлетворением расширяющихся потребностей людей в творческой самореализации;

- богатые культурные традиции и сохраняющийся интеллектуально-творческий потенциал общества, положение России как "места встречи" мировых цивилизаций содержат необходимые объективные предпосылки для реализации стратегии самовыражения страны в современном мире;

- основным содержанием стратегии самовыражения должна стать постиндустриальная трансформация научно-промышленного комплекса страны и его интеграция с культурной сферой, формирование на этой основе "экономики нового предложения" с организацией производства стилеобразующих решений для индивидуализированного потребления творческих услуг.

Существуют ли для подобных расчетов реальные предпосылки в структуре научно-промышленного комплекса страны? По нашему глубокому убеждению, определенные ресурсы сохранились. Несмотря на острейший кризис, российская наука продолжает существовать как важнейший компонент мировой науки и продуцировать научные результаты благодаря созданному заделу и самоотверженному труду ученых старшего и среднего поколений. Этого немало для экономики интеллектуального типа. Ведь сегодня в мире существуют только две страны (США и Россия) с развернутой в полном объеме фундаментальной наукой, определяющей скорость развития современных обществ по стратегическим направлениям. Несмотря на то что Россия утратила конкурентоспособность по отношению к США в международной политике, экономике и военном деле, ее наука остается важнейшим ресурсом и показателем конкурентоспособности на мировой арене в XXI веке.

Проблема упирается, таким образом, не в отсутствие ресурсов достойного развития, а в недееспособность субъектов научно-промышленной политики, слабость политической воли государства и общую деморализацию общества, которому привит в последнее время комплекс "исторического неудачника" и "изгоя мировой цивилизации". Это, однако, уже другой сюжет...


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Не переходите дорогу черной кошке!

Не переходите дорогу черной кошке!

Андрей Рискин

0
822
Субмарину «Сан-Хуан» нашли, но смогут ли поднять?

Субмарину «Сан-Хуан» нашли, но смогут ли поднять?

Андрей Рискин

0
1355
В борьбе за терминал в порту Усть-Луга суд проигнорировал интересы государства

В борьбе за терминал в порту Усть-Луга суд проигнорировал интересы государства

Денис Беляков

Предписание ФАС, позволявшее защитить от обесценивания крупный пакет акций логистического комплекса, отменено в арбитраже

0
951
Пентагон готовит новую атаку на Сирию

Пентагон готовит новую атаку на Сирию

Андрей Рискин

0
4193

Другие новости

Загрузка...
24smi.org