1
4302
Газета Печатная версия

24.09.2019 19:59:00

Имя отвечает на вопрос «Ты кто?», фамилия чаще – на вопрос «Ты чей?»

Шифровка, спрятанная в суффикс

Николай Дрожкин

Об авторе: Николай Яковлевич Дорожкин – кандидат технических наук, член Российского национального объединения историков естествознания и техники, член Союза писателей России.

Тэги: имя, фамидия, язык, русский язык


12-1-1-t.jpg
Выдающийся советский фехтовальщик
Виктор Кровопусков стал
олимпийским чемпионом
в 1976 и 1980 годах.
Фото © РИА Нвоости
Когда‑то автор этих строк обратил внимание на полное соответствие между некоторыми фамилиями и их носителями. Я начал даже коллекционировать подобные фамилии. Довел список примерно до сотни и забросил. Но самые интересные совпадения запомнились.

Какую фамилию носил знаменитый автор статей и книг по истории кулинарии? – Похлёбкин! А известный дирижер? – Скрипка! А кто по профессии был Перелёт? Летчик‑испытатель. Челнокова, естественно, знатная ткачиха. Фамилия известного теоретика астронавтики Штернфельд переводится как «Звёздное поле». А завхоз Доставалов? Гидродинамик Вассерман? Секретарь обкома Секретарюк? Юморист Веселовский?

Интересные фамилии встречаются у врачей. Например, иглотерапевт Тыкочинская, хирург Зарезаев. Зубной врач – Дергунова. Сексопатолог – Членов (совершенно серьeзно!). Ветеринар – Кабанов… А спо ртсмены? Фехтовальщик Кровопусков, бегун Борзов, прыгунья в длину Скачко, боксер Кулаков, борец Медведь, ориентировщик Востоков («ориент» – восток).

Это, конечно, в основном курьезные случаи. Вообще же происхождение фамилий – дело сложное, серьезное, и занимается этим вопросом целое направление в ономастике – науке об именах.

«Чеевич?» – «Батькович!»

Слово «фамилия» пришло к нам из латинского языка, на котором оно означает буквально «семья». В основе фамилии, как правило, имя предка или его прозвище. Правда, грань между именем и прозвищем достаточно условная. Многие имена сами были когда‑то прозвищами. Но у некоторых народов вся разница между личным именем и фамилией только в том, что личное имя стоит впереди родового. Вот «цепочка» американских знаменитостей: Джордж Вашингтон – Вашингтон Ирвинг – Ирвинг Стоун. У русских же, как и многих славянских, тюркских и иных российских народов, разница между именем и фамилией более четкая. Если имя отвечает на вопрос «Ты кто?», то фамилия чаще – на вопрос «Ты чей?».

Есть фамилии старинные, возрастом в сотни лет, как, например, Милославские, Романовы, Кутузовы, Дружинины, Дорошенко, Самойлович. Есть юные, возникшие в ХI–ХХ веках: Ульяновы, Чеховы, Петровы, Борисенко, Токаревы, Октябрьские, Самолётовы. Фамилии могут быть производными от имен христианских (Алёхин, Корнилюк, Прокопчик), «мирских» (Некрасов, Державин), тюркских (Тургенев, Юсупов).

Христианские имена имели разное этническое происхождение, и это, соответственно, отражено в фамилиях. Так, очень четко просматриваются в современных фамилиях корни русско‑славянские (Борисов, Владимиров, Глебов), греческие (Андреев, Никольский, Микитенко, Василёнок), римские (Лавров, Павловский, Климович), древнееврейские (Давыдов, Матвеев, Науменко, Осипович)... Здесь приведены только фамилии восточных славян – русских, украинцев и белорусов. О других народах разговор будет несколько ниже.

Образуясь на основе личных имен, фамилии приобретают и свойственные именам этнические варианты. Возьмем для примера библейское имя Иаков. Русский язык преобразовал его в Якова. И вот – вариации фамилий. Во‑первых, «оттеночные» русские: при классической форме «Яковлев» широко бытуют Яшин, Яшкин, Якушин, Якунин, Якушев, Янин и т.д. Во‑вторых, фамилии близких народов: Яковенко, Якович, Якубович, Якубовский... И, в‑третьих, аналоги в неславянских языках: татарин Якубов (Якупов), араб Якуби, датчанин Якобсен, еврей Якобсон, итальянец Джакопоне, француз Жакоб, армянин Акопян и т.д.

Подобные ряды можно выстроить, начав от любого мужского имени. Такие фамилии называются патронимическими. Первоначально они выполняли функцию отчества, отвечая на вопрос «Чей сын?». И прямой ответ был: «Алёхин! Борисов! Варфоломеев!»

Встречаются и местные особенности образования фамилий, отвечающих на вопрос: «Ты чьих?» или «Каких?». Вот и образовывались фамилии типа Петровых, Черемных, Долгих, Седых...

В Украине ответ на вопрос «Чей?» звучал иначе, правда, с некоторыми отличиями в разных регионах. Запорожцы Дорошенко и Петренко были сыновьями Дороша и Петра. Фамилии типа Мартынюк или Корнейчук более характерны для Западной Украины. А влияние соседней Белоруссии и Польши, равно как наследие Великого княжества Литовского, сказалось на образовании фамилий типа Коцюбинский, Григорович, Шумейко. Для Белоруссии типичны еще и уменьшительные формы – типа Василёнок или Прокопчик.

Фамилии, образованные от женских, материнских имен и прозвищ, встречаются гораздо реже. Такая фамилия может означать, что ее первый носитель воспитывался вдовой или матерью‑одиночкой, а то и просто «бой‑бабой», подмявшей мужа и ставшей главой семьи. Так и появились Машкины, Зинины, Дунины, Купчихины, Магденко, Фекленко. Известен Григорий Настасьин, личный врач Александра Невского. Интересно, что особенно часты такие фамилии у русских евреев – Райкин, Фейгин, Шифрин, Стерин, Рохлин, Ривкин... Некоторые из подобных фамилий все-таки превратились со временем в патронимичные – Фейгинсон, Ронинсон.

Назвать или обозвать?

Как получаются прозвища, от которых образуются фамилии, – это не вопрос. Кто в раннем и школьном детстве, в армейской или студенческой юности не давал прозвищ ближнему своему? То же самое делалось и в старину.

Прозвище могло быть связано с внешностью – например, Рыжий, Горбач, Рябой, Нос, Пузан, Бугай; или с чертами характера – Жила, Свистун, Смышляй, Говоруха, Чистяк, Бирюк; по сходству с животным – Петух, Козел, Медведь, Лебедь… Прозвище может отражать род занятий – Портной (Кравец, Шнайдер), Сапожник (Швец, Чеботарь, Шумахер), Кузнец (Коваль, Ковач, Шмидт, Смит), Мельник (Млынник, Мирошник, Мюллер)... Собственно, это уже не совсем прозвища – они для этого слишком сдержанны, деловиты. Другое дело – Портняга, Халява, Подкова, Швейка...

Иные прозвища бытовали наравне с именами. Это были так называемые мирские, нецерковные, или «языческие» имена. Они давались детям в семьях, где имена, полученные при крещении, практически игнорировались. Ну зачем бы неграмотный многодетный крестьянин ломал язык Варсонофием или Павсикакием, если проще называть сыновей по каким‑нибудь существенным признакам? А пока эти признаки не проявились, можно именовать хотя бы по порядку номеров. Так появлялись имена Первенец (Первуха, Первак, Перший), Вторуша (Втор, Друг), Третьяк, Четвертак (Четверуха, Четверик), Пяток (Пят, Пятёрка), Шестак (Шостак), Семой (Семак, Семуха), Осьмина (Осьмуха), Девят (Девятка), Десят (Десятка) и так далее. Отсюда и соответствующие фамилии – Первухины, Вторушины, Третьяковы, Четверухины...

Есть и другие фамилии с числительными: Одинцовы, Двоедомовы, Троекуровы, Шестопаловы, Семижёновы – их этимология довольно прозрачна. И совсем нетрудно «вычислить», от каких прозвищ‑имен образовались фамилии Ждановых и Неждановых, Дурневых и Умниковых, Невзоровых и Миловидовых...

А вот в Украине, как и в Западной Европе, фамилии от прозвищ часто обходятся вообще без суффиксов: Розум, Кучма, Капелюх, Сковорода, Верёвка, Чумак, Папуша, Ковбаса, Вовк, Убейсобака, Вырвыхвист... Не случайно и в современном украинском языке слово «прiзвище» означает не что иное, как «фамилия». 

Из каких явился мест?

Вокруг нас с вами много людей с географическими фамилиями. По такому родовому имени можно сказать о человеке, где родина его предков. Сколько русских, российских, славянских городов отражено в фамилиях наших сограждан! Архангельские и Астраханцевы, Бельские и Брянчаниновы, Верейские, Волынцевы и Вяземские, Галицкие и Достоевские, Казанцевы и Курские, Ломовцевы и Муромские, Одоевские и Одоевцевы, Пермяковы, Пермитины и Пензины, Рязанцевы и Ростовцевы, Самарины и Смоляниновы, Тверитины и Туляковы, Уфимцевы и Фастовские, Херсонские и Ценские, Шацкие и Ярославцевы...

Есть фамилии от целых областей и названий народов – Поморцевы, Украинцевы, Сибиряковы, Татариновы, Остяковы, Калмыковы; от названий рек и озер – Амурские и Ангарские, Белозерские и Волжанские, Днепровы и Донские, Задонские и Запорожцы, Камские и Ленские, Мезенцевы и Невские, Онегины и Печорины, Томские, Хопровы и Яицкие...

Правда, некоторые из таких фамилий похожи на псевдонимы или почетные титулы – Сергеев‑Ценский, Румянцев‑Задунайский. Однако есть и подлинно гидронимические фамилии. Почему‑то много их образовано от названий небольших рек: Ветлуги, Вохмы, Мезени, Свири – Вохмяковы, Вохминцевы, Вахмянины, Ветлугины, Ветлужских, Мезенцевы, Свирские, Свирцевы, Свирины...

Выделяются фамилии, образованные от названия города посредством суффикса «-ин», – типа Москвин, Самарин, Вологдин, Калугин, Костромин. Скорее всего в этих случаях название города было прозвищем родоначальника. А фамилия Калугин, возможно, совсем не от города, а от рыбы калуги, как Белугин. Бывает, что в качестве фамилии служит неизмененное название города или реки: Саратов, Ростов, Сергач, Балашов, Чернигов, Буг, Волга, Дунай, Кама, Самара...

Наиболее естественными кажутся географические фамилии на «-ский». Но фамилий с суффиксом «-ск» очень много, и происхождение их – самое разное. Они могут быть систематизированы примерно так: 1) «аристократические»; 2) «церковно‑семинарские»; 3) «польские»; 4) «еврейские» и 5) прочие. Кавычки объясняются тем, что предложенные категории достаточно условны, с размытыми границами.

К «аристократическим» фамилиям относятся, например, княжеские, древних родов, образованные по названиям владений: Шуйские, Вяземские, Холмские, Воротынские и т.п.; или присвоенные за воинские заслуги в старину (Невский, Донской), а также в послепетровские времена, вместе с титулом (Суворов, князь Италийский, граф Рымникский; Орлов, граф Чесменский; Румянцев, граф Задунайский).

Что касается «церковно‑семинарских» фамилий, тут надо иметь в виду, что в большинстве своем священники носили собственные фамилии, если таковые имелись. Если же у семинариста из крестьянской семьи фамилии не было или даже была, но «неблагозвучная», то выпускник семинарии, получая приход, записывал себе фамилию по названию церкви или ближайшего церковно‑календарного праздника. А то и просто придумывал. Так появились Никольские, Борисоглебские, Воскресенские, Вознесенские, Всехсвятские, Космодемьянские, Предтеченские, Рождественские, Троицкие, Успенские, Иорданские. Как видим, ничего аристократического или польского, кроме суффикса.

Да и у поляков, вообще‑то, фамилии достаточно разнообразные и не обязательно на «-ский». Вот несколько первых, возникших в памяти: Вайда, Валенса, Сапега, Заремба, Загурский, Сенкевич, Радзивилл, Цыбульский, Стржельчик. И если уж строго, то сами поляки пишут фамилии без «и краткого»: Володыёвски, Ярузельски... И еще важно учитывать, что истинно польские фамилии образованы от польского же корня. Уже поэтому фамилии Вольский, Бурлацкий, Ивановский, Ростовский принадлежат не полякам. Значительно вероятнее, что поляками были Вишневецкий, Дзержинский, Хмельницкий, но не исключено и то, что эти «паны» – украинцы или белорусы. И не только. Множество фамилий такого типа – еврейские.

По этим фамилиям историк российского еврейства может составить карту дореволюционной «черты оседлости» – территории проживания евреев в Российской империи: Минские, Пинские, Лидские, Слонимские, Подольские, Слуцкие, Заславские, Дунаевские, Стругацкие, Жванецкие, Гусинские, Смоленские...

Фамилия для персонажа

А еще фамилия – хороший объект для литераторов. Вот уж где можно вволю поупражняться в остроумии! «Каких фамилий только нет!» – восклицал баснописец и перечислял: «Пятёркин, Двойкин, Супов, Слюнтяев, Тряпкин‑Дармоед, Пупков и Перепупов»... Классики нашей литературы отвели душу, подбирая фамилии для своих персонажей. У Гоголя это Держиморда, Ноздрёв, Собакевич, Яичница, Шпонька... У Чехова – Перехват‑Залихватский, Пришибеев, Жратва, Фениксов‑Дикобразов‑второй... У Ильфа и Петрова – Лоханкин, Лейбедев, Фима Собак, Изнурёнков...

Бывает, что человеку его фамилия не нравится, и он ее меняет на другую. Объявления об этом часто появлялись в газетах 1920–1930 годов. Пеструхин становился Октябрёвым, Дворянинов – Слесаревым, Злодырев –­ Добровольским… В «Записных книжках» Ильфа приводятся подобные публикации. О некоем Мазепе, меняющем фамилию на Грядущий, Илья Ильф замечает: «Глуп ты, Грядущий…» А сообщение, что Какашкин меняет фамилию на Любимов, оставляет без комментариев.

Иные товарищи, вступая в брак, берут фамилию жены. Так некто Кандыба стал Алмазовым, Брюханов – Кутузовым, Эдельвейс – Криворучко… А вот гражданину Чистоедову не повезло: его избранница оказалась по фамилии Редкозубова, и супруги стали Чистоедовыми.

Целая тема для диссертаций – это псевдонимы: политические, литературные… Но это уже совсем другая история…



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В церковь тянут за язык

В церковь тянут за язык

Андрей Мельников

Милена Фаустова

Надо ли изучать в школе богослужебную речевую культуру

0
1674
Неограненные самоцветы

Неограненные самоцветы

Диалог о поэтической прозе Мамеда Халилова

0
744
На английский придется раскошелиться

На английский придется раскошелиться

Елена Герасимова

А школам – либо переучить учителей, либо нанять иностранцев

0
5880
Бунт языческого Разина

Бунт языческого Разина

Андрей Мельников

Ренессанс коренных народов не сводится к пельменным фестивалям и конкурсам рыжеволосых

0
2215

Другие новости

Загрузка...
24smi.org