0
1118
Газета Персона Печатная версия

24.08.2000

Новый Обломов родился

Тэги: Акунин, Облмов, Болмат

Игорь Захаров издает книжки под маркой собственного имени. Один из наиболее успешных проектов - детективный сериал Б.Акунина (псевдоним Григория Чхартишвили) о похождениях Эраста Фандорина. Только что издатель Захаров представил на суд читателя новую книгу нового автора - "Медный кувшин Старика Хоттабыча" Сергея Обломова. Начинается раскрутка нового имени. Для начала разговора с Игорем Захаровым кстати пришлась цитата из вышедшей книжки: некий писатель рассказывает, как ему заказали книгу.

Цитирую. "- Короче, есть такой издатель - Захаров. Он раньше с Вагриусами мутил, а теперь сам по себе. Довольно известный. Б.Акунина знаешь?

- Нет.

- А исторические детективы про Фандорина?

- Конечно, знаю!

- Вот все вы так, - обиделся писатель. - Даже авторов не запоминаете, не то что издателей". (Сергей Обломов. "Медный кувшин Старика Хоттабыча". "Сказка-быль для новых взрослых".)

- В этой цитате хоть и не исчерпывающее, но вполне информативное описание вашего издательского пути. Почему, кстати, вы перестали "мутить с Вагриусами"?

- Я был сослуживцем Владимира Викторовича Григорьева в течение нескольких месяцев 1989 года. Пока "созревала" "Независимая газета", я некоторое время работал в издательстве "Новости", где он заканчивал работу. Он пошел на повышение, а я занял его кабинет. Он создал издательство "Вагриус", я был в "Независимой", пять лет занимался Международным центром журналистики. Это было интересно, но скучновато. И в 1997 году я стал заниматься издательским делом. Я декларировал, что меня интересует нон-фикшн, а мои книжки распространялись через "Вагриус" (мы вместе стояли на обложке). Однако реальной прибыли я так и не получил и довольно быстро понял, что нужно контролировать ситуацию с начала до конца. Продолжая симпатизировать Григорьеву - и не симпатизировать его содиректору, я перерегистрировался в начале 1998 года, а с ними разошелся и стал частным издателем. Вместе мы издали книгу об Алле Пугачевой, биографии Наполеона и Елизаветы II, которую, кстати, переводил Григорий Чхартишвили, еще не ставший тогда Б.Акуниным. Через несколько месяцев Григорий Шалвович позвонил мне и сказал, что написал детектив. "Вы ведь этим не занимаетесь, - сказал он, - и поэтому мне вдвойне интересно ваше мнение". Он дал мне почитать - и мне сразу понравилось, хотя я и не большой поклонник детектива.

Таким образом, уже в 1998 году я издал самостоятельно не только биографию Фаины Раневской, но и свою первую беллетристическую вещь.

- Вообще, к вашим книгам много претензий - отсутствие справочного аппарата, бывают опечатки. В книге "Интервью с Иосифом Бродским" нет, например, даже оглавления.

- Во-первых, я спешил! Во-вторых, есть закон: чем интересней книга, чем больше у нее тираж, тем больше в ней опечаток. Даже корректор ее уже не вычитывает, не высматривает ошибки, а просто читает - и зачитывается. К тому же вы меня как журналист поймете: бывают моменты, когда срок важнее, чем качество. Пропустить юбилей Бродского было бы непрофессионально. К тому же составитель, г-жа Полухина, сидящая в Англии, против договора отказалась читать книгу, перекинув эту работу на Виктора Куллэ, который меня тоже подвел, и мне пришлось самому в течение четырех суток вычитывать 61 интервью. Естественно, я сделал только минимум возможного. Но моя книга оказалась единственной, вышедшей к юбилею. Сейчас выходит второе издание, там все должно быть хорошо.

- Сейчас вы раскручиваете нового, никому не известного автора - Сергея Кладо, пишущего под псевдонимом Обломов. А где вы его вообще нашли?

- Это было самое сложное. Когда я захотел издать неавторизованную биографию Пугачевой, нужен был автор, который пишет нормальным, человеческим языком обо всем, но не переходя некоторую грань. Я вообще люблю заказывать тексты. У меня появляется идея, и я сам прорабатываю, как ее реализовать и получить при этом прибыль. Что касается Сергея Оболомова, то я вот уже второй год ношусь с идеей римейков.

И вот для примера я взял "Хоттабыча" - классная история. Вообще-то она из "1001 ночи", во-вторых, есть роман англичанина Энстея (там некий молодой англичанин на аукционе купил лампу, потер, оттуда вылез джинн и стал исполнять его желания; все это наложено на Лондон начала века). Этот роман, в свою очередь, прочитал в 1935 году Лазарь Лагин и сделал двойной уже римейк. Я пошел дальше - решил сделать тройной римейк, дотянуть эту историю до наших дней (потому что лагинского Хоттабыча читать уже невозможно). Я нашел трех авторов - и трижды отверг варианты этого произведения. Параллельно в поле моих профессиональных занятий объявился "новый русский" господин Кладо. Он хорошо знает английский, владеет языком. Я попросил его "освежить" перевод детской вещи Роальда Даля "Чарли и шоколадная фабрика". С ним же я завел разговор о Хоттабыче: можно ли сделать эту вещь для "новых взрослых", для 20-летних, которые не жили при советской власти, но, с другой стороны, находятся в той компьютерно-денежно-тусовочной реальности, которую я плохо знаю. Короче, я заказал ему Хоттабыча, требуя при этом минимума: чтобы там был сюжет, чтобы было интересно переворачивать страницы. А что он туда напихает - не важно. Важно, чтобы я это стерпел. Конечно, я надругался над текстом - это уже третья версия. Рано или поздно мы в соответствии с договором вернемся к первой авторской редакции - когда и если автор станет известен, когда появится круг читателей, которые захотят посмотреть, каким же был роман до того, как над ним надругался Захаров...

- Уже запланировано продолжение "Медного кувшина"?

- Оно дописывается. Называется "Хоттабыч-потрошитель". Я даже знаю уже, каким будет третий том - нечто вроде "Московской саги". Но, естественно, я не заказываю именно такой или иной текст. Главное, что это римейк - в качестве затравки. Остальное - дело автора. А вообще я считаю, что надо культивировать, помогать созданию сюжетной литературы. У нас ведь нет рассказчика. Есть рассказчики журналистские, кухонные, но нет рассказчика большого полотна - чтобы была интрига, развитие, кульминация, развязка, эпилог. Хотя, честно говоря, я не знаю, что нужно сделать, чтобы подбить авторов, литераторов не стесняться написать сюжетный роман.

- В этой связи вы помещаете Сергея Обломова и его книги, скажем так, в текущий литературно-издательский контекст. Сравниваете, например, с Сергеем Болматом, вокруг которого тоже идет активная игра по раскрутке?

- Отвечаю совершенно конкретно. Литературный агент Болмата первым прислал его рукопись из Германии мне. Я прочитал и отказался издавать книгу. Мне там не хватало сюжета. Я им не соблазнился. Но меня устраивает, например, вариант Сорокина, который говорил о некоем апгрейде, например, "Записок из подполья", - когда можно взять сюжет Достоевского и вытянуть его в нашу реальность. Вот это мне интересно.

Вообще сначала важно, чтобы мне нравилось, а потом я буду иметь надежду, что это понравится и другим. Поэтому я ношусь сейчас с Сергеем Обломовым, я его внедряю. Как внедрял когда-то Б.Акунина. Или как Екатерина Великая внедряла картошку. Но картошка ведь вещь хорошая. Надеюсь, и Обломов придется русским людям по вкусу.

- Я слышал, будет фильм по книгам Б.Акунина?

- Да, снимать его будет известный режиссер Александр Адабашьян. Сценарий, который написал Григорий Чхартишвили, как я знаю, уже принят.

Беседовал Александр Вознесенский


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Другие новости

Загрузка...
24smi.org