0
6824
Газета В мире Печатная версия

31.10.2016 00:01:00

КАРТ-БЛАНШ. Соглашение Канада–ЕС: уроки для ЕАЭС

На пути интеграционного строительства не обойтись без всесторонних дебатов

Алексей Портанский

Об авторе: Алексей Павлович Портанский – профессор НИУ ВШЭ, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН.

Тэги: канада, ес, сета, торговое соглашение


канада, ес, сета, торговое соглашение Фото Gettyimages

Вторая по значимости трансатлантическая сделка – Cоглашение о зоне свободной торговли между ЕС и Канадой (СЕТА) – заключена 30 октября вечером в Брюсселе. Что касается первой – Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (TTIP) между ЕС и США, то она пока откладывается на неопределенное время. Последнее обстоятельство придает дополнительную важность европейско-канадской договоренности.

В условиях длительного кризиса дальнейшей либерализации торговли в многостороннем формате (ВТО) соглашение СЕТА призвано снизить барьеры в торговле на двустороннем уровне. По имеющимся оценкам, соглашение позволит увеличить объем взаимной торговли на 20%, упростит инвестирование, торговлю услугами.

Всеобъемлющее экономическое и торговое соглашение СЕТА планировалось подписать в Брюсселе 27 октября, однако накануне выяснилось, что этому препятствует особая позиция бельгийского региона Валлония. 

Евросоюз, как известно, выступает в торговых переговорах на внешней арене как одно целое, проводя общую торговую политику. Позиция ЕС по конкретному вопросу утверждается всеми государствами-членами, после чего соответствующий мандат вручается торговому комиссару ЕС. В дальнейшем для вступления в силу подписанного международного договора требуется его ратификация всеми парламентами членов ЕС. При этом в отдельных странах, в частности в Бельгии, имеющей федеративное устройство, действует еще и региональная составляющая.

Согласно бельгийской Конституции, центральное правительство должно получить согласие каждого из трех регионов – Фландрии, Валлонии и Брюссельского столичного региона – на международную сделку. В случае СЕТА представители Валлонии потребовали большей ясности в соглашении по ряду чувствительных вопросов: в сфере трудовых отношений, потребительских норм, защиты окружающей среды. Особую озабоченность у сельхозпроизводителей вызвал механизм разрешения споров «инвестор–государство», способный, с их точки зрения, нанести ущерб структуре агросектора в регионе.

Разочарованная неудачей с подготовкой соглашения, канадский министр международной торговли Кристиа Фриланд не без досады констатировала, что ЕС не способен заключать международное соглашение даже с таким удобным партнером, как Канада, полностью разделяющим европейские ценности.

Но 27 октября после интенсивных внутрибельгийских согласительных процедур удалось снять имевшиеся разногласия, и на следующий день парламент Валлонии дал добро на подписание СЕТА. Согласие двух других регионов было получено накануне. И теперь, как заявил премьер-министр Бельгии Шарль Мишель, соглашению с Канадой дан зеленый свет.

Описанная ситуация с СЕТА, которая, как казалось, вполне могла привести к громкому провалу, на самом деле вызывает двоякую оценку. С одной стороны, возникшие внутри ЕС трудности с выработкой согласованной позиции могут быть восприняты как еще один признак кризиса внутри Евросоюза, и прозвучавший упрек со стороны канадского министра торговли – тому подтверждение. Но с другой – выработка общей позиции посредством всесторонних и прозрачных дебатов до подписания документа – один из выстраданных уроков европейской интеграции.

Именно на этом – необходимости полной транспарентности процесса переговоров по СЕТА и предварительного обсуждения его положений всеми заинтересованными сообществами – настаивал в конце прошлой недели глава региона Валлонии Поль Манет. Только при условии проведения такого рода дебатов можно рассчитывать на прочность будущего договора. История евростроительства неоднократно подтверждала справедливость этого.

Каждая из известных в мире интеграционных группировок имеет свои особенности, но существуют и общие закономерности, что не раз признавалось лидерами Евразийского экономического союза (ЕАЭС), когда они заявляли, что наша интеграция должна идти по примеру европейской.

Никто не спорит с тем, что на постсоветском пространстве объективно существовали реальные предпосылки к интеграции. Однако это еще не давало оснований полагать, что она произойдет в считаные годы. Факты упрямая вещь: с момента начала создания нашего Таможенного союза (ТС) в 2007 году до следующего этапа – Единого экономического пространства, наступившего 1 января 2012-го, минуло лишь четыре года. И всего через три года – с 1 января 2015-го – объявлена следующая стадия интеграции, которую можно считать наивысшей, – ЕАЭС.

Для сравнения: в Европе от решения о создании таможенного союза (Римские договоры 1957 года) до перехода к Евросоюзу (Маастрихтский договор 1992 года) прошло 35 лет. У нас между аналогичными этапами – восемь лет. То есть мы двигались более чем в четыре раза быстрее ЕС. Не странно ли? Заметим, что в конце апреля 2014 года – за месяц до подписания Договора о ЕАЭС – главы Белоруссии и Казахстана пытались убедить российского президента, что лучше не спешить с новым договором, а сосредоточиться на выполнении уже имеющихся договоренностей, однако Москва настояла на своем. Оказались ли оправданными столь быстрые темпы евразийской интеграции?

К сожалению, примеров негативных последствий интеграционной спешки накоплено немало, начиная с устранения постов таможенного контроля сразу после образования ТС (в ЕС они сохранялись в течение более чем 30 лет) и последующих попыток их восстановления в конце 2014 – начале 2015 года и кончая звучащими практически на каждой встрече в верхах претензиями со стороны Минска и Астаны в адрес Москвы о невыполнении ею, с их точки зрения, тех или иных положений договоров о ТС и ЕАЭС.

Сегодня ЕАЭС стремится к заключению договоренностей с другими странами о зонах свободной торговли (с Вьетнамом соглашение и ЗСТ уже действует). Думается, что в этой связи небесполезным может оказаться и опыт подготовки СЕТА. При этом придется признать, что ни на одном из этапов евразийской интеграции каких-либо серьезных общественных дебатов внутри стран-членов не проводилось. Ибо в авторитарных режимах подобной традиции просто не было. Но если мы намерены отвечать на современные вызовы, то такую традицию придется создавать.


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Вместо Турции - на космическую орбиту

Вместо Турции - на космическую орбиту

Андрей Ваганов

0
982
Конференция в Берлине продемонстрировала оптимизм в будущем отношений Германии и России

Конференция в Берлине продемонстрировала оптимизм в будущем отношений Германии и России

Олег Никифоров

Экономика становится самым главным фактором для развития межгосударственных связей в период политической напряженности

1
1226
Выход из ДРСМД делает Европу заложницей

Выход из ДРСМД делает Европу заложницей

Ирина Дронина

Трамп заморозил договор, Конгресс потребовал его сохранить, а в НАТО пытаются решить, что делать дальше

0
1955
Брюссель заразился бациллой вседозволенности США - Лавров

Брюссель заразился бациллой вседозволенности США - Лавров

1
1431

Другие новости

Загрузка...
24smi.org