0
0
2261

Алексей Филатов 16:34 28.03.2021

Люди А. Отмеченный Путиным капитан Николай Щекочихин

Писать о погибших друзьях всегда тяжело. Но нужно. Чтобы память жила. На прошлой неделе я рассказывал об уникальной операции по захвату Салмана Радуева, которую ФСБ провела 13 марта 2000 года. Спустя две недели, 30 марта, погиб один из участников той операции – капитан Николай Щекочихин. Год назад, в двадцатую годовщину его гибели, я публиковал очерк с Колиной биографией. Сегодня хочу вспомнить несколько эпизодов его пути боевого офицера.

Теги: Люди А


Писать о погибших друзьях всегда тяжело. Но нужно. Чтобы память жила. На прошлой неделе я рассказывал об уникальной операции по захвату Салмана Радуева, которую ФСБ провела 13 марта 2000 года. Спустя две недели, 30 марта, погиб один из участников той операции – капитан Николай Щекочихин. Год назад, в двадцатую годовщину его гибели, я публиковал очерк с Колиной биографией. Сегодня хочу вспомнить несколько эпизодов его пути боевого офицера.

Боевое крещение Николаю Щекочихину, выпускнику двух военных училищ – Уссурийского суворовского военного училища и Московского высшего общевойскового командного училища имени Верховного Совета РСФСР – снайперу спецназа, пришлось принять уже в первые дни службы. Это был 1995 год, Будённовск. Его называли адом даже те, кто прошёл Афганистан.
Тогда в Будённовске было подписано соглашение между правительством России и чеченским полевым командиром Шамилем Басаевым о прекращении боевых действий. На следующий день в Грозном начались переговоры между командованием федеральных сил и сторонниками Дудаева при участии представителя ОБСЕ. Но главный политический вопрос – о статусе Чечни – по-прежнему был далёк от разрешения. До мира было ещё ой как далеко. Подробнее об этом я пишу в книге «Будённовский рубеж».

Прошёл год. И вот 6 августа 1996 года около 5 часов утра хорошо вооружённые отряды масхадовцев численностью более тысячи человек вошли в Грозный со стороны Черноречья, Алды и Старопромысловского района. Российские власти того времени проигнорировали разведданные о планах сепаратистов. Много ошибок тогда было…

На товарной станции они захватили несколько прибывших незадолго до того вагонов с оружием и боеприпасами. Один из вагонов оказался под завязку забит гранатомётами – отличный подарок… Перестрелки шли по всему городу.
К 10 августа чеченцы контролировали основные улицы и перекрёстки Грозного, полностью блокировав федеральные силы. Особенно жаркий бой разгорелся на территории, прилегающей к комплексу зданий, куда входили Дом правительства Чеченской Республики и Управление ФСБ с общежитием и гостиницей для сотрудников.

К моменту начала боёв за Грозный на базе в Ханкале находилась передовая группа старших офицеров «Альфы». Её возглавляли начальники отделов Александр Михайлов и Юрий Торшин. Изначально планировалось, что «Альфа» будет работать по главарям подполья, проводить аресты. Но теперь в городе шли уличные бои… Перед сотрудниками Управления «А» была поставлена новая задача: прорваться в блокированное здание УФСБ и не допустить его захвата масхадовцами. Защитники здания к моменту прихода группы «А» были подавлены, никто не понимал, что происходит. По окнам работали снайперы, то и дело прилетали гранаты из подствольника, а то и из «Мухи», рядом рвались мины. С появлением «Альфы» защитники пришли в себя. Разбив строение на сектора, «альфовцы» приступили к «круглосуточной работе по защите временного объекта» и готовы были держать оборону до прихода федеральных сил. Но через несколько дней стало понятно: город придется оставить и поступила команда готовиться к эвакуации. Руководство УФСБ для этого выделило… два КамАЗа. Места в них не хватило бы даже для людей, а ведь был ещё груз. Продукты спецназовцы раздали местным жителям, но не бросать же секретные документы, оружие и боеприпасы! Выкручиваться пришлось на месте. Решили восстановить подбитый БТР. За работу взялись Алексей Кузин, Павел Пулин и Николай Щекочихин. На сборку одного БТРа из двух подбитых ушли три дня. Но предстояло ещё как-то выйти на нём из окружения.

Уходить решили днём, чтобы застать боевиков врасплох. Защитники УФСБ знали, что чеченцы остановили и разоружили одну из армейских колонн. Поэтому, готовясь к прорыву, проработали возможные варианты и договорились о действиях на маршруте. В случае нападения – занять круговую оборону и драться до последнего патрона.

План сработал: слаженные действия сотрудников ФСБ не дали «чехам» опомниться, момент эвакуации они проспали.

— Я сел в БТР, — вспоминает капитан Кузин. — Впереди шли КамАЗы. Ребята, как сельди, втиснулись в грузовики, борта заложили бронежилетами. Вдвоём с Колей Щекочихиным мы крутили руль, поскольку одному это было просто не под силу: гидроусилитель не работал. Когда добрались до своих, то вся одежда на мне была мокрой, словно я окунулся в воду.

Примечательно, что об этих событиях в биографии Щекочихина его жена Любовь Анатольевна узнала лишь после его смерти. Николай берег семью от страшных деталей его службы.

Коля был талантливый и способный воин, которого заслуженно считали одним из лучших. Во время захвата Радуева он шёл в одной из первых штурмовых групп, которая и взяла знаменитого террориста. После той операции медаль «За отвагу» ему вручал лично Владимир Путин. В марте 2000-го, когда Владимир Путин неожиданно для всех прилетел в Чечню на истребителе Су-27, именно Щекочихину было поручено охранять будущего национального лидера.

И вот спустя чуть больше двух недель новое задание… Утро 30 марта выдалось хмурым, с рассвета зарядил мелкий дождь, под ногами чавкает грязь. Очередное задание: скрытно занять намеченный наблюдательный пункт на территории горного Веденского района для сбора сведений о наличии, численности и направлении передвижения бандформирований. Два дня назад здесь, возле села Джани-Ведено, бандиты расстреляли колонну пермского ОМОНа. Из 50 человек 31 был убит в бою, 12 взяты в плен и казнены на следующий день.

В разведгруппе трое. Сорокалетний Валерий Александров из «Вымпела» – за плечами двадцать лет службы в погранвойсках и семь боевых командировок на Северный Кавказ. Михаилу Серёгину тридцать три: Афганистан, Чечня, четыре года в Управлении «В». «Альфовец» Николай Щекочихин самый младший – 26 лет. Но опыт серьёзный – почти пять лет в спецназе. Шли молча, след в след, используя естественные неровности местности, чтобы укрываться от посторонних глаз.

Они почти добрались до намеченной точки, когда прогремел страшный взрыв... Фугас.

За мужество и отвагу, проявленные при выполнении специального задания, капитан Николай Николаевич Щекочихин был награждён орденом Мужества (посмертно). Он стал первой потерей «Альфы» вот Второй чеченской...

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции «Независимой газеты»;

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Другие записи автора