0
1348
Газета СНГ Печатная версия

17.11.1999 00:00:00

Где два украинца - там три гетмана

Тэги: Украина, Кучма


Рисунок Вадима Мисюка

КАК-ТО ОДНАЖДЫ некую безголосую и убогую российскую эстрадную певицу спросили в телеинтервью: а что, наверное, можно любого бомжа на улице подобрать и при наличии необходимых средств найти ему композитора, песни, студию, продюсера и сделать из него за полтора года суперзвезду? Что нужно для популярности: деньги и связи или все-таки врожденный талант и трудолюбие? Певица смутилась, а ее папа-композитор и продюсер, также присутствовавший в студии, злобно огрызнулся: "А вы сами попробуйте взять на улице бомжа и сделайте из него звезду!"

Почти такая же задача стояла и перед организаторами предвыборных президентских кампаний на Украине - сделать виртуальных суперзвезд из заведомо нехаризматичных или слабохаризматичных персонажей. Ко всеобщему сожалению, ни один из 15 кандидатов (за исключением отчасти Натальи Витренко) не походил на тот образ решительного и мудрого политика, готового навести в стране "порядок", которого жаждал народ. (А народ действительно ожидал именно такого политика - не потому ли едва не самый высокий рейтинг политического доверия среди украинских граждан имеет российский премьер Владимир Путин?)

Украинскому национальному самосознанию присущи комплексы провинциализма, ущербности и "задержанного развития" - так сложилась история. Отсюда и несколько странное свойство этого сознания: любые социальные, политические, экономические и прочие новации, имевшие место в России и показавшие свою несостоятельность, на Украине воспринимаются как должное и неотвратимое - это как покорность судьбе.

Приватизация, ваучеры ("приватизационные сертификаты"), финансовые пирамиды (типа "МММ") и прочее появились на Украине уже после того, как Россия на собственном примере доказала всю порочность подобного рода проектов. И хотя украинцы все видели и все понимали, но, вдоволь напотешавшись над Ленями Голубковыми и доверчивостью россиян, через полгода-год, когда отделения этих грабительских контор открылись на Украине, сами понесли туда свои "скарбы".

То же самое произошло и с избирательными технологиями: через три года после российских президентских выборов Украина, как завороженная, с точностью до мелочей повторила сценарий "угрозы красного реванша" - вплоть до буквального соответствия главных персонажей: Кучма - в роли Ельцина-96, Симоненко - в роли Зюганова-96, Марчук - в роли Лебедя-96, Витренко - в роли Жириновского-96. Мороз, больше других пытавшийся не допустить повторения заимствованного у России сценария, не вписался в навязываемую схему (не потому ли он подвергался самой сильной дискредитации?).

Итак, с точки зрения избирательных технологий интерес представляет прежде всего предвыборная кампания президента Леонида Кучмы. Кампании других кандидатов (за несколькими исключениями) малопримечательны в силу ограниченных финансовых и административно-властных возможностей, а также в силу непонимания организаторами постмодернистского языка современной культуры и политики.

О своем намерении переизбираться президент Леонид Кучма объявил еще в середине своего первого срока. Тогда же были созданы две общеукраинские русскоязычные газеты - "Факты и комментарии" и "Сегодня" (любопытно, что кампания Леонида Кучмы в прессе велась преимущественно на русском языке; для национально ориентированной интеллигенции лишь за полгода до выборов стали издавать украинскоязычный еженедельник "ПолЕтика Е культура").

Советниками президента была правильно разработана стратегия: определены пути достижения цели, определены главные соперники, союзники и методы воздействия на тех и других. В качестве главного (и фактически единственного) соперника с самого начала рассматривался спикер Верховной Рады Александр Мороз: именно по этой причине лояльные нынешнему режиму фракции после прошлогодних парламентских выборов сделали все, чтобы не допустить его переизбрания на этот пост.

Потом разобрались и с основными неявными союзниками - Натальей Витренко и Петром Симоненко. Понятно, что открыто привлечь их на свою сторону команде президента было бы невозможно (да и не нужно, ибо явное сотрудничество могло бы дискредитировать тех в глазах протестного электората). Авторы избирательной кампании, подобно хорошим драматургам, должны уметь дергать за нужные ниточки того или иного конкурента своего патрона, играя на его самолюбии, тщеславии, жажде славы, власти, денег, успеха.

Симоненко надо было держать под контролем, чтобы в сентябре он не присоединился к "каневской четверке", чтобы за несколько дней до первого тура и неделю после не снял свою кандидатуру в пользу Мороза, а в неделю перед вторым туром - вообще не сошел с дистанции (в этом случае фамилия Кучмы была бы единственной в бюллетене, и в случае если бы он набирал менее 50% голосов, выборы автоматически признавались недействительными).

Ставка на цинизм значительной части украинского коммунистического "бомонда" сыграла блестяще: для некоторой части партийного руководства оказалось более приемлемым остаться во власти (или около власти) путем своей "оппозиционности", чем победа на выборах Симоненко, а тем более Мороза. Часть "товарищей по партии" внушала Симоненко, что он имеет очень высокие шансы на президентство, поэтому ни в коем случае не должен ни присоединяться к "каневской четверке", ни уступать дорогу Морозу. Другие говорили, что в случае отказа в пользу Мороза при любом исходе выборов сильно пострадают его, Симоненко, внутрипартийные позиции.

Российские коллеги, напротив, всячески пытались склонить Симоненко к отказу в пользу Мороза - Валентин Купцов ради этого даже приезжал в Киев (вмешательство лично Геннадия Зюганова могло бы оказаться более действенным). Вообще на этих выборах поддержка украинской оппозиции из Москвы (как из коммунистических кругов, так и со стороны группы Примакова-Лужкова) оказалась самой минимальной, причиной чему - предстоящие выборы в российскую Госдуму, да и слабая заинтересованность российских политиков в ситуации на Украине.

С Натальей Витренко все намного проще: учитывая абсолютную идиосинкразию Витренко по отношению к Морозу и Мороза по отношению к Витренко, ей предоставили полную свободу слова и действия (а также возможность появляться на телеэкранах с критикой левых кандидатов), следя лишь за тем, чтобы ее собственный рейтинг не поднялся бы слишком высоко. Вообще же все электоральное поле Украины можно условно разделить на три части: коммунистически-аграрную (на этом участке действовали Симоненко и Ткаченко), социалистическую (тут влияли Мороз и Витренко) и условно-правую (Марчук и Кучма). В каждой из трех пар кандидаты отбирали друг у друга голоса, поэтому Витренко оказалась незаменимой в борьбе против Мороза (что уже было опробовано на прошлогодних выборах в Верховную Раду, где возглавляемая ею Социалистическая прогрессивная партия смогла преодолеть четырехпроцентный барьер и сформировать собственную фракцию).

PR-технологи, работающие на Кучму, очень грамотно занялись распылением левого электората: так все левые претенденты были зарегистрированы в качестве кандидатов, правым же - отказано в регистрации (правда, потом они смогли зарегистрироваться в судебном порядке). Именно по такой схеме были выиграны губернаторские выборы в Горном Алтае, нечто похожее может повториться в декабре и на выборах губернатора Московской области.

В ходе предвыборной кампании нередко складывалось впечатление, что украинская оппозиция (за исключением разве что Александра Мороза) даже сама боится победить - она не демонстрировала ни какой-то серьезной решимости, ни оригинальных подходов к построению собственных стратегий, но постоянно попадала во все ловушки, устроенные для нее организаторами кампании Леонида Кучмы.

На Украине пока не сложилось более или менее стабильного рынка PR-услуг (видимо, по той причине, что глав областных администраций на Украине не избирают, как в России, а назначают), поэтому главную роль сыграли технологи, приглашенные из России, которые лучше всего умеют отрабатывать сценарий "президент-демократ против угрозы коммунистического реванша".

Именно по этой причине выборы в целом прошли довольно блекло - творческое начало было задействовано минимально, зато брутальности и цинизма абсолютному большинству технологов было не занимать. Необыкновенных размеров достигло применение на выборах "грязных" технологий - изготовление фальшивых листовок, поддельных оппозиционных газет (вплоть до нескольких выпусков газеты "СЕльськЕ вЕстЕ" с полумиллионным тиражом), от имени Александра Мороза неизвестными распространялась "беспроигрышная лотерея".

Еще один прием, хорошо зарекомендовавший себя на этих выборах: полная информационная блокада оппозиционных кандидатов в центральных электронных СМИ. Если в 1996 году Зюганова каждый день помногу раз показывали по телевидению (иное дело, что исключительно в отрицательном контексте), и это сыграло ему на пользу, то полное забвение (прежде всего забвение видеообраза), которому подверглись кандидаты от оппозиции на Украине, позволило максимально демонизировать их фигуры. Отключение трансляций заседаний Верховной Рады также сыграло на руку существующей власти (из 15 кандидатов в президенты 12 - депутаты).

Несомненной технологической новацией стало создание "каневской четверки" - антипрезидентской коалиции, образованной претендентами различной политической и идеологической ориентации. Сама идея не такая уж и плохая, но, учитывая особенности украинского политического менталитета, склонного к компромиссам, но не склонного к групповой борьбе, теперь сложно сказать, кто больше выиграл от этого проекта - его участники или Леонид Кучма? Сам президент любит повторять: "Де два укра©нця там три гетьмани". Именно таков был лейтмотив медиа-кампании, направленной против "каневской четверки".

Еще одно предвыборное "ноу-хау" - покушение на Наталью Витренко. Кто бы ни был заинтересован в его осуществлении и кто бы его ни организовал, психологический эффект от инцидента оказался минимальным: по мнению большинства экспертов, этот эпизод самым незначительным образом повлиял на рейтинги Витренко, Мороза и Кучмы. Если он на кого и оказал воздействие, так это на "каневскую четверку", запутавшуюся с выдвижением единого кандидата.

В России в ситуации угрозы непереизбрания Ельцина в 1996 году наблюдалась невиданная ни ранее, ни когда-либо после консолидация олигархов "семибанкирщина". На Украине наоборот: предвыборные штабы Кучмы жестко конкурировали между собой - то ли это особенность украинской ментальности, то ли абсолютная уверенность в победе своего патрона (и как следствие - желание каждого штаба оказаться главным автором победы).

"Халявные" концерты украинской и российской "попсы" в поддержку Леонида Кучмы в принципе оказались малоэффективными, хотя и впечатляющими по своим масштабам. Любое культурное событие на Украине последние несколько месяцев непременно проходило "под патронажем" действующего президента - с этим получился перебор (кто-то пошутил, что выборы тоже прошли под его "патронажем"). Также имиджмейкеры вовремя сделали верный вывод: если в России в 1996 году действующего президента призывали переизбрать сердцем (и это вызвало множество насмешек), то на Украине аналогичный выбор уже предлагалось сделать умом. Предвыборным шагом Леонида Кучмы можно считать и сбор подписей в украинских регионах за проведение всеукраинского референдума о необходимости создания верхней палаты Верховной Рады (устроители акции явно не стремятся к проведению подобного референдума).

И все же главным условием победы оказалась беспроигрышная ставка на российский сценарий "красной угрозы", из чего можно сделать вывод о вторичности украинского электорального пространства в сравнении с российским.

В целом, хоть цель по переизбранию Леонида Кучмы и достигнута, об этой PR-работе сложно отозваться как о высококлассной и оригинальной.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Власти ждут от народа консенсуса по доверию

Власти ждут от народа консенсуса по доверию

Иван Родин

После Нового года вышли сказочные опросы о росте социального оптимизма

1
1485
Новый бензиновый демпфер должен придушить цены на бензин

Новый бензиновый демпфер должен придушить цены на бензин

Анатолий Комраков

Правительство выплатило нефтяникам из бюджета более 600 миллиардов рублей

0
1282
Каждому жителю России пообещали 130 тысяч "окрашенных" рублей

Каждому жителю России пообещали 130 тысяч "окрашенных" рублей

Михаил Сергеев

Целевые выплаты можно потратить на лечение, учебу, питание, на покупку жилья и автомобиля

0
1994
США готовятся к энергетической войне с Россией

США готовятся к энергетической войне с Россией

Ольга Соловьева

Байден вызывал в Вашингтон эмира Катара для создания газового союза против РФ

0
2174

Другие новости

Загрузка...