0
13257
Газета СНГ Интернет-версия

16.12.2021 07:00:00

Дипломатия великой степи. Чего за 30 лет независимости Казахстан добился во внешней политике

Тэги: назарбаев, казахстан, дипломатия, мил, история, политика, власть, экономика, шос, обсе, еаэс, токаев


назарбаев, казахстан, дипломатия, мил, история, политика, власть, экономика, шос, обсе, еаэс, токаев От колоссального ядерного арсенала, доставшегося в наследство от Советского Союза, Нурсултан Назарбаев отказался совершенно добровольно. Фото Reuters

Первые шаги в большую политику

Независимую от Москвы внешнеполитическую службу в Казахстане начали создавать ещё до официального распада СССР – на базе существующего с 1944-го года Министерства иностранных дел Казахской ССР. Первое самостоятельно организованное и проведённое казахскими дипломатами мероприятие состоялось тоже до провозглашения Алма-Атой независимости - в середине сентября 1991-го года в ещё союзной республике приняли с визитом Государственного секретаря США Джеймса Бейкера, приехавшего с большой и представительной делегацией, включавшей в том числе и высокопоставленных функционеров Пентагона. Кадровый дипломат, кандидат исторических наук Рустем Курмангужин вспоминает, что грядущий развал Советского Союза чувствовался национальными элитами ещё в 1990-м году, и полномочный представитель МИДа КазССР при МИДе СССР уже тогда начал сбор материалов, включая различные нормативно-правовые акты, которые в дальнейшем были необходимы для деятельности МИД Республики Казахстан. После обретения независимости это позволило в считанные месяцы принять и разработать положение о МИДе РК, о посольствах и обязанностях чрезвычайного посла, аккредитованного за рубежом, о деятельности зарубежных диппредставительств. Рустем Курмангужин уточняет, что Казахстан первым на постсоветском пространстве принял эти положения. И это, по мнению дипломата, создало определённое преимущество, потому что к середине 1992 года МИД уже «очень чётко функционировал, особо не отвлекаясь на организационно-технические вопросы».

Вячеслав Гизатов, советник первого министра иностранных дел Казахстана Тулеутая Сулейменова рассказывает, что это была работа на износ, 24 часов в сутках не хватало:

«Мы налаживали деятельность ведомства, принимали иностранные делегации, направляли свои делегации за рубеж, помогали открывать в Алма-Ате посольства, создавали наши диппредставительства в других странах».

И всё это, по словам Гизатова, происходило на фоне сложнейшей экономической и социальной ситуации, когда инфраструктуры не было, средств не хватало и ощущался острейший кадровый дефицит. Внешнеполитический курс руководству страны также пришлось формировать в ускоренном режиме. В 1991 году Назарбаев заявил, что Казахстан не собирается замыкаться только на азиатском континенте. «У страны должен быть разумный баланс между Европой и Азией», — подчеркивал он.

А уже через год президент в программном документе «Стратегия развития Казахстана как суверенного государства» высказался подробнее. Основой внешней политики страны он назвал миролюбие и готовность к сотрудничеству. Назарбаев также отметил особую важность отношений с Китаем и Россией, которые открывают Казахстану доступ к мировым коммуникациям. Отдельно в стратегии говорилось о взаимодействии со странами Средней Азии, с которыми у Казахстана общие границы и сложившиеся хозяйственные, исторические и культурные связи.

Громкие инициативы

С первых дней независимости Казахстан активно включился в работу международных организаций, в частности, выступив с рядом громких инициатив в ООН. В своей статье, посвященной тридцатилетию государственного суверенитета, Назарбаев вспоминает:

«5 октября 1992 года с трибуны Организации Объединенных Наций я предложил учредить международный фонд противодействия непредвиденным угрозам и вызовам, формируемый за счет добровольных отчислений странами 1% от своего оборонного бюджета….Если бы такой фонд был создан в те годы, то сейчас бы имелись несравнимо большие возможности для борьбы в бедных странах с коронавирусом и его последствиями».

А вот другое предложение Назарбаева – об объединении государств азиатского континента - сделанное в том же году, нашло понимание и поддержку. Так появилось Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), фактически полноценный азиатский аналог действующей в Европе ОБСЕ, но с поправкой на местную специфику – значительные отличия государств Азии в политической культуре, геостратегическом положении, религиозной принадлежности, уровне социального и экономического развития. Первый саммит новой организации прошёл в 2002-м году в Алма-Ате, внимание к нему было приковано колоссальное – за одним столом переговоров, к примеру, сидели лидеры Индии и Пакистана, переживавшие тогда острейший кризис в отношениях, страны стояли на грани полномасштабной войны. Оба руководителя наряду с коллегами ещё из четырнадцати государств подписали Алматинский акт СВМДА, а также Декларацию об устранении терроризма и содействии диалогу между цивилизациями. И хотя прямых переговоров между Аталом Бихари Ваджпаи и Первезом Мушаррафом не произошло, журналисты отмечали, что именно после саммита СМВДА началась разрядка в индо-пакистанском напряжении.

Успешно проведённому саммиту предшествовали годы напряжённой работы казахских дипломатов – сотни встреч и совещаний, деятельность межгосударственных рабочих групп, которые искали компромиссы, необходимые для подготовки документов саммита. И абсолютно закономерно, что эту работу высоко оценили во всём мире. Президент России Владимир Путин назвал саммит «своевременным и высшей степени полезным», а тогдашний Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан заявил, что такая встреча – «большое достижение». Сам же Нурсултан Назарбаев посчитал её «крупнейшим событием в международной жизни Казахстана»

По мнению заведующего отделом евразийской интеграции и развития ШОС Института стран СНГ Владимира Евсеева, «основные конфликты сейчас находятся в Азии, и в этой ситуации очень важно найти возможный компромисс, то есть не обострять ситуацию». СВМДА, по его словам, «является форумом, где удаётся добиваться определённого взаимопонимания, в первую очередь по проблемам безопасности». Эксперт считает, что это сейчас особенно актуально в связи с обострением афганской угрозы.

«Азия в отличие от Европы не едина, - рассказал казахстанский политолог, президент общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев. - Она фрагментарна по основным показателям - по историческому, по религиозному и так далее. Это всё, конечно же, слишком тяжело для объединения». В качестве удачного примера достигнутого согласия эксперт как раз и вспоминает, что Назарбаеву и его внешнеполитической команде удалось собрать вместе представителей Палестины и Израиля, Пакистана и Индии на саммите в Алматы. Сегодня в работе СМДА участвуют 27 государств, еще шесть стран - в статусе наблюдателей. По мнению Полетаева, «об этой диалоговой площадке в следующем году мы будем слышать очень часто».

Помимо прочего, в Алматинской декларации СВМДА страны-подписанты согласовали положение о ликвидации оружия массового уничтожения и создании зон, свободных от ядерного оружия, которое увязывалось с присоединением к международным договорам по разоружению и нераспространению так называемых «пороговых стран».

Казахстан же на тот момент являл собой самый актуальный и без преувеличения идеальный пример государства, твёрдо вставшего на путь нераспространения.

 «Я объявляю свой дом безъядерной зоной»

От колоссального ядерного арсенала, доставшегося в наследство от Советского Союза, Нурсултан Назарбаев отказался совершенно добровольно. Хотя в мире на четвёртые по объёму запасы такого оружия (включая не только боеголовки, но и средства их доставки) смотрели по-разному. Три дивизии межконтинентальных баллистических ракет SS-18 (та самая «Сатана») – всего 1216 ядерных боеголовок. Американцев беспокоило, что этот смертоносный арсенал начнёт расползаться и в конце концов окажется в распоряжении крайне недружественных Вашингтону режимов – предотвращение такого развития событий на начальном этапе двусторонних отношений стало приоритетом не только для американских дипломатов, но и для военных. Именно поэтому даже в самой первой делегации США, побывавшей в Казахстане, присутствовали заместитель министра обороны по международной безопасности Стивен Хадли и помощник председателя Объединенного комитета начальников штабов Джон Шаликашвили, позже возглавивший эту структуру.

«Стали ко мне приезжать Маргарет Тэтчер, Джеймс Бейкер, господин Йошка Фишер (бывший министр иностранных дел Германии). Все приезжали и спрашивали, что с ракетами. Я говорю: "Стоят". «Такой оживленный интерес у всех», рассказал, вспоминая тот период, Назарбаев.

У Запада были все основания для опасений. Ещё в 1992-м году Назарбаеву пришло письмо от лидера Ливийской Джамахирии. Муаммар Каддафи обещал выделить многомиллиардную помощь на сохранение ядерных арсеналов и использования их в качестве «первой мусульманской ядерной бомбы». Касым-Жомарт Токаев (ныне президент, а в девяностых министр иностранных дел Казахстана) рассказал, что Назарбаев не поддержал инициативу Каддафи, поскольку «мыслит не сиюминутными конъюнктурными категориями, а руководствуется соображениями стратегического порядка».

В итоге все ядерные боеголовки были вывезены в Россию, а почти 600 килограммов высокообогащённого урана - в США, в рамках секретной операции «Сапфир». После этого, как пишет бывший глава казахского Комитета национальной безопасности Казахстана Владимир Божко «Н. А. Назарбаев обратился к народу и заявил, что последние смертоносные боеголовки были вывезены с территории республики. Таким образом, Казахстана была снята тяжесть международной атомной лихорадки».

Всё это, безусловно, повысило авторитет страны, как молодого государства, придерживающегося принципов стабильности и мирного развития. Не забыли дальновидный поступок Назарбаева и на Западе. Даже спустя три десятилетия, протокольные заявления любого европейского или американского лидера в адрес Казахстана обязательно включают тезисы о добровольном отказе республики от ядерного оружия. К примеру, Барак Обама называл Казахстан «моделью ядерного разоружения для всего мира» и подчёркивал, что «решение избавиться от оружия привело к экономическому росту и процветанию страны». Нынешний президент США Джо Байден также «высоко оценивает совместную работу двух стран по ликвидации оставшегося от Советского Союза наследия инфраструктуры ядерных испытаний».

«Нашей дипломатии удалось добиться от крупнейшей мировой сверхдержавы полноценного политического признания Казахстана и готовности к разностороннему экономическому сотрудничеству. Так впервые в мировой истории весомым аргументом во внешнеполитическом диалоге стало не ядерное оружие, а отказ от него… В результате Казахстан стал безоговорочным лидером по среднедушевым показателям прямых иностранных инвестиций среди новых независимых государств», пишет Нурсултан Назарбаев в своей книге «Эра Независимости».

По мнению заведующего отделом евразийской интеграции и развития ШОС Института стран СНГ Владимира Евсеева, после отказа от ядерного оружия Казахстан значительно повысил свой международный статус. А это, по его мнению, «способствовало тому, например, чтобы была создана безъядерная зона в Центральной Азии».

Признанием заслуг Казахстана стали и регулярные визиты в республику генсеков ООН. Более того, из всех дипломатов постсоветского пространства, именно казахстанский представитель занял наиболее высокую ступень в штатной структуре Организации Объединённых Наций. С 2011-го по 2013-й год нынешний президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев занимал должность заместителя Генерального секретаря ООН и возглавлял отделение организации в Женеве. В тот же период Токаев руководил международной Конференцией по разоружению. Казахстан при этом уже трижды становился членом Экономического и Социального совета ООН, а в 2017-2018 гг. республика являлась непостоянным членом Совета Безопасности.

 На равных со всем миром

Главной особенностью казахского дипломатического стиля с самого начала стала повышенная, а где-то даже «нажимная» активность. Причём активность не хамско-самоуверенная, каковой, не имея на это ни малейших оснований, грешат некоторые постсоветские республики, а тактичная, конструктивная, готовая к компромиссам, нередко, как это не парадоксально, опережающая время. Этому в одном из интервью однажды удивился Владимир Путин: «Откуда», искренне задавался вопросом российский лидер, «у него (Назарбаева) вот это - чувство современного мира?!»

После успеха СВМДА Астана (сейчас Нур-Султан) стала одним из инициаторов создания ещё одной по-настоящему влиятельной международной организации – ШОС, членами которой, помимо Казахстана, стали Китай, Россия, Таджикистан, Киргизия и Узбекистан, а затем к «шанхайской шестёрке» присоединились Индия и Пакистан.

«После того, как пять государств решили проблему границ с КНР и расставались после подписания, мы вдвоем с тогдашним председателем Китая господином Цзян Цзэминем предложили: давайте не будем расходиться после подписания границ, а организуем экономическое сотрудничество. Так возник ШОС», - вспоминает Нурсултан Назарбаев.

Под эгидой ШОС объединилась фактически половина населения планеты – три с половиной миллиарда человек. Причём первое почти за два десятилетия расширение ШОС произошло именно в Астане – на очередном саммите организации.

«Со дня создания ШОС казахстанская дипломатия выдвинула в её рамках множество различных идей, проектов, документов и программ», рассказывает посол по особым поручениям, Национальный координатор Казахстана по вопросам ШОС Али Ерлик,

«Организация внесла большой вклад в укрепление региональной и глобальной безопасности. Созданы действенные консультативные механизмы по линии министерств обороны, правоохранительных органов, органов судебной власти, с помощью которых государства-участники проводят консультации и координируют действия по региональным вопросам и международной проблематике, оказывают взаимную поддержку друг другу и налаживают тесное сотрудничество по важнейшим международным и региональным вопросам».

Дипломат пояснил, что именно Казахстан является инициатором создания одного из важнейших органов ШОС – Совета глав правительств, который решает принципиальные вопросы развития взаимодействия в практических областях, в особенности в экономической сфере.

ШОС показала себя высокоэффективным механизмом и во время пандемии коронавируса. По мнению президента России Владимира Путина, «принятый на саммите ШОС в 2020-м году комплексный план по противодействию эпидемиям сыграл свою роль в восстановлении динамики экономического сотрудничества на пространстве объединения».

Активен Казахстан и в рамках деятельности Организации исламского сотрудничества, объединяющей сразу пятьдесят семь мусульманских государств. Республика стала членом этого альянса ещё в 1995-м году, а уже в 2011-м получил пост председателя организации. В тот период состоялись чрезвычайные заседания Исполнительного комитета ОИС, посвящённые урегулированию кризиса в Сирии и Ливии. Казахстанские дипломаты организовали широкомасштабную кампанию, в ходе которой были аккумулированы финансовые средства для Сомали на общую сумму свыше 500 млн долларов.

Дипломатическим триумфом казахской внешнеполитической службы без каких-либо оговорок можно называть председательство в ОБСЕ, полученное республикой в 2010-м году – первой из постсоветских стран. Этому предшествовала поистине титаническая закулисная работа политиков и дипломатов, направленная на то, чтобы заручиться поддержкой всех стран-участниц организации, в первую очередь самых влиятельных её членов – США, России, государств Западной Европы. Причём, как утверждали немецкие журналисты, «некоторые европейские политические деятели поддержали заявку Астаны на председательство в ОБСЕ в надежде на то, что Казахстан сможет взять на себя роль своего рода посредника в отношениях России с этой международной организацией, которые не всегда оказываются простыми и безоблачными».

То есть Западная Европа возлагала (и небезосновательно) на казахскую дипломатию серьёзные надежды. Астана же официально ставила перед собой весьма амбициозные цели. 

«Председательство Казахстана в ОБСЕ может положить начало новому этапу отношений между Востоком и Западом и послужить укреплению взаимного доверия. Казахстан, наладивший деловые и конструктивные отношения со всеми государствами, расположенными к востоку и западу от Вены, может стать не просто активным, но и эффективным медиатором между различными сторонами в конфликтных ситуациях», писал в своей программной статье «Судьба и перспективы ОБСЕ» Нурсултан Назарбаев.

При этом грандиозные масштабы «подготовительной» дипломатической работы объективно меркнут перед тем, что Астане удалось сделать уже в статусе председателя ОБСЕ. И речь идёт не столько о кропотливой повседневной деятельности (к примеру, действующий председатель Канат Саудабаев лично посетил во все регионы планеты, где расположены «полевые» миссии ОБСЕ и сохраняются неурегулированные конфликты), сколько о проведении первого за одиннадцать лет (и с тех пор последнего) саммита организации – команде Назарбаева удалось собрать в Астане представителей всех 56 стран-участниц организации, включая 38 глав государств и правительств, одного вице-президента, 7 заместителей председателей правительств, 14 министров. В казахскую столицу в том числе прибыли Хиллари Клинтон, Ангела Меркель и Дмитрий Медведев. Причём российский президент тогда в первый и опять-таки в последний раз сидел за одним столом с Михаилом Саакашвили – всего спустя два года после известных событий.

"Я настоятельно призываю использовать эту историческую возможность для придания нового импульса обсуждению вопросов контроля над вооружениями, совершенствованию системы раннего предупреждения и мер укрепления доверия и безопасности, активизации усилий по урегулированию затянувшихся конфликтов, совместной работе по противодействию транснациональным угрозам и расширению сотрудничества в решении экономических и экологических проблем", сказал тогда Генеральный секретарь ОБСЕ Марк Перрен де Бришамбо.

Утверждение и подписание итоговой Декларации саммита в последний день его работы продолжалось более восьми часов затянулось до глубокой ночи – слишком большими и зачастую непреодолимыми были разногласия между участниками встречи.

«Безопасность каждого государства-участника неразрывно связана с безопасностью всех других государств. Каждое государство-участник имеет равное право на безопасность…. Каждое государство-участник должно уважать права всех остальных стран в этом отношении. Они не должны укреплять свою безопасность за счет безопасности других государств», говорится в тексте Астанинской декларации. 

«Мы осознаем, что путь к подлинному евро-атлантическому и евразийскому сообществу единой и неделимой безопасности будет долгим и тернистым», заявил Нурсултан Назарбаев в своём итоговом выступлении.

 Высокую оценку и проведённому саммиту, и в целом председательству Казахстана в организации позже дали многие мировые политики. «Председательство в ОБСЕ и проведение саммита стали важными вехами в развитии Казахстана как регионального и мирового лидера», сказала в своём обращении к казахстанскому народу Государственный секретарь США Хиллари Клинтон. «Максимально успешным» назвал деятельность Казахстана на посту председателя ОБСЕ и Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун.

Казахстанский эксперт Эдуард Полетаев вспоминает, что, поскольку «эта организация трансконтинентальная, значимость председательства в то время для Казахстана, для его молодых амбиций, была достаточно высока». По словам Полетаева, «это было видно по тому, с какой трепетностью, заботой, вниманием, участием и достаточно жёсткой организацией Казахстан подошёл к этому мероприятию».

«Во многом благодаря накопленному за годы независимости опыту превентивной дипломатии (в том числе в рамках Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии) Казахстану удалось несколько укрепить потенциал ОБСЕ в области предупреждения и предотвращения конфликтов, управления кризисными ситуациями и постконфликтной реабилитации», считает кандидат исторических наук, доцент Военной академии Республики Беларусь Виталий Воронович.

От Советского к Евразийскому

Казахстан выдвигал и выдвигает важные внешнеполитические инициативы и на постсоветском пространстве. Ещё в 1992 году в том числе и с подачи Нурсултана Назарбаева главы пяти стран СНГ подписали Договор о коллективной безопасности, на базе которого позже была создана полноценная международная военно-политическая организация - ОДКБ. Однако наиболее известной (и успешно реализованной!), безусловно, является идея Назарбаева о создании Евразийского Экономического Союза – самой эффективной на сегодняшний день интеграционной структуры с участием постсоветских государств. Причём впервые эта идея была высказана казахским президентом не в Москве, как принято считать, а в Лондоне - в начале 1994-го года. Выступая тогда в Королевском институте международных отношений «Chatham Ноusе», за неделю до теперь уже знаменитого визита в МГУ, Назарбаев предложил отказаться «от стремления сохранить в составе СНГ все государства» и строить «реальный работающий союз государств на основе «ядра» стран с возможным названием «Евро-Азиатский Союз», уточнив так же, что «стержнем такой интеграции может стать именно Россия». Вряд ли это было тем, что хотели услышать собравшиеся в главном «мозговом центре» британской внешней политики победители только-только закончившейся Холодной войны, поэтому Назарбаеву пришлось дипломатично пояснять, что «не может быть и речи о возврате к прошлому – каждая из республик сделала свой окончательный и бесповоротный выбор в пользу суверенного развития».

От идеи до подписания в мае 2014-го года Россией, Казахстаном и Белоруссией Соглашения о Евразийском Экономическом Союзе, к которому спустя несколько месяцев присоединились Киргизия и Армения, прошло ровно двадцать лет. Всё это время шла напряжённая работа экспертных групп – экономистов, дипломатов, представителей бизнес-кругов. Политикам, и Назарбаеву, как инициатору объединения, в частности, пришлось преодолевать самое серьёзное противодействие, как со стороны внешних сил, крайне незаинтересованных в появлении на месте бывшего Советского Союза новой интеграционной структуры, так и со стороны собственных элитных группировок, многие из которых контролировали таможенные посты и проходящие через них «серые» товарные потоки. Да и в самой России в середине девяностых не воспринимали всерьёз какие-либо интеграционные идеи, тем более, направленные на экономическое воссоединение экс-республик СССР. Что касается стран Запада, то их консолидированную позицию выразила Государственный секретарь США. «Вашингтон не обманет вывеска "Таможенный союз, в США постараются не допустить воссоздания Советского Союза в новой версии под вывеской экономической интеграции», со свойственной ей прямотой заявила в 2012-м году госпожа Хиллари Клинтон.

ЕАЭС, тем не менее, был создан – более того, уже существующая к тому моменту нормативная база Таможенного союза, Евразийского экономического сообщества и Евразийской Экономической комиссии позволила объединению реально заработать – сотни дополнительных регламентных документов разрабатывались, обсуждались и принимались сторонами уже, исходя из практических особенностей сотрудничества в рамах Союза. Одновременно в рамках ЕАЭС создавались всё новые и новые наднациональные структуры. Казахстан, Белоруссия, Армения и Киргизия в рамках Союза получили беспрепятственный доступ на гигантский российский рынок. По мнению аналитиков Информационно-аналитического Центра МГУ, «тот путь, который Европейский Союз прошел за полувековой период, евразийская интеграция преодолела практически за 5 лет».

Эксперты ИАЦ МГУ уточняют, что в ЕАЭС уже принято 48 технических регламентов, которыми регулируется 85 процентов продукции на союзном рынке, запущен единый таможенный код, создан общий фармацевтический рынок, в формате единого рынка функционируют 53 сектора услуг. Действуют 16 технологических платформ в таких сферах, как космос, медицина, добыча природных ресурсов, экология. Формируются общие прогнозы развития АПК, баланс спроса и предложения по основным видам сельскохозяйственной продукции. Постоянно расширяются компетенции Союза в области образования, здравоохранения, туризма, спорта.

Помимо этого, у ЕАЭС заработала зона свободной торговли с Вьетнамом (после чего товарооборот между странами увеличился почти наполовину), подписаны торговые соглашения с Сингапуром, Сербией, Ираном и Китаем. При этом Евразийский Союз ведёт активный диалог и с другими международными интеграционными объединениями, практически отсутствуют контакты лишь с Европейским Союзом. Соответствующие сигналы Брюссель попросту игнорирует, что, впрочем, неудивительно – ЕС изначально считал Евразийский Союз своим непосредственным конкурентом.

«Государства-лидеры ЕС накопили огромные правительственные долги, бюджетный дефицит, корпоративную задолженность, явную и скрытую безработицу. Все эти болезни там видели возможным разрешить за счет взлома рынков и переподчинения местных процессов старым глобальным центрам. Поэтому неподконтрольный западным правящим кругам проект ЕАЭС оказался для Брюсселя смертельно опасным врагом», считает руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества Василий Колташов

Член Академии общественных наук Великобритании, вице-президент Европейской социологической ассоциации Дэвид Лэйн считает, что ЕАЭС будет развиваться, как противовес Европейскому Союзу. «Создание ЕАЭС носит характер ответной меры. Эта структура пытается противостоять западной гегемонии и стремится к равноправию и уважению, а не главенствующей роли в мировом сообществе. Организация не опирается на политическую теорию (сравнимую с марксистской теорией классовых интересов), на основе которой она пыталась бы узаконить своё превосходство», пишет Лэйн. Эксперт так же констатирует, что «ЕС придётся умерить свои экспансионистские аппетиты, чтобы не ущемлять региональные интересы других игроков и объединений, сферы интересов которых пересекаются».

По словам председателя совета «Фонда развития международных интеграционных процессов «Открытый мир» Батыра Абдуллаева, «Евразийский Союз сейчас - это главное экономическое объединение на постсоветском пространстве, и его можно по праву называть детищем Нурсултана Назарбаева».

Отметим, что даже, несмотря на пандемию коронавируса, страны-члены Евразийского экономического союза в этом году сумели увеличить свой товарооборот на 17 процентов. По мнению бывшего председателя Коллегии Евразийской экономической комиссии Тиграна Саркисяна, в том числе и благодаря Союзу в странах-участницах объединения фиксируется постоянный и значительный рост ВВП.

Миссия миротворца

Сегодня Казахстан продолжает активно наращивать международную активность – два месяца назад республика стала председателем Исламской организации по продовольственной безопасности. Ведущую роль стана играет и в Организации тюркских государств, состоящую из Азербайджан, Казахстана, Киргизии, Турции, Узбекистан и Венгрии в качестве наблюдателя – Назарбаев даже является её почётным председателем. На последнем саммите этой структуры, который состоялся в Турции, президент Казахстана выдвинул ещё ряд важных инициатив. Касым-Жомарт Токаев, в частности, предложил создать Международный консорциум, который будет разрабатывать новые технологии производства, хранения и транспортировки водорода, а так же учредить Центр современных технопарков тюркской организации. «Наша цель – превратить тюркский мир в один из важнейших экономических, культурных и гуманитарных регионов XXI века», заявил Токаев.

«Сотрудничество в рамках тюркской организации даёт большое преимущество каждому её члену», говорит российский политический обозреватель Дмитрий Бабич, - «Турция поддерживает тесные связи с Европейским союзом; Азербайджан благодаря Зангезурскому коридору готов соединить Турцию с центральноазиатской частью тюркского мира, в то время как Казахстан уже стал надёжным мостом между Европой и Азией».

«Тюркский совет /прежнее называние Организации тюркских государств/ является одной из форм реализации внешней политики Казахстана и может использоваться как инструмент для модернизации, прежде всего, в сфере образования, культуры, отчасти в сфере экономики, политики», уверен доктор политических наук, ведущий научный сотрудник Высшей школы экономики Андрей Казанцев.

Казахстан при этом не только не ввязывается ни в региональные, ни в глобальные конфликты, но и зарекомендовал себя в качестве эффективного посредника в переговорах между различными государствами. Именно Назарбаев и действия казахских дипломатов сыграли ключевую роль в разрешении острого конфликта между Москвой и Стамбулом, причиной которого стало уничтожение протурецкими боевиками российского бомбардировщика в Сирии.

«Эрдоган связался по телефону с нашим президентом – отмечу, разговор был очень сложный, тому причина неодобрение Нурсултана Назарбаева действий турецких вооруженных сил... (Назарбаев) сказал коллеге, что есть возможность урегулировать ситуацию мирным путем, в конце разговора Эрдоган дал согласие на переговоры с российским президентом», поделился подробностями тех события помощник первого президента Казахстана Нурлан Онжанов. Через Нурсултана Назарбаева в результате сложной дипломатической операции, Владимиру Путину и было передано знаменитое письмо с извинениями от Реджепа Эрдогана, положившее конец кризису в отношениях России и Турции. За содействие в разрешении конфликта казахского лидера позже поблагодарили и Путин, и Эрдоган. А министр иностранных дел Турции Мевлет Чавушоглу позже признается: «Мы не зря называем президента Казахстана аксакалом тюркского мира, он сыграл ключевую роль в примирении двух стран».

«Первую скрипку» казахская внешнеполитическая служба играла и в разрешении ещё одного кризиса – киргизского в 2010-м году, когда в Бишкеке во второй раз за пять лет свергли президента – Курманбека Бакиева.

«В это время в Вашингтоне было совещание по антиядерным делам, президентом России был Медведев, мы втроем с Обамой вышли, стоим и шепчемся, что начинается гражданская война, что Бакиев хочет двигаться в сторону Бишкека. Я сказал, что буду вывозить, и попросил российские истребители прикрыть мой самолет», рассказал Назарбаев, отметив, что «если бы не сделал этого, там было бы большое кровопролитие». 

Казахстану так же первым удалось собрать на своей площадке представителей сирийских властей и сирийской вооружённой оппозиции. Диалог, получивший название «Астанинский процесс», продолжается и поныне. В результате этих переговоров, в частности, в Сирии были созданы так называемые «зоны деэскалации» и появились условия для доставки гуманитарной помощи.

«Когда появился Астанинский процесс, ООН хотя бы из чувства состязательности и ответственности за выполнение резолюции 2254 СБ ООН возобновила свои усилия (по урегулированию конфликта», говорит министр иностранных дел России Сергей Лавров, - «Казахстан создает не только атмосферу пребывания и бытовых удобств, а помогает создать и политическую атмосферу. Казахстан неизменно выступает за объединительные действия, предлагает какие-то компромиссные подходы к основным проблемам региона и в международном плане».

Активно участвуют в поддержании мира и порядка в разных регионах планеты и казахстанские миротворцы. Для этих целей в составе Вооружённых сил по распоряжению Нурсултана Назарбаева ещё в 2000-м году было создано специальное подразделение, отвечающее всем международным стандартам. Казахские солдаты и офицеры помогали остановить гражданскую войну в Таджикистане, занимались разминированием в Ираке, участвуют в миротворческих миссиях в ООН в Западной Сахаре, Кот-д'Ивуаре и Ливане.

«Фактически миротворчество приносит Казахстану большие выгоды, от которых нельзя отказываться», уверен ведущий эксперт АО «Центр военно-стратегических исследований» Марат Шибутов. «Это получение политических обязательств со стороны страны, на территории находятся миротворцы и со стороны международной организации, которая организовывает операцию, а также наработка уникальных навыков, как военными, так и дипломатами», уточняет Шибутов.

 Без конфликтов, но с границами

У Казахстана нет территориальных разногласий – это единственная в СНГ страна, которая заключила Договоры о государственной границе со всеми своими соседями. И это стало результатом многолетних переговоров, о запредельной сложности которых до сих пор вспоминают их участники. «Это очень важный момент для страны, для Казахстана, тем более. У наших предков кочевых номадов не было никогда очерченной границы. Например, когда у нас была официальная граница с Российской Империей? Никогда. С Китайской Народной Республикой царская Россия, Советский Союз никак не могли очертить границу, подписать договоры и это всегда было пунктом конфликтов и непониманий между странами», говорит Нурсултан Назарбаев.

Своему предшественнику вторит и Касым-Жомарт Токаев, во время переговоров с Китаем занимавший пост министра иностранных дел. «Чжоу Эньлай предложил сравнить советские и китайские карты. Обе карты были наложены друг на друга, и возникла территория, так скажем вакуумная территория, площадью 34 тысячи квадратных километров. Далее Чжоу Эньлай, ссылаясь на Мао Цзедуна, сказал: «Мы готовы вести переговоры по спорным участкам хоть десять тысяч лет». Косыгин тогда поинтересовался: «А можно ли скосить хотя бы одну тысячу лет?». Чжоу Эньлай ответил: «Только для вас мы можем сделать исключение. Мы будем вести переговоры только девять тысяч лет», напоминает Токаев предысторию диалога с Китаем.

Переговоры по территориальным вопросам считаются одними из самых тяжёлых - стороны находятся под колоссальным давлением общественности своих государств, справедливо поделить участки, столетиями считающиеся спорными, подчас кажется непосильной задачей – особенно, когда линия границы проходит по населённым пунктам (иногда прямо через жилые дома), месторождениям полезных ископаемых, объектам инфраструктуры, особо охраняемым природным зонам. Казахстану удалось завершить эту работу, провести делимитацию свыше тринадцати тысяч километров своих внешних границ с соседями всего за тринадцать лет – ничтожный по историческим меркам срок. «Организовать конструктивный переговорный процесс по всему периметру наших границ протяженностью 14 тысяч километров было непростой задачей. Должен отметить, что это удалось благодаря нашим двум великим соседям – России и Китаю, руководство которых с первых дней поддерживало нашу независимость, а также процесс уточнения наших границ. Так, общая граница Казахстана с Российской Федерацией, составляющая порядка 7500 километров, стала поясом дружбы и доверия. Были достигнуты исторические договоренности и по 1700 километрам границы с КНР. Это определило конструктивное отношение к пограничным вопросам и всех других соседних стран» — отмечал Назарбаев в своей статье «Уроки Независимости».

Плоды многовекторной дипломатии Сегодня международный авторитет Казахстана бесспорен и непоколебим – и это закономерный результат миролюбивой и взвешенной внешней политики, которую республика проводит с первых дней своей новейшей истории. И это лишь подтверждает, что курс на многовекторность и сбалансированность внешнеполитических решений, взятый первым Президентом страны, оказался единственно верным.

«Эта модель Назарбаева и принципы Назарбаева, они сильно не меняются, - считает президент общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев. - Мы ни с кем не поругались, со всеми сохранили добрые отношения, врагов не нажили за эти тридцать лет, в этом плане казахстанской внешней политикой можно гордиться».

По мнению российского эксперта Владимира Евсеева, «международный авторитет Казахстана в основном сейчас продолжает базироваться на авторитете Нурсултана Назарбаева, которого очень уважают на постсоветском пространстве другие лидеры, это один из столпов этого пространства». «Это человек, который имеет очень серьёзный международный авторитет», - считает заведующий отделом евразийской интеграции и развития ШОС Института стран СНГ.

 Персональные заслуги Нурсултана Назарбаева во всех внешнеполитических успехах Казахстана, конечно, трудно переоценить, но, как замечает российский востоковед, профессора СПбГУ Александр Князева, «дипломатия - это коллективный, командный труд, и оценка его также должна носить коллективный характер». Поэтому нельзя не отметить важную роль, которую в становлении казахской дипломатической службы сыграли не только министры иностранных дел (Касым-Жомарт Токаев, Канат Саудабаев, Тулеутай Сулейменов и другие), но и сотни неизвестных широкой публике сотрудников ведомства – своевременно и хорошо подготовленных, правильным образом расставленных на ключевые посты.

«Мы выступали и выступаем за сотрудничество с обоюдно выгодным положительным результатом («win-win»), и убеждены, что будущее международной политики, равно как и человеческих отношений, должно основываться именно на таком подходе», говорит бывший глава казахского МИДа Ерлан Идрисов.

«Основы нашей внешней политики были заложены Елбасы Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым. Под его непосредственным руководством была сформирована профессиональная дипломатическая служба, решены масштабные внешнеполитические задачи....Казахстанская дипломатия известна своей нацеленностью на поиск компромиссных решений по многим, в том числе самым сложным, международным проблемам. Этот опыт, формировавшийся годами, принес положительные результаты», подытожил тридцатилетнюю историю дипломатии своей страны президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев. Сам же Назарбаев по-прежнему смотрит в будущее. "Я бы рассчитывал, что ЕАЭС и ШОС объединятся, будет какой-то такой евразийский союз - европейская и азиатская части. А идеально было бы, чтобы Европейский союз и Евразийский союз объединились, создали одно единое пространство. Мне кажется, что человечество дойдет до понимания, что это выгодно», заключил первый президент Казахстана.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Зеленский балансирует между войной и миром

Зеленский балансирует между войной и миром

Наталья Приходко

Чтобы завершить боевые действия до наступления холодов, Киеву важно не упустить дипломатическую паузу летом

0
1028
Индонезия призовет Путина согласиться на прекращение огня

Индонезия призовет Путина согласиться на прекращение огня

Владимир Скосырев

Джакарта на словах поддерживает и Украину, и Россию

0
959
Премьер-министром Израиля стал "неудобный" для Кремля политик

Премьер-министром Израиля стал "неудобный" для Кремля политик

Геннадий Петров

Критик РФ Яир Лапид будет возглавлять кабинет министров еврейского государства

0
1048
Заставляет бояр обриться

Заставляет бояр обриться

Сергей Трубачев

Библиофилы изучили редкие издания эпохи Петра Великого

0
107

Другие новости