0
4222
Газета Недетский уголок Печатная версия

19.06.2024 20:30:00

Полное право спать в халате

Добрый Базаров, страшил Вука и другие плоды просвещения

Тэги: проза, ирония, юмор, семья, школа, гомер, есенин, обломов, литинститут, вгик, гитис, мгу


21-16-3480.jpg
Мама, я в клоуны пойду. 
Фото Евгения Никитина
Школьные годы

Когда Варька поступила в лингвистическую гимназию и начала учить английский, я подумала: отлично. Начну вместе с ней с самого начала и тоже наконец выучу. Но долго я не протянула, и дальше Варька пошла сама.

Потом началась история, и я решила: класс. Наконец я восполню сплошную дыру в своих знаниях на этом меcте, а заодно помогу и ребенку. Но изучать историю во второй раз было так же скучно, как и в первый. Я навсегда осталась в феодальном строе.

В русском я сломалась на фонетических разборах, в литературе – на Ломоносове. В физике и химии я даже позориться не стала.

Но тут они начали учить второй язык. Немецкий! Я взбодрилась и процитировала первые две строчки из Гете:

Вер райтет вер шпильт дурх нахт унд винд

Дас ист дер фатер мит зайнем кинд…

Но тут сломалась Варя и на протяжении двух (трех?) лет на просьбу сказать что-то по-немецки сообщала: «Их хайсе Варя. Их бин… ярэ альт».

Так что в немецком я сохранила свои лидирующие позиции, что было особенно заметно, когда к нам приехал мальчик из Германии.

Cегодня Варя окончила школу. Мне этот период дался легко: на собрании я спутала географа и учителя английского и долго удивлялась, откуда у географа такая страсть к английским словечкам и такое отличное произношение. Также новостью для меня было наличие в аттестате некоторых предметов типа астрономии.

Помню только три ужасных ночи: когда я рисовала старичка-лесовичка, делала подставку под горячее из скрученных газет и методом размазывания пластилина по бумаге изображала здание в стиле модерн.

Что сказать… Есть ощущение радости и гордости за Варьку, и в то же время есть ощущение еще раз профуканных десяти школьных лет.

Что ж, cделаю третью попытку с внуками…

Классика

– Варя, ты совсем?!

– А что такое?

–Ты легла спать в халате?!

– Мама, да! Ты меня неделю пилила с этим «Обломовым». Только что я его дочитала и теперь имею полное право спать в халате.

Есенин

– Я сейчас тебя кастрюлей ударю!

– Мам, а что такое? Ты не рада, что я к ЕГЭ готовлюсь?

– Варя, я три дня не была улице, у меня першит в горле и шелушится лицо. Уже выгляжу и чувствую на свой возраст. Cтою, мою с мылом эту картошку. И тут ты подкрадываешься и, как смерть, из-за левого плеча декламируешь: «Друг мой, друг мой, я очень и очень болен. Сам не знаю, откуда взялась эта боль».

Гомер и Варя

– Варя, ты начала читать Гомера?

– Нет.

Неделю спустя.

– Варя, как там с Гомером у тебя?

– Никак.

Неделю спустя.

– Варя, блин! Ты начала Гомера или нет?!

– Начала!

– А что именно?

– «Илиаду»!

– А почему я тебя ни разу не видела с книгой Гомера?

– Угадай!

– Потому что ты врешь?

– Потому что это читать невозможно!!!

Подробности

Варя тренируется писать сочинения. Взяла тему «Добро и зло». Накарякала абзац.

– Мам, написала про Андрея Соколова, который мальчика подобрал в «Судьбе человека». Кто еще добрый?

– Э-э, – напряженно думаю. – Ну, Базаров добрый.

– Что же в нем доброго?

– Он отсосал дифтеритные пленки у больного мальчика и умер.

– Мама! Дифтеритные пленки отсосал Дымов в «Попрыгунье»!

– А Базаров разве не отсасывал?

– Нет! Он просто руки не помыл – и заболел! Ты вообще, что ли, ничего не помнишь?!

– Ну, скажем, что-то я помню, но без таких подробностей, м-да… На-ка тебе два рубля, иди в море брось, чтоб вернуться.

* * *

Варя готовится к итоговому сочинению. Принесла на проверку каракули, похожие на кардиограмму.

– А переписать нормально нельзя было?

– Это я переписала!

Начинаю читать.

Варя:

– Ну, как тебе?

– Не знаю. А кто такой страшил Вука?

– Мама, это странник Лука!

* * *

– Вот говорили-говорили, что исполнится мне 18 и начнется совсем другая жизнь. Так и есть, блин, началась, – cказала Варя, протирая водкой дверную ручку.

* * *

Варя хочет во ВГИК, но чую, придется отдать ее в Литинститут. Потому что когда человек уходит из дома в чистых, только из стиральной машины брюках, c пушистыми волосами и красиво подвязанным шарфом на шее, а вечером ты встречаешь его на Арбате в штанах, которые держатся на чреслах и сзади измазаны в неизвестной белой краске подозрительными полосами, с шарфом, который болтается как обрывок веревки, cо спутанными волосьями, и человек говорит тебе:

– Мама, я очень счастлива. Я немного разбила голову, но мне уже промыли рану хлоргексидином.

В общем, в этот момент понимаешь, что человек создан для Литинститута.

ВГИК, ГИТИС, МГУ

Вот так растишь ребенка, по дорогим курортам возишь, учишь уважать себя и стремиться к некоторой, так сказать, респектабельности, которой у тебя самой сроду не было. Хочется думать, что ВГИК, ГИТИС, МГУ.

Потом заходишь вечером в комнату. А ребенок лежит на диване с просветленным лицом и говорит:

– Мама, я решила стать клоуном.

И всё.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Возьмите с собой мои слова и начинайте идти

Возьмите с собой мои слова и начинайте идти

Ольга Камарго

Андрей Щербак-Жуков

Исполняется 130 лет со дня рождения Исаака Бабеля

0
2274
Давай напишем про циркачей в космосе

Давай напишем про циркачей в космосе

Михаил Форрейтер

Герман и Тамара Рыльские о миелофоне фантастов

0
2002
Покачайся без слов до прихода зари

Покачайся без слов до прихода зари

Наталья Стеркина

О крысе Борбикрене, козе Лизе и ударе пальцем по одной клавише

0
1080
 К 100-летию Владимира Богомолова. Как сделан «Момент истины».

К 100-летию Владимира Богомолова. Как сделан «Момент истины».

Юрий Юдин

Три повода перечитать знаменитый роман писателя-фронтовика

0
3173

Другие новости