0
153452
Газета Культура Печатная версия

13.02.2014 00:01:00

Испытание "медными трубами" пройдено

Певица Юлия Лежнева о Пласидо Доминго, чесноке и архивной пыли

Тэги: фестиваль, опера, москва, юлия лежнева


фестиваль, опера, москва, юлия лежнева Фотограф (c) Franck Juery

На следующей неделе в Москве откроется фестиваль «Опера Априори». Публике обещаны самые интересные события из мира современной оперы: сольные концерты знаменитостей – Йонаса Кауфмана, Стефани Д'Устрак, Суми Чо, мировая премьера оперы Алексея Курбатова «Черный монах», концертное исполнение оперы Белы Бартока «Замок герцога Синяя Борода» с венгерскими солистами в главных партиях. Откроется фестиваль сольным концертом сопрано Юлии ЛЕЖНЕВОЙ (с оркестром Musica Viva): наша соотечественница в свои 24 года сделала стремительную карьеру на Западе. Накануне визита на родину «вторая Чечилии Бартоли» ответила на вопросы корреспондента «НГ» Марины ГАЙКОВИЧ

Юлия, представьте, пожалуйста, программу вашего выступления.

– Программа называется «От барокко до Моцарта». В первом отделении будут представлены арии и увертюры Генделя и Вивальди, а во втором прозвучит симфония Гайдна и мотет Exsultate, jubilate, написанный 16-летним Моцартом в Милане. Идея программы – показать определенный период из истории музыки, примерно с 1720 по 1770 год. Тогда произошла смена эпох: барокко постепенно сменилось галантным стилем и рококо, «подступал» венский классицизм. Расцветало исполнительское искусство. Величайшие кастраты – Фаринелли, Кафарелли, Рауззини (для него Моцарт написал мотет, который мы исполним). Генделевские примадонны: Куццони, Бордони (арии Генделя в нашей программе были написаны для нее). Появились вокальные школы, педагоги и, конечно, появлялись роскошные сочинения для певцов. Конечно, каждый композитор того периода заслуживает отдельного концерта, но в данном случае наша идея в каком-то смысле ознакомительная. Я исполняла подобные программы в городах Европы – в основном с ансамблем Il Giardino Armonico под управлением Джованни Антонини, и я счастлива выступить теперь в родной Москве, в Большом зале консерватории. 

Многие молодые музыканты, в особенности инструменталисты, которые делают карьеру на Западе, «зажаты» агентствами в репертуарные рамки. Скажем, пианистам дают понять, что в ближайшие несколько лет им предстоит играть только Чайковского и Рахманинова. А насколько вы свободны в выборе репертуара?

– Да, я много слышала о таком давлении со стороны агентств и других организаций. Я никогда не имела контрактов с западными импресарио, поэтому мне трудно судить. У меня довольно много предложений, поэтому я ощущаю себя свободной в выборе репертуара и дорожу этим. Я очень благодарна звукозаписывающей компании Decca за то, что они очень внимательно отнеслись к моим идеям, моему репертуару, и я надеюсь, наши отношения будут и дальше хорошо развиваться. 

Как изменяются ваши репертуарные предпочтения, есть ли мысли (или предложения от агентов, театров) отойти от барокко?

– Сейчас я больше всего сосредоточена на барочной музыке. Конечно, я исполняю и другие сочинения –  песенные циклы Шумана или Шуберта, сочинения Россини, Беллини. А недавно на фестивале «Декабрьские вечера» был концерт, посвященный полностью французской музыке, где мы с моим пианистом Михаилом Антоненко исполнили циклы Берлиоза и Дебюсси. В прошлом году я дебютировала с партией Розины в опере «Севильский цирюльник» в Париже и планирую чаще участвовать в исполнении опер Россини и Моцарта. Скоро мне предстоит участвовать в мировой премьере оперы композитора эпохи рококо Иоганна Адольфа Хассе. Однако я очень надеюсь продолжить исполнять как можно больше музыки Баха, Вивальди, Генделя – я постоянно испытываю в этом необходимость, жажду возвращения к этой музыке. 

Вы довольно стремительно сделали карьеру, особенно для певицы. Удалось ли вам пройти испытание «медными трубами», не вскружил ли голову успех в довольно юном возрасте?

– Я стараюсь относиться как можно спокойнее к каким-то удачам или неудачам, пытаюсь многое анализировать. Конечно, первая победа не может просто так пройти. Поднимается настроение, дух до предела, ты начинаешь верить больше в себя, но, мне кажется, это как раз замечательно. У меня обычно вслед за каким-то маленьким успехом следовало что-то спокойное – продолжение обучения, каникулы, то есть не было какого-то сумасшедшего последовательного успеха, который бы вскружил голову. Мне очень дороги моменты, когда можно спокойно подумать, почитать, провести время с родителями и друзьями, просто отдохнуть, посмотреть мультфильмы или кино. 

Какой самый смелый, рискованный проект был в вашей творческой (или, может быть, личной) жизни?

– Сложный вопрос. Наверное, это согласие на участие в концертном исполнении оперы «Тамерлан» Генделя на Зальцбургском фестивале. Во-первых, мне сообщили, что будет невероятный состав: Пласидо Доминго, Беджун Мета, Франко Фаджоли. Я очень обрадовалась, нашла ноты, стала смотреть партию – и с каждой страницей стала все больше сомневаться. Дело в том, что партия Астерии, дочери плененного Баязета (которого и пел Доминго), – оказалась невероятно высокой и совсем не типичной для Генделя. Я увидела шесть арий – почти все очень медленные и ни одной по-настоящему колоратурной, «показательной» арии. Музыка практически вся очень грустная, томная, трогательная, но невероятно скромная. Примерно полгода я не могла решиться. Это огромная ответственность: если где-то и можно петь что-то не очень выигрышное, то только не в Зальцбурге. Здесь нужно исполнять только то, в чем ты на 100%  уверен. Я понимала, что с участием Доминго ажиотаж вокруг концертов будет помножен в сотни раз. В итоге Марк Минковски уговорил меня. За месяц у нас было что-то вроде «обпевочного» концерта с этим же произведением в Версале. И там подтвердились некоторые мои опасения, но я поняла, что все-таки могу очень многое показать – сильные чувства, драму, ведь сюжет, несмотря на название оперы («Тамерлан»), полностью лежит вокруг Астерии и Баязета. 

В Зальцбурге случилась настоящая беда. За три дня до премьеры я простыла. Это был сущий кошмар, но мне невероятно помогли мой пианист Миша и сотрудники моего любимого отеля. Приносили горячий чай с медом, лимоном, я спала три ночи со свежими кусочками чеснока в ушах. Настал вечер премьеры, и я помню, что была как будто во сне. Помню, когда Доминго вышел в первой арии, публика оглушила зал аплодисментами. Я поняла, что будет очень домашняя атмосфера, и меня это очень успокоило. Потом помню, что на моей первой арии Марк Минковски и его оркестр заиграли так нежно и тонко, как я и мечтала. Стояла полная тишина, а после арии вдруг раздались овации, и я раскрепостилась. Неожиданно оба выступления стали чуть ли не самыми успешными в моей карьере, была замечательная критика. Мы очень подружились с Доминго. Он оказался простейшим человеком, добрым, отзывчивым, вел себя скорее как школьник, все время смеялся. Он был в уникальной вокальной форме – помню, как он сам сказал немного шутя: «Я бы давно ушел из оперы, если бы не мог петь, и с радостью. Но что я могу сделать, если звучит и даже неплохо».   

Занятие старинной музыкой, как правило, предполагает исследовательскую работу – в библиотеках, архивах и т.д. У вас был такой опыт?

– Для моего первого альбома для Decca мы с Джованни Антонини довольно долго думали о репертуаре. Мы остановились на идее показать развитие сольного мотета XVIII века (от Вивальди до Моцарта). Но долго не могли найти сочинение, которое могло бы быть мостиком между барочными мотетами и классическими. В конце концов мы узнали о мотетах итальянского композитора Николы Порпора. Отчаянно ведя поиск, мы обнаружили два его мотета (из 70 сочинений сохранилось только пять-шесть) в Лондонской библиотеке, и фирма Decca смогла помочь достать эти ноты. Когда я увидела первый же мотет, была просто шокирована – трели в каждом такте, измельченные до предела украшения, мелизмы, при этом труднейшие фразы на легато на огромном дыхании и невероятно красивая мелодика. Я влюбилась в эту музыку буквально с первого увиденного такта. Диск с записью четырех мотетов Вивальди, Генделя, Порпора и Моцарта  мы назвали Alleluia. Я буду счастлива продолжать такие поиски, это невероятно увлекательно.  


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Замминистра обороны Николай Панков  наградил победителей VIМеждународной олимпиадыпо военной истории

Замминистра обороны Николай Панков наградил победителей VIМеждународной олимпиадыпо военной истории

0
843
Иркутск меняет облик

Иркутск меняет облик

Владимир Полканов

Проекты бизнеса дают шанс качественно улучшить городскую среду в столице Восточной Сибири

0
1628
Улицу Меликова в Уфе переименовали по просьбе жителей

Улицу Меликова в Уфе переименовали по просьбе жителей

Роман Каширин

0
687
Инвентаризация показала: рентабельными являются лишь 36-64% извлекаемых запасов нефти

Инвентаризация показала: рентабельными являются лишь 36-64% извлекаемых запасов нефти

0
1031

Другие новости

Загрузка...