0
3613
Газета Культура Печатная версия

01.09.2017 00:01:00

Элементарные частицы музыки Моцарта

Фестиваль камерной музыки в норвежском Розендале прошел во второй раз

Тэги: культура, фестиваль, камерная музыка, моцарт, лейф уве андснес, норвегия, розендале


культура, фестиваль, камерная музыка, моцарт, лейф уве андснес, норвегия, розендале Пианист и идеолог фестиваля Лейф Уве Андснес приветствует гостей форума. Фото Liv Ovland

Знаменитый норвежский пианист Лейф Уве Андснес во второй раз провел Фестиваль камерной музыки в маленьком норвежском Розендале, посвятив его Моцарту и собрав наряду с элитой исполнительского искусства молодых музыкантов.

На другом полюсе бушующих оперных страстей и жарких дискуссий в летних фестивальных столицах вроде Зальцбурга, Экс-ан-Прованса, Байройта или Глайндбурна царит полюс мирного диалога, обретенной гармонии, слияния с природой – в тени этих далеких от покоя оперных ярмарок тщеславия. Юный фестиваль в Розендале представил любопытный феномен. Камерную музыку, как известно, нужно беречь от натиска алчного большого мира. А беречь означает так или иначе ее популяризировать, открывая путь к широкому слушателю, желательно платежеспособному. Но в Розендале могут себе позволить абсолютно другой взгляд на проблему – не замечать ее. Так же, как иные энтузиасты стремятся сохранить исчезающий вид фауны, отправляя его в дальние, труднодоступные райские земли, организаторы фестиваля в Розендале решили устроить рай для обожаемой камерной музыки вдали от шумной цивилизации. Здесь собралось более десятка лучших в мире виртуозных солистов, музыкантов-лириков: альтистка Табеа Циммерман, меццо-сопрано Анне-Софи фон Оттер, кларнетист Мартин Фрёст, клавесинист Кристиан Безуйденхойт, пианист Франческо Пьемонтези, скрипач Кристиан Тецлафф, виолончелистка Таня Тецлафф, валторнист Хосе-Висенте Кастельо, фаготист Одун Халворсен, гобоистка Мицухо Йоши-Смит, струнный квартет Opus 13.

Чтобы добраться до Розендаля – местечка крошечного, но невероятно живописного, как, впрочем, все в Норвегии, – нужно сесть на кораблик в Бергене, который домчит вас до пункта назначения за полтора часа вдоль умопомрачительных гор и долин, где домики расставлены как в уютной детской игре, а густые леса кажутся заботливо постриженными. На этом кораблике можно встретить и публику, стремящуюся на фестиваль, и туристов со всего света, движущихся любоваться фьордами, горными вершинами, величественными пейзажами.

Руководитель фестиваля Лейф Уве Андснес, норвежский национальный герой, рассказал, что выбор места был неслучаен и давно готовился. Именно там, вдали от суеты, «где только Бог да я», как поется в романсе Рахманинова «Здесь хорошо», он на протяжении двадцати пяти лет давал раз в году сольный концерт в главном усадебном доме барона Розендаля с розарием и английским садом. История этого живописного поместья настолько же поэтична, насколько и показательна для истории страны. Эта земля стала в Норвегии в 1678 году единственным баронством, основанным датско-норвежским королем Кристианом V. Самая богатая норвежская невеста того времени Карен Моват вышла замуж за бедного датского аристократа Людвига Розенкранца. В качестве свадебного подарка они получили землю, где и построили Розендаль. Имение принадлежало семье Розенкранцев всего три поколения, а затем вернулось под власть короны. Сегодня немногочисленным аристократическим семьям Норвегии так важно собираться в этом сказочно красивом месте как минимум раз в год, чтобы ощутить единство душ и настроений. Но в отличие от Бергенского фестиваля, где на открытии наряжаются в норвежские национальные платья с цветочными орнаментами, или немецких, где публика надевает трахтены и дирндли (традиционные баварские мужской и женский костюмы. – «НГ») для усиления эффекта – здесь все демократично.

Главный зал на 600 мест возник на месте бывшей овечьей фермы, овцы пасутся тут и сейчас чуть поодаль и, к слову, имеют помещение, внешне немногим отличающееся от концертного зала. Если на первом фестивале этот зал с акустической точки зрения оказался уязвимым, то ко второму соорудили более совершенную систему с помощью специалистов из фирмы Meyer Sound. Говорят, что по сравнению с прошлым годом звук в зале обрел более богатые характеристики. Среди тех, кто мог оценить чудо акустического преображения, были в основном те, кому за 50. Одна из англоговорящих слушательниц спросила свою подругу во время антракта: «Почему так мало молодежи? Наверно, слишком дорогие билеты?» Но как глубоко прав Лейф Уве, уверенный в том, что именно в этом возрасте приходит истинный вкус к камерной музыке. 

Программы составили камерные сочинения Моцарта, изобретательно и крайне деликатно «смонтированные» с музыкой Брамса, Лигети, Мессиана, Равеля, Такемицу, Салонена, Мессиана. В ней было необходимо не столько уловить моцартианство, сколько увидеть Моцарта в одном ряду с композиторами, независимо открывавшими будущее. За четыре дня публика получила редкую возможность услышать большой корпус камерно-инструментального наследия великого зальцбуржца от клавирных сонат до гобойного квартета, дивертисментов и песен. Моцарт чурался догм и жестких канонов везде, давая волю своему музыкантскому воображению. Но иные страницы его камерной музыки являли Моцарта как художника экзистенциалистского толка, томящегося и тоскующего, ищущего Бога, свободы и счастья. 

В фестивальной долине слушатели обретали феноменальный опыт глубоко интимных, экстатических переживаний отшельников, прибывших на медитацию в горы, выбрав в качестве проводника музыку Моцарта. Обостренно чувствовалась пронзительная нежность звуковой палитры музыкантов круга Андснеса – величайших мастеров ансамблевого музицирования, являвшего эталонное искусство диалога. Теплота и уникальная вокальная природа звука альтистки Табеа Циммерман, в котором нельзя было не услышать отраженного тембра ее бархатистого голоса, идеально резонировали радужным меццо-сопрановым краскам Анне-Софи фон Оттер. Анне-Софи в заключительном концерте из песен Моцарта, Шуберта, «Ариадны на Наксосе» Гайдна и пасторальных зарисовок шведа Адольфа Лендрика Лендблада нашла идеального партнера в лице одухотворенного Кристиана Безуйденхойта. Неизбывной певучестью полнился и кларнетовый саунд Мартина Фрёста. Звук же гостеприимного хозяина фестиваля Лейфа Уве обескураживал своей философичностью, элегантностью жеста, ясностью прочтения, простотой и открытостью манеры. Это музыкальное собрание европейцев не без буддистской суггестии задавало свои настройки миру, теряющему ориентиры элементарного здравого смысла. В следующем году в уютной норвежской долине оглянутся на 100 лет назад и устроят музыкальные беседы на тему искусства времен Первой мировой войны.

Розендаль (Норвегия) – Санкт-Петербург


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Город-звезда должен развиваться одновременно по всем направлениям

Город-звезда должен развиваться одновременно по всем направлениям

Татьяна Попова

Общественные пространства модернизирнизируют комплексно, в рамках сразу нескольких программ

0
876
Иран усложнил снятие санкций своими же высокими требованиями

Иран усложнил снятие санкций своими же высокими требованиями

Данила Моисеев

Седьмой раунд переговоров по восстановлению "ядерной сделки" может стать не последним

0
1220
Оппозиция Украины требует назначить парламентские выборы на 2023 год

Оппозиция Украины требует назначить парламентские выборы на 2023 год

Татьяна Ивженко

В середине первого президентского срока Зеленскому пытаются закрыть путь ко второму

0
1175
Саакашвили из обвиняемого пытается стать обвинителем

Саакашвили из обвиняемого пытается стать обвинителем

Юрий Рокс

Соратники экс-президента Грузии считают, что его сводят с ума

0
1181

Другие новости

Загрузка...