0
7962
Газета Культура Печатная версия

03.03.2020 19:08:00

Себастьян Солдевилья: "Я не диктатор, я капитан"

В Москве покажут мюзикл постановщика олимпийских шоу

Тэги: режиссер, себастьян солдевилья, интервью, мюзикл, телевизионные шоу


режиссер, себастьян солдевилья, интервью, мюзикл, телевизионные шоу Чтобы стать звездой, таланта мало, считает режиссер Себастьян Солдевилья. Фото агентства «Москва»

Завтра в Московском театре мюзикла пройдет премьера спектакля «Прайм-тайм». Постановка посвящена мании телевизионных шоу в духе «Мы ищем таланты», которые в последние годы заполонили эфир. Какой путь пройдет главная героиня, мечтающая с помощью участия в условном «Голосе» вырваться из провинциального городка? Так ли просто зацепиться в столице и хватит ли для этого только бешеного таланта? Себастьян СОЛДЕВИЛЬЯ, один из основателей канадской театрально-цирковой компании «7 пальцев», уже работал в этом театре – вместе с Мариной Швыдкой они поставили оперетту «Принцесса цирка», которую венчал головокружительный трюк. Над новым спектаклем они вновь работают вместе. Накануне премьеры Себастьян ответил на вопросы корреспондента «НГ» Марины ГАЙКОВИЧ.

Кому принадлежала идея вскрыть телевизионную кухню?

– Михаил Швыдкой вынашивал эту идею долгое время. Как вы знаете, он давно работает на телевидении и знает многое изнутри. У нас была пара встреч после «Принцессы цирка», мы обсуждали, в каком ключе будет решен спектакль, и решили сделать некую сатиру на этот мир. Но спектакль не плоский, в нем несколько линий, несколько уровней истории, здесь дело не только в телевидении. Речь идет в том числе о различиях между столицей и провинцией. О мечтах молодой девушки, которая хочет быть знаменитой, о том, чего это стоит, о разнице между реальными работниками и людьми, которые принимают решения, и так далее.

Насколько вам лично близки эти темы?

– Я думаю, они близки любому, кто работает в нашей индустрии. Мы все застали успех интернета, нажал на кнопку – и вот уже твой ролик в Сети, просмотры, лайки и так далее. Кажется, что так легко стать звездой… Я не из этого поколения но вижу, как все это происходит. И вижу, что эта система дала еще больше власти людям, обладающим властью.

Вы верите, что можно сегодня спеть в таком шоу и завтра стать звездой?

– Должна быть определенная доля таланта, конечно. Но что еще важнее – чтобы тебе было что сказать, не у каждого это есть. Вопрос в том, зачем ты хочешь стать звездой. Из-за денег? Хорошо. Чтобы тебя узнавали на улице? Или тебе есть что сказать? Хочешь влиять на людей? Хочешь поменять мир? Слишком много разных вариантов. Свой я знаю.

И каков он?

– Не скажу!

В вашем спектакле героиня добилась успеха?

– Главная героиня – девочка Аня – хочет сбежать из своего родного городка. Она очень талантливая, потрясающая певица, и она понимает, что своим искусством может менять людей вокруг себя. Так что она говорит себе: «А почему бы и нет?» С Мариной и Михаилом Швыдкими мы потратили много времени на поиск ее мотивации – зачем она выбирает этот путь? Первое – это уехать, но потом происходят изменения и в ее жизни, и в ее взглядах на жизнь, и девушка меняется, и ее мотивация. Концовку я вам не скажу, но она не примитивная.

Вы лично встречались с миром телевизионных шоу?

– Меня все время приглашают в разные программы – работать с участниками, стать членом жюри, но я не хочу тратить на это время. Я не верю в то, что можно вот так легко судить артистов. И я считаю, что люди не должны голосовать, потому что публикой легко манипулировать. Было так много скандалов! Например, во Франции в шоу «Голос» участвовала блистательная певица лет 20. Она не была мусульманкой, но закрывала волосы. И вот кто-то нашел ее Twitter. Когда ей было 15, она что-то глупое написала, немного расистское. И люди посходили с ума: она должна уйти из шоу! Зачем она это сказала, кому, каков контекст? Это никого не волновало. Интернет все помнит – и вот одно сообщение в Twitter, о котором сама артистка давно забыла, ломает ей жизнь! В нашем спектакле поднимается эта тема – о влиянии: кто на кого влияет, кто тянет за ниточки.

Как вы ищете артистов для ваших спектаклей?

– Зависит от проекта. Например, в «Кухне», которая приезжала в Москву, было всего восемь-девять артистов, поэтому каждый должен обладать огромным спектром талантов. А недавно я делал шоу, посвященное сказкам «Тысячи и одной ночи», и там мне нужны были хорошие танцоры, хорошие цирковые артисты. С Театром мюзикла я работаю несколько лет, я вижу ребят, с которыми уже работал, и отмечаю их профессиональный рост. В спектакле «Прайм-тайм» каст самый сильный, поверьте. Вокалисты, танцоры, драматические артисты – потрясающие.

Вы сами проводили кастинг. Какие задачи ставили?

– Зависит от роли. Я работаю с энергией. На роль Ани я давно хотел Галину Безрук. Я с ней встретился, она была заинтересована, но мне надо было увидеть ее в деле, почувствовать ее энергетику. Потому что это главная роль, и она очень тяжелая, это как американские горки – героиня постоянно на сцене, ей нужно очень много двигаться и выучить огромное количество песен. Главное – если она не будет очень хороша, мы не поверим в эту историю. На кастингах мы отсмотрели очень много людей, не только из театра, только одних танцоров было пять сотен.

Когда ты пишешь новую пьесу, то самое главное – очень четкое понимание характера ролей, какими качествами должен обладать артист и для каких целей. Поэтому тяжело было проводить кастинги, чтобы найти идеальный вариант. Но в сравнении с «Принцессой цирка» здесь гораздо больше героев, даже у ансамбля есть специфические роли. Ведущий шоу, техники сцены, уборщица, визажисты – у всех есть индивидуальность, есть собственный материал. Я думаю, артисты получают большое удовольствие от участия в спектакле.

Как вам работается в качестве сопостановщика, учитывая, что Марина Швыдкая – представитель другой театральной школы?

– Марина занимается драматической частью, я – музыкальными и хореографическими номерами. Мы очень много обсуждали накануне и постоянно обсуждаем в процессе репетиций. Она работает, я работаю, мы показываем друг другу сцены, делаем комментарии, кто-то из нас сводит фрагменты.

Это как пинг-понг. Сейчас она на репетиции, а я даю интервью, так что я получаю всю славу, а она работает (смеется). Иногда мы видим что-то по-разному, но мы находим компромисс. Главное, что мы позволяем друг другу пробовать. Тебе кажется так? Давай попробуем! Я показываю свою работу Марине. И Михаилу, и Алексею Кортневу, который пишет тексты песен, и сценаристам. Это командная работа, понимаете? Я ставил очень большие шоу (в том числе олимпийские. – М.Г.). Если ты думаешь, что ты один и сам принимаешь все решения, то это не так.

Чего ждут от меня – это видение целого. Но я не диктатор. Я капитан, который взаимодействует с видеодепартаментом, с хореографами, со световиками, звуковиками и так далее. Но я не единственный, кто управляет лодкой, иначе с шоу можно попрощаться. К слову, о команде. Чем выделяется «Прайм-тайм» – это музыка. Ее пишет композитор Максим Лепаж, с которым я работаю последние несколько лет, и он сделал невероятную работу, я очень горжусь музыкальной частью спектакля.

Какие шоу у вас сейчас в работе?

– Несколько. Посвящение Шарлю Азнавуру, которое в следующем году запустится и, возможно, приедет в Москву. Еще одно – масштабный спектакль, посвященный легендам Среднего Востока. Параллельно идет четыре-пять проектов: в США (два проекта на Бродвее), Канада–Франция (Азнавур), Россия…

О, будет еще один спектакль!

– Да, думаю, я вернусь. И Китай. Но сейчас все сходят с ума с этой жуткой болезнью…

Китай – огромный новый рынок для шоу, но сейчас, я знаю, все компании закрыли свои проекты.

Как вы думаете, куда сегодня движется цирк?

– Хороший вопрос. Мне кажется, все больше и больше цирк начинает объединяться с другими видами искусства. Французский цирк проповедует театрализацию, а в Канаде, например, все чаще цирковые компании стали внедрять хореографию. Как раз для моих бродвейских шоу я активно использую цирк, но ставлю себе сложную задачу интегрировать, «вшить» цирковые элементы в язык спектакля, а не просто сделать вставные номера. Мы проводили ворк-шопы в Монреале для этих проектов. Надеюсь, они оба скоро запустятся. Но на Бродвее никогда не знаешь, как будет, это очень специфическое место.

Одна негативная рецензия – и спектаклю конец?

– Целиком и полностью! Но есть люди, у которых еще больше власти, это владельцы театров. Есть пять семей, которые владеют всеми театрами Бродвея. И если они решают что-то поменять, им все нипочем, по щелчку пальца все меняется. Это и со мной случалось. Мюзикл «Любовник» с Цирком дю Солей продавался на 80–85%, но владельцы решили делать новую пьесу Джоан Роулинг про Гарри Поттера и отменили все будущие спектакли, просто сообщили нам, что шоу закрывается. 

- Вы поддерживаете идею отказаться от участия животных в цирковых представлениях.

- Да!

- Сами не использовали их в спектаклях?

- И никогда не буду. Понимаете, это часть истории цирка, он базируется на животных. И во времена, когда зоопарков не было, цирк выполнял даже образовательную функцию. Но я думаю, мы живем в другое время. Неважно, как сильно публика любит животных, и как сильно любят их дрессировщики. Животные не должны быть в клетке. Поэтому я и зоопарки не поддерживаю.

- Какие чувства вы испытываете после премьеры спектакля?

- Особенные. Когда спектакль готов, я с ним мысленно прощаюсь. Мне интересно создавать, я не их тех, кто постоянно пересматривает свои работы и умиляется.

- То есть «Принцессу цирка» вы после премьеры не видели?

- Нет, приезжал пару раз, смотрел, и должен сказать, что Марина Швыдкая делает колоссальную работу по сохранению спектакля, обучению, вводу артистов. Я же эту работу, честно сказать, ненавижу!

  


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Почему современные дети не любят старые мультики

Почему современные дети не любят старые мультики

Эдуард Чумаков

Директор "Малыш ТВ" рассказал об особенностях телесмотрения в эпоху пандемии

0
1196
Елена Панкратова: "В Байройте оркестранты иногда не видят дирижерской палочки"

Елена Панкратова: "В Байройте оркестранты иногда не видят дирижерской палочки"

Наталья Кожевникова

Самая известная российская исполнительница Вагнера – о секретах театра и о том, как во время пандемии превратить дом в сад

0
900
Верховная рада ищет предателя в окружении Зеленского

Верховная рада ищет предателя в окружении Зеленского

Татьяна Ивженко

Украинские эксперты и политики, рассказавшие о вагнеровцах, вызваны на допросы

0
2301
Госсовет остается инструментом президента

Госсовет остается инструментом президента

Иван Родин

Главам субъектов России вернут законный федеральный статус

0
1604

Другие новости

Загрузка...