0
5462
Газета Культура Печатная версия

26.03.2023 17:12:00

Фестиваль Вадима Репина празднует 10-летие

Новосибирск – и далее со всеми остановками

Тэги: транссибирский арт фестиваль, вадим репин, программа, новосибирск


транссибирский арт фестиваль, вадим репин, программа, новосибирск Исполнителям важно не только говорить с публикой на одном языке, создавать настроение, но и давать серьезную пищу для слуха и ума. Фото Александра Иванова/Транссибирский арт-фестиваль

Транссибирский арт-фестиваль, любимое детище выдающегося скрипача Вадима Репина, отмечает первый юбилей. Культурный форум, основанный Репиным в родном Новосибирске в 2014 году, проходит в десятый раз. За эти годы яркий локальный фестиваль, куда из столицы приезжали слушать Кента Нагано, Даниила Трифонова, Пинхаса Цукермана, Леонарда Слаткина и других мировых звезд, вырос в огромный международный проект с впечатляющей географией – концерты Транссиба проходили в Европе, США, Израиле, Южной Корее и Японии. В этом году география скромнее и исключительно отечественная, но городов и событий много – последние выступления пройдут в октябре в Самаре.

Официальный старт фестивалю Вадим Репин дал 8 марта в Концертном зале им. А.М. Каца, где выступил в компании Вадима Руденко и Новосибирского академического симфонического оркестра под управлением его нового художественного руководителя Димитриса Ботиниса. Но как таковой фестивальный марафон в Новосибирске начался 19 марта, и этот вечер был во многом необычен. Дирижер Андрес Мустонен, много лет проповедующий старинную музыку и (пост)советский авангард, представил «Рапсодию в стиле блюз» Гершвина и Сюиту для фортепиано с оркестром Цфасмана. Во втором отделении Новосибирский оркестр немного потеснился, чтобы уступить место на авансцене Вадиму Эйленкригу и Eilenkrig Crew – вместе они сыграли программу Favorite Things, составленную из нескольких джазовых стандартов и попурри.

Андреса Мустонена, основателя и бессменного руководителя ансамбля Hortus Musicus, в нашей стране вряд ли кто-то ассоциирует с подобным репертуаром. Но во втором отделении он лихо свинговал, с заправским видом и отменной точностью раздавал реплики солирующим инструментам, пританцовывал, напоминал публике поаплодировать солисту после импровизации. Он знал, когда надо держать внимание всех участников, а когда – расслабиться и просто дать мелодии звучать. Казалось, этот человек не на старинных инструментах полвека играл, не диссонансную музыку современных композиторов пропускал через свое сердце, а всю жизнь дирижировал джазовым оркестром. Оказалось, это недалеко от правды: у многоликого Мустонена давно есть свой джазовый проект – Art Jazz Quartet, а «Рапсодию в стиле блюз» он впервые дирижировал еще старшеклассником со школьным оркестром и с тех пор исполнял десятки раз. Неудивительно, что на его фоне солистка Екатерина Мечетина выглядела более академично, и Гершвин в ее интерпретации местами напоминал Рахманинова (что закономерно: пути обоих композиторов пересеклись в 1920-е в Нью-Йорке).

Академическая манера Мечетиной скорее подошла Сюите Цфасмана, где особенно удались первая и последняя части: сверкали пассажи и блестело серебристое платье, явно подобранное в тон настроению знаменитых «Снежинок» (постаралась с рифмой и природа – с утра в Новосибирске был снегопад и минусовая зимняя погода). В финале пианистка устроила с оркестром веселые догонялки, за которыми публика с азартом следила. Оркестр с явным удовольствием играл эту программу: очень хороша была вся струнная группа с идеальными унисоном и широкой палитрой звучаний – от плотного, «садово-паркового», до невесомого. Обаятельные медные быстро меняли амплуа, то создавая мягкую «подушку» для всего оркестра, то выдавая яркие реплики; отменно солировали деревянные, со вкусом включались ударные. Хорошо оркестр себя чувствовал и в компании Eilenkrig Crew, тем более что Вадим Эйленкриг с первого выхода придал концерту легкий элемент шоу – и все участники его живо поддержали. В финале к ним присоединился Вадим Репин, чье виртуозное исполнение Чардаша Монти стало ударным завершением вечера.

Трудно было отделаться от мысли, что такие программы с участием разномастных звезд обычно приберегают на финал фестиваля. Однако концерт не просто дал энергичный импульс новосибирскому марафону; его первое отделение можно считать своеобразным кредо Транссибирского арт-фестиваля, которому важно говорить с публикой на одном языке, радовать ее хорошей (и любимой) музыкой, создавать настроение, но в то же время сохранять интеллектуальную составляющую, давать серьезную пищу для слуха и ума. Эта роль философского отступления была отведена небольшому восьмиминутному сочинению «Коллаж на тему B-A-C-H» (1964) Арво Пярта, соотечественника и давнего друга Мустонена, живого классика и одного из самых исполняемых в мире современных композиторов. Но это не тот Пярт, который широко известен в мире благодаря фирменному минималистичному стилю tintinnabuli. Сочинение написано в авангардный период и вошло в историю как яркий пример полистилистики с использованием сложных техник композиции. Хотя во временной пропорции опус Пярта занял небольшую часть программы, его удельный вес оказался серьезным. Казалось, ненадолго открылся портал в иное измерение: совершенно преобразился Мустонен – сосредоточенный, весь словно комок сжатой энергии, он напоминал то ли медиума, то ли мага, взявшегося за привычное ремесло. Преобразился и оркестр, под руководством маэстро с легкостью сопоставляя благозвучные «небесные» аккорды с многозвучными диссонирующими кластерами, переходя от строгой графики полифонии к напряженным звуковым «пятнам». После концерта Мустонен смеялся над тем, что, как настоящий аутентист (один из первых в СССР, кстати), сыграл историческую программу – Коллажу, самому «современному» сочинению в концерте, уже почти 60 лет, это давно классика, так же как Гершвин, Цфасман и популярные джазовые темы из собрания Эйленкрига.

Мустонен, совершивший ради нескольких дней в Сибири долгое путешествие, на следующий день дал мастер-класс для студентов-дирижеров в Новосибирской консерватории. И в очередной раз удивил универсальностью своей творческой натуры. Вторая симфония Чайковского, «Симфонические танцы» Рахманинова, «Фантастическая симфония» Берлиоза – все было ему знакомо до ноты, до нюанса. Начинающих коллег он больше учил музыке, попутно объясняя и технические хитрости – часто, казалось бы, совсем незначительные, но способные серьезно облегчить будущую профессиональную жизнь молодым дирижерам.

А вечером публику ждала камерная программа, полная противоположность предыдущей. Публике предложили изысканное собрание сочинений Сезара Франка, Камиля Сен-Санса и Джанкарло Менотти. Жанр «Вадим Репин и друзья» здесь заслуженно любим, так как собирает на одной сцене прекрасных музыкантов разных поколений. Прелесть типичного фестивального формата еще и в том, что краткость репетиционного периода с лихвой окупается обостренным вниманием партнеров друг к другу, драйвом и искренним удовольствием от совместного музицирования. Кроме того, руководитель Транссиба по-прежнему уделяет много внимания молодым музыкантам, и в этот раз на сцену с его давними партнерами Александром Князевым и Вадимом Руденко вышли скрипачка Елена Таросян, арфистка Александра Тихонова, а также альтист из Новосибирска Илья Тарасенко.

Вадим Репин открыл концерт в дуэте с Александрой Тихоновой: редкая Фантазия для скрипки и арфы Сен-Санса оказалась удивительно красивым сочинением с захватывающим внутренним сюжетом. Музыканты рассказывали его со страстью и вдохновением; и если возможности скрипки хорошо известны, то солирующая арфа наверняка для многих стала открытием – это не только пара волшебных глиссандо, которые на симфоническом концерте вызывают краткий восторг публики, это огромный мир разнообразных звучаний, полноправный партнер в дуэте. Еще один раритет с арфой – Квинтет Менотти, удачно названный в программке «маленьким десятиминутным сокровищем». Первая часть (Кантилена) благодаря сочетанию арфы и струнных вызывала в памяти Adagietto Малера, вторая (остросюжетное Скерцо) с ее неожиданными сменами эффектов напоминала скорее фильмы Хичкока.

Опорной конструкцией программы стали два шедевра Франка – композитора, до сих пор недостаточно оцененного публикой, глубокого и серьезного. В жизни он был скромен, и в своей романтической по духу музыке избегал внешней эффектности, но Александр Князев и Вадим Руденко в Скрипичной сонате (в переложении для фортепиано и виолончели) потрясающе показали всю сложность и красоту устройства музыкального мира Франка. С первых фортепианных аккордов, напоминающих отдаленный звон, чуть размытый, как предметы на полотнах импрессионистов, звучание обрело глубокую перспективу. Драматизм сонаты был подлинным, без преувеличенных эмоций, и казалось, что к концу герои преобразились через страдания, которые им было суждено пройти за эти полчаса. Завершил вечер превосходный фортепианный Квинтет Франка, где возвышенный пафос, порой достигавший баховских высот, соседствовал с юношеской мечтательностью. К финалу музыканты не только не устали, но так воодушевились, что кода напоминала скрябинский экстатический полет. 

Новосибирск–Москва


Читайте также


Москва подтверждает статус молодежной столицы России

Москва подтверждает статус молодежной столицы России

Татьяна Астафьева

К 27 июня в столице состоится более 150 различных тематических событий

0
4058
Лидер лейбористов заговорил о применении ядерного оружия

Лидер лейбористов заговорил о применении ядерного оружия

Данила Моисеев

Главная оппозиционная партия Великобритании избавляется от имиджа крайне левой политической силы

0
3026
Выборы в Иране ведут к перегруппировке "ястребов"

Выборы в Иране ведут к перегруппировке "ястребов"

Игорь Субботин

Смерть Раиси не остановила ядерные переговоры с Вашингтоном

0
3814
В Москве поднялась высокая рыбная волна

В Москве поднялась высокая рыбная волна

Галина Грачева

Масштабный традиционный фестиваль продлится до конца недели

0
5276

Другие новости