0
4270
Газета Культура Печатная версия

21.11.2023 18:37:00

Дебюты фестиваля Concordia

Впервые в Казани прозвучала Третья симфония Шнитке

Тэги: казань, фестиваль concordia, госоркестр татарстана, сесар альварес, концертная программа, энджел вонг


казань, фестиваль concordia, госоркестр татарстана, сесар альварес, концертная программа, энджел вонг Энджел Вонг дал свой первый концерт с Госоркестром Татарстана. Фото предоставлено пресс-службой фестиваля

Государственный академический симфонический оркестр Республики Татарстан впервые исполнил Третью симфонию Шнитке. Это грандиозное полотно стало кульминацией одного из концертов XIII фестиваля Concordia. Форум, посвященный музыке ХХ и XXI веков, носит имя Софии Губайдулиной.

Дирижер Сесар Альварес, испанец, выпускник Московской консерватории, работает в России уже много лет – 10 лет (до 2011 года) был главным дирижером Томского оркестра, после чего получил статус почетного, сотрудничает с ведущими российскими оркестрами и театрами. Госоркестр Татарстана – не исключение, маэстро Альварес выступал и в Казани, ему выпала честь провести Бетховен-тур (Казань, Москва, Санкт-Петербург) в поддержку записи оркестром всех симфоний великого классика.

Альварес признается, что его любимый репертуар – русский симфонизм, с акцентом на ХХ веке: «Шостакович, он мне очень близок, Прокофьев». Но дальше называет Шнитке, которого считает одним из крупнейших композиторов второй половины ХХ века в мире. «Я много играю Шнитке, считаю, что это один из крупнейших композиторов второй половины ХХ века в мире. Проблема для исполнителей и публики, что его музыка очень непростая, и в техническом плане, и в интеллектуальном. Но, с другой стороны, секрет ее в ясности формообразования, мысли, сочетании драмы и определенного юмора. Поэтому слушатели ее понимают. После концерта всегда подходят, говорят, Шнитке – открытие для них», – отметил маэстро в разговоре в корреспондентом «НГ».

Когда шла речь о выборе программы концерта, дирижер ко Второму концерту Шостаковича предложил Третью симфонию Шнитке, надеясь, что его мечта исполнить это сочинение исполнится.«С Госоркестром Татарстана я давно мечтал исполнить именно Третью симфонию, – говорил Альварес. – Я предлагал ее маэстро Сладковскому, худруку оркестра, очень давно, ведь в Казани есть все для ее исполнения: орган в зале, дополнительные инструменты. А здесь участвуют бас-гитара, электрогитара, клавесин, чембало, маримба, ксилофон, большой комплект ударных... Я не говорю уже о прекрасном оркестре. Музыканты так хорошо подготовлены, что на репетиции понадобилось два дня! Это фантастика. Обычному коллективу нужен месяц, чтобы сделать эту симфонию».

К тому же музыка Шнитке – сфера, которую постепенно оркестр для себя постигает. Год назад, также на Concordia, монографическую программу музыки композитора представил дирижер Валерий Полянский, тогда вместе с «Гоголь-сюитой» прозвучали Концерт для фортепиано и струнного оркестра и Четвертая симфония. В этом году – Третья, впервые в Казани. Партитура этой симфонии была написана Шнитке по заказу лейпцигского концертного зала Gewandhaus к открытию нового здания. Для композитора, происхождением связанного с Германией, этот заказ был поводом написать оммаж музыкальному наследию австро-немецкой культуры. Грандиозный корпус симфонии включает шифры, аллюзии на Баха и Шуберта (квази-цитата Ave Maria), Моцарта, Бетховена, Мендельсона – и так далее, до Штокхаузена и Кагеля, цитируется и формула (не тема) вступления к «Золоту Рейна» Вагнера, начинаясь у контрабасов pisi и разрастаясь до фортиссимо всего оркестра. Кульминаций будет несколько, каждая следующая превзойдет предыдущую, но катарсис финала все же не ставит точку – но многоточие, предполагая, что история немецкой музыки продолжается. В нее в некотором смысле можно вписать и имя самого Шнитке.

В первом отделении Альварес предложил сюиту Danzas meigas – четыре танца из балета «Галиция» испанского композитора Рохелио Гроба (1930–2022), которая прозвучала впервые в России. Написанные в классической манере испанские танцы живописуют музыку природы с пением птиц (кукушка вызывает в памяти Пасторальную симфонию Бетховена), картины знойной фиесты, включают мотивы испанского фольклора.

Дебютным для казанской публики стало выступление Энджела Вонга, лауреата второй премии конкурса им. Чайковского. Молодой пианист сыграл концерт в свойственной ему искренней и открытой манере: легкость и стремительность крайних частей оттенялась шопеновской меланхолией средней. Написанный к выпускному экзамену Максима Шостаковича в Центральной музыкальной школе, этот концерт словно предназначен для юных, окрыленных надеждами музыкантов. «Энджела ждет большое будущее, я в этом уверен. – сказал Сесар Альварес. – Редко в таком возрасте найдете музыканта, который бы так хорошо понимал форму и слушал оркестр».

Накануне концерта Энджел Вонг ответил на вопросы корреспондента «НГ»:

Как изменилась ваша жизнь после конкурса имени Чайковского?

– Я стал больше выступать – и в России, и за рубежом. Планируются концерты в Китае, Америке, Германии. За это время я играл на Канарских островах, это был концерт на открытом воздухе, тоже, кстати, новый для меня формат. Кроме того, меня стали приглашать на разные эфиры, на телеканалы, интервью.

На каком курсе консерватории вы сейчас?

– На втором, в классе Наталии Владимировны Трулль и Даниила Цветкова.

Выбор фортепианного концерта Бриттена для финала конкурса им. Чайковского – ваша общая идея?

– Изначально мы планировали для финала Первый концерт Чайковского и Третий Прокофьева. Потом Наталья Владимировна вдруг мне присылает запись концерта Бриттена в своем исполнении, мне очень понравилось, я взялся и с большим интересом стал учить. Я понимал, что это в каком-то плане риск. Не знал, как публика отреагирует, жюри. Но после выступления ко мне подходили слушатели, очень много говорили именно о Бриттене, и члены жюри тоже отметили, что это неожиданный выбор, очень удачный, выигрышный.

Как сейчас складывается ваш репертуар?

– Сейчас я очень много учу новую для меня музыку, так как есть приглашения. Взялся за Второй концерт Рахманинова – это первый из его концертов, которые будут у меня в репертуаре. Премьера должна состояться уже в декабре. Недавно я играл Третий Прокофьева, из сольного репертуара одновременно учу сонаты Бетховена, Скрябина, французское сюиты Баха. На фестивале «Звезды на Байкале» мы с Даниилом Коганом и Машей Зайцевой сыграли концерт камерной музыки. Заниматься приходится много.

С Гергиевым у вас уже есть контакт?

– Пока не получилось поработать вместе, но я очень на это надеюсь. Если можно было бы выбрать, что сыграть с Валерием Абисаловичем, то я бы предложил Бриттена. Я очень рад, что дошел до финала и сыграл именно этот концерт, который никто бы не услышал.

Вы сами выбрали Второй концерт Шостаковича для исполнения на фестивале?

– После конкурса мне написали организаторы фестиваля и пригласили с этим концертом. Так совпало, что я и сам очень хотел его выучить и сыграть, так что это судьба. 

Казань–Москва


Читайте также


Проект «православного пантюркизма» забуксовал

Проект «православного пантюркизма» забуксовал

Анастасия Коскелло

В Московском патриархате стараются на национальный вопрос отвечать деликатно

0
10919
Первым делом – музыка, а самолеты – потом

Первым делом – музыка, а самолеты – потом

Марина Гайкович

В Казани выступил венгерский органист Даниэль Шомодьи-Тот

0
3996
Денис Мацуев вернулся ко Второму концерту Прокофьева

Денис Мацуев вернулся ко Второму концерту Прокофьева

Марина Гайкович

Пианист принял участие в гастрольном турне вместе с Госоркестром Татарстана

0
3256
Казанский митрополит: «Понимать мусульман – наша насущная потребность»

Казанский митрополит: «Понимать мусульман – наша насущная потребность»

Анастасия Коскелло

О перспективах восстановления духовной академии, об искусстве жить в исламском окружении и о том, существует ли «православный пантюркизм»

0
8277

Другие новости