0
3334
Газета Культура Интернет-версия

26.05.2024 09:56:00

Опера языком джаза

Сочинение американского композитора Энн ЛеБарон «Блюзовый зов» прозвучало в России

Тэги: музыка, фестиваль, опера, джаз, блюз


музыка, фестиваль, опера, джаз, блюз Фото предоставлено пресс-службой проекта

Международный фестиваль современной камерной оперы женщин-композиторов «Приглушенные голоса», проводящийся «Lyrica Classic» во главе с продюсером и оперной певицей Юлией Петрачук, стартовал в начале февраля в Московском международном Доме музыки. После удачного дебюта следующей точкой в его маршруте был избран Малый зал «Зарядья», а в конце мая одно из событий фестиваля состоится в «Геликон-опере». Однако форум себя не ограничивает Москвой – его акции выплеснулись за пределы столицы: показы эксклюзивных для России отечественных и зарубежных камерных опер уже состоялись также в Ярославле и Туле, а летом ожидается «экспансия» фестиваля в Северную столицу.

В репертуаре фестиваля есть несколько акцентов. Во-первых, это камерные оперы Татьяны Чудовой – отечественного композитора старшего поколения, профессора Московской консерватории, памяти и восьмидесятилетию которой и посвящен весь фестиваль. В репертуар фестиваля включены такие ее оперы как «Сон Татьяны», «Русские женщины», «Голова профессора Доуэля» и «Фон Мекк – Чайковский». Во-вторых, это оперы современных молодых российских композиторов – Алины Небыковой («Ждана»), Алины Подзоровой («Периодическая система») и Анны Кузьминой («Сны и не сны»). В-третьих, это оперы американских композиторов-женщин – «Кабильдо» Эми Мерси Бич, «Доказывая» Мисси Маццоли и «Блюзовый зов» Энн ЛеБарон.

В клубном зале Concert Hall Tula «Приглушенные голоса» представили как раз последнюю оперу, совсем необычную – джазовую. Таким образом, «Блюзовый зов» был поставлен впервые в России – публике самых разных возрастов было показано представление на девяносто минут без антракта в интерпретации режиссера Елизаветы Корнеевой и сценографа Варвары Трофимовой. Сюжетно «Блюзовый зов» – это современная версия знаменитого древнегреческого мифа об Орфее и Эвридике, перемещённого в североамериканские реалии, в регион дельты Миссисипи. Опера написана в 1989 году: ее музыкальный язык сочетает элементы джаза, блюза и электронной музыки, превращая античный сюжет в погруженное в бытие современности остроактуальное повествование. В версии либреттиста оперы Тулани Девис Эвридика – блюзовая певица, стремящаяся к самостоятельности, независимости: она умирает от отравленной ягоды и на поезде отправляется в загробный мир, оказывающийся джазовым клубом — местом искушения и творчества. Во многом этот сюжетный ход продиктовал выбор площадки представления оперы в Туле – не филармонические подмостки или театр, а клубное пространство. Как и в античном мифе, скорбящий Орфей пытается вернуть возлюбленную, но Эвридика принимает решение отвергнуть жизнь с Орфеем и остаться в загробном мире, предпочитая свободу самовыражения, распоряжения собственным голосом и творческую независимость супружеской идиллии с легендарным певцом. Такая своеобразная трактовка вечного сюжета подчёркивает важность личного выбора и мощь искусства, способного дать вечную жизнь через творческую свободу.

Семидесятилетняя арфистка и преподаватель из Калифорнии Энн ЛеБарон – опытный композитор. На ее счету множество сочинений в самых разных жанрах, а «Блюзовый зов» – далеко не единственная ее опера. Она полностью решена в джазово-блюзовой стилистике, что делает ее очень приближенной к эстетике мюзикла. Конечно, элементы джаза не впервые вводятся в оперную ткань – достаточно вспомнить, что великий Гершвин еще в 1930-е возвысил джаз до академической сцены, итогом чего стало появление классики этого направления, его бессмертной оперы «Порги и Бесс». Однако в варианте ЛеБарон джазово-блюзовый строй не просто становится краеугольным элементом оперной партитуры, а сама опера словно снисходит до джаза, опрощаясь и оборачиваясь самым настоящим мюзиклом. Утверждению мюзикловой эстетики тут также способствует широкое использование разговорных реплик, а также то, что вся опера исполняется со звукоусилением – то есть так, как принято сегодня в мюзикле: певцы поют в микрофоны. Сами вокальные партии написаны и исполняются таким образом, что академическая манера звукоизвлечения тут оказывается неуместной и заменена откровенно джазовым вокалом. «Блюзовый зов» в жанровом плане очевидно находится где-то посередине между оперной и мюзикловой формами музыкального театра.

Елизавета Корнеева чутко уловила и постаралась передать в своем спектакле мюзикловую сущность новой для России оперы. Действие разворачивается в пространстве, напоминающем клубный бар, публика, как на показе мод, сидит вокруг огромного вытянутого со сцены в партер подиума, на котором начерчены железнодорожные рельсы и шпалы – ведь свое путешествие Эвридика совершает на поезде, везя с собой большой чемодан. Огромный экран-задник, на котором постоянно мелькают видеопроекции, в определенные моменты также дает перспективу убегающего вдаль железнодорожного полотна, словно продолжая перспективу сцены-подиума. Спектакль носит частично иммерсивный характер, поскольку действие нередко выплескивается в зал, вовлекая в него публику.

Все персонажи драмы наделены эстрадной пластикой, характерной для представителей поп-культуры, они облачены в экстравагантные костюмы и имеют яркий макияж. Джазовый ансамбль «Lyrica Classic» под управлением Виталия Коваленко расположился на сцене у задника. Сольные номера каждого из центральных персонажей оперы решены как эпатажные эстрадные выходы, при этом постановка не теряет драматургической внятности и цельности, эти «вставные номера» не разрушают единство формы, а скорее еще ярче подчеркивают мюзикловую природу опуса. В стилистике джаза органично вокализируют Елизавета Бокова (Эвридика) и Сергей Дудинский (Орфей) – певцы, специализирующиеся на этом стиле. Но и чисто оперные исполнители великолепно освоили непривычную для себя манеру и отлично вписались в предлагаемый контекст – это Илья Хардиков (Гермес), Илья Ушуллу (Плутон) и трио «Melody» (гарпии-отравительницы).

Тула - Москва


Читайте также


Мопассан и отравленый сидр

Мопассан и отравленый сидр

Сергей Конышев

Рассказ о несомненной пользе чтения

0
118
«Политрук» на Красной площади

«Политрук» на Красной площади

Корнелия Орлова

Творческая встреча с писателем и поэтом Алексеем Шороховым

0
300
Путешествие в неизведанное

Путешествие в неизведанное

Ольга Шатохина

Сотрудник «НГ-EL» был удостоен премии Terra Incognita

0
156
Киев осваивает стратегию «эластичной обороны»

Киев осваивает стратегию «эластичной обороны»

Владимир Мухин

Украинские военные попытались перегрузить российскую систему ПВО при помощи роя дронов

0
3187

Другие новости