0
14474
Газета Печатная версия

07.04.2024 18:25:00

В Таджикистане задумались о взятом курсе на импортозамещение

Становится понятно, почему развитые страны выбрали ориентацию на экспорт

Андрей Захватов

Об авторе: Андрей Васильевич Захватов – эксперт по Центральной Азии.

Тэги: таджикистан, экономическая политика, импортозамещение, экспорт


таджикистан, экономическая политика, импортозамещение, экспорт Хлопок по-прежнему является одной из экспортных культур Таджикистана. Фото Reuters

Если учесть, что к 1980 году всем обещали коммунизм, люди в Таджикистане к обещаниям привыкли. Но после обретения независимости страна встала перед выбором – по какому пути развиваться, причем самим. Четверо азиатских тигров – Сингапур, Гонконг, Южная Корея и Тайвань – в 80-х годах главным направлением экономики выбрали экспорт. Но еще раньше, после 1945 года большинство стран вынужденно прошли первую волну импортозамещения, а в 2014 году многие вступили во вторую волну. После гражданской войны 90-х годов стратегическим направлением экономики Таджикистан выбрал импортозамещение, но сегодня там задумались – верно ли сделан выбор?

Данных по экспорту и импорту из Таджикистана при СССР нет, но известно, что из республики вывозили уран и твердое ракетное топливо, алюминий, фрукты и сухофрукты, хлопок, вина и шампанское, холодильники «Памир», станки. Республика поставляла в армию дешевые сигареты и дорогую для состоятельных людей продукцию большой химии, кабель, трансформаторы. Но в 2023 году объем импорта Таджикистана в разы превышал экспорт, и страну выручали главным образом денежные переводы мигрантов. За рубеж шли в основном золото и драгоценные камни, алюминий, сухофрукты и хлопок. Кроме того, экспортировались концентраты меди и цинка, уголь, электроэнергия, цемент, сурьма, редкие металлы, пищевые продукты, комбикорма и ковры. Свыше 60 предприятий, зарегистрированных Агентством по экспорту, экспортировали более 500 (!) других наименований продукции, но редкую отправку нескольких изделий назвать экспортом можно с трудом.

30 апреля 2021 года в Таджикистане было принято постановление «О Государственной программе развития экспорта в Республике Таджикистан на 2021–2025 годы». Однако осенью 2022 года развитие экспортных возможностей Таджикистана приостановилось из-за задержания и ареста директора Агентства по экспорту. Тем не менее экспорт продолжается, хотя и в меньших объемах в сравнении с импортом.

Безусловно, выбор экспорта, импортозамещения или их совмещение – сложно решаемая проблема. И однозначно утверждать, что курс на импортозамещение был стратегической ошибкой Таджикистана, вероятно, было бы преждевременно. Но, судя по ряду признаков, ряд экспертов склоняется к развороту от импортозамещения к ориентированной на экспорт экономике. И вот почему.

Первое и главное – в структуре ВВП развитых стран сектор услуг занимает около 75%. К примеру, во Франции сфера услуг дает 71%, и это весьма отличает экономику Таджикистана от экономики развитых стран. По данным Всемирного совета по туризму и путешествиям (WTTC), в 2022 году услуги от туризма принесли Франции 36 млрд долл. Именно поэтому президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев считает, что закрытость и автаркия никак не сочетаются с реалиями нынешнего мира (см. «НГ» от 04.10.23), а при развитом туризме и хлопок не надо выращивать.

Второе и тоже не менее важное – импортозамещение на ограниченном рынке очень часто не окупается и разоряет бизнес. А если применять высокопроизводительное дорогое оборудование, затраты не окупятся. Часто СМИ рисуют емкие рынки с многомиллиардным населением – такие как ШОС и БРИКС, чему очень часто рады первые лица, вступающие в них. Но миллиарды населения – это еще не гарантия успешного экспорта, скажем, поставок компотной смеси из сухофруктов.

Любая страна стремится соблюдать баланс между импортозамещением и экспортом – интеграцией в мировую торговлю. Интеграция в экономику необходима, но даже при дешевизне рабочей силы импортозамещение – это еще не гарантия успеха, поскольку требуется четкая логистика и наличие энергетических мощностей. Все приходится считать – как с добычей экспортного лития на Памире, так как корейские геологи его уже нашли в Казахстане. Кроме того, в сравнении с импортозамещением экспортный товар потребует квалифицированной рабочей силы, которая создаст больше добавленной стоимости.

Импортозамещение – это экономическая политика, и ее практически всегда проводят при условии получения предприятиями налоговых льгот, субсидий и грантов. При этом Таджикистану надо решать задачу – сможет ли бюджет компенсировать затраты или финансировать венчурные (перспективные) проекты, если риск велик? Тем более что есть рынки, ограниченные несколькими годами, а рисковать своими деньгами никто не хочет.

Полное импортозамещение – задача практически невыполнимая, поскольку сложная продукция на предприятиях Таджикистана либо не производится, либо она низкого качества. Частично может выручить лишь грамотная работа специалистов, способных найти лучших партнеров, логистику и другие факторы, влияющие на конечную продукцию. При этом грамотные специалисты – это как раз тот самый случай, когда «кадры решают все».

Еще одна сложность импортозамещения, над которой думают в Таджикистане, – вынужденный рост государственного регулирования (валютный контроль, импортные квоты, административное распределение финансовых и материальных ресурсов). Дело в том, что из новейшей истории известно, что одной из главных причин распада СССР был отказ от рыночных цен и высочайшая зарегулированность экономики. Сегодня Таджикистан существует в рыночной среде. Хочешь выжить – нужно «крутиться», но вокруг могут только продать, а не подарить, и при госрегулировании процветать весьма сложно. Значит, исполнительная власть будет вынуждена устанавливать стандарты и правила, вплоть до внезапных проверок и национализации уже приватизированных производств. А такой шаг – практически всегда приговор рынку, поскольку национализация – это отступление от рыночных принципов, по которым живут развитые страны.

В Таджикистане все чаще задумываются и ничего не могут возразить против аксиомы – импортозамещение естественно для авторитарной и тоталитарной системы, но в рыночной экономике импортозамещение должно быть либо дозировано, как в Южной Корее, либо его вообще быть не должно. Если государство желает влияния импортозамещения на снижение импорта, надо, чтобы товары были конкурентоспособны, иначе даже небогатый потребитель скопит деньги и купит импорт. Поэтому не каждый инвестор захочет в этих условиях выделить свои деньги в такие проекты.

Купить женские итальянские сапоги или блеск для губ в СССР было необыкновенным везением и счастьем, а поехать в турпоездку в Болгарию из Екатеринбурга – большим событием. Поэтому результатом почти тотального замещения импорта в Советском Союзе был дефицит и отсталые технологии большинства отраслей. Сравнивая два направления экономики, доктор экономических наук, профессор Университета мировой экономики и дипломатии, независимый член правления Национального банка Узбекистана Нишанбай Сиражиддинов приходит к убийственному для импортозамещения выводу: «Многочисленные исследования показали, что политика импортозамещения не оправдала возлагавшихся на нее надежд. Причем обращает на себя внимание то, что практически все страны, проводившие индустриализацию при помощи политики импортозамещения, обосновывали свой выбор предположением о более высокой эффективности этой политики в долгосрочной перспективе. Однако именно в динамическом аспекте политика экспортной ориентации показала высокую эффективность, а политика импортозамещения – низкую».

Как показало время, деньги, полученные за экспорт продукции, в буквальном смысле лежат в Таджикистане под ногами. Но 26 марта 2024 года в таджикских СМИ появилось сообщение о задержании высокопоставленного чиновника из ГУП «Таджагропромэкспорт» Агентства по экспорту страны. По версии следствия, основанием для задержания стало присвоение значительных денежных средств, поэтому становится понятно, почему в магазинах России, кроме компотной смеси из сухофруктов, мало что можно увидеть.

Автор хорошо помнит 1959 год, когда он впервые увидел в Таджикистане банановые пальмы, которые летом достигали высоты 5 м. Высаживались они как декоративные и в зиму укрывались от заморозков. Но прошло 65 лет, как дехкане узнали, что в пленочных теплицах юга Таджикистана с этих растений три раза в год можно получать плоды. Саженцами бананов таджикских фермеров обеспечивает Узбекистан, где в 2021 году уже экспортировали бананы на 85 млн долл. В Таджикистане давно выращивают лимоны, но фермеры говорят, что их земля может давать не только бананы, но и плоды папайи. Сложно сказать, чем более полвека занимались доктора наук из Таджикистана и кто до 2023 года мешал Таджикистану, но до сих пор бананы в Россию поставляют из Эквадора. 



Читайте также


Константин Ремчуков. Путин в Пекине дал жесткую оценку действиям стран «золотого миллиарда»

Константин Ремчуков. Путин в Пекине дал жесткую оценку действиям стран «золотого миллиарда»

Константин Ремчуков

Мониторинг ситуации в КНР по состоянию на 20.05.24.

0
3312
Как Конрад Аденауэр менял Германию

Как Конрад Аденауэр менял Германию

Михаил Стрелец

Экономические и политические принципы первого федерального канцлера

0
3240
Китай повышает уровень сотрудничества с Центральной Азией

Китай повышает уровень сотрудничества с Центральной Азией

Виктория Панфилова

В регионе ожидают приезда Си Цзиньпина

0
2593
Рост мировой торговли почти не затрагивает Россию

Рост мировой торговли почти не затрагивает Россию

Михаил Сергеев

Отечественные экспорт и импорт ниже показателей прошлого года

0
4982

Другие новости