0
7517
Газета Экономика Печатная версия

07.02.2022 19:59:00

В России резко замедлились темпы вакцинации

С начала пандемии от коронавируса погибли то ли 320 тысяч граждан, то ли 550 тысяч

Тэги: коронавирус, пандемия, covid 19, омикрон, вакцинация, статистика, смертность, коллективный иммунитет, голикова

Все статьи по теме "Коронавирус COVID-19 - новая мировая проблема"

On-Line версия

коронавирус, пандемия, covid 19, омикрон, вакцинация, статистика, смертность, коллективный иммунитет, голикова Вице-премьер Татьяна Голикова сообщила, что происходит с коллективным иммунитетом. Фото РИА Новости

При принятии решений об антиковидных мерах учитывается комплекс показателей санитарно-эпидемиологической обстановки, сообщили «НГ» в Оперативном штабе. Показатели между тем противоречивы. Данные об умерших от COVID-19 из двух официальных источников отличаются уже в 1,7 раза: с начала пандемии в РФ погибли от коронавируса то ли 320 тыс. человек, то ли 550 тыс. Темпы вакцинации теперь заметно замедлились, а уровень коллективного иммунитета начал снижаться. На фоне смягчения некоторых ограничений и заявлений Роспотребнадзора об утрате вирусом страшных свойств показатель иммунитета перестает казаться важным в том числе экономическим фактором. Вне зависимости от того, так ли это на самом деле.

В России замедлились темпы вакцинации. По состоянию на начало февраля численность россиян, получивших первый компонент, увеличилась по отношению к началу января только примерно на 8%, а оба компонента – лишь на 7%. Данные сравниваются по состоянию на первую пятницу каждого месяца.

Напомним, в начале января 2022-го по отношению к началу декабря 2021-го рост составлял в первом случае около 10%, во втором – примерно 17%. По состоянию на первую пятницу декабря 2021-го численность граждан, получивших первый компонент, увеличилась примерно на 20% по отношению к началу ноября, а оба компонента – на 12%.

О темпах вакцинации за более ранние периоды судить проблематично, цифры тогда приводились противоречивые. Ведь официальный счетчик вакцинации появился в России с большим опозданием: спустя девять месяцев после начала массовой прививочной кампании – в середине октября 2021-го (см. подробнее «НГ» от 24.10.21).

Кроме того, уровень коллективного иммунитета в России теперь начал даже снижаться. В начале февраля он составил 64,1% против 64,4%, зафиксированных в конце января.

Как пояснила вице-премьер Татьяна Голикова, снижение происходит из-за утраты иммунитета первично привитыми и переболевшими более полугода назад россиянами.

Хотя часть экспертов приводят и другие причины. «Есть определенный административный ресурс воздействия на сотрудников различных компаний, и он уже исчерпан. Многих работников уже заставили вакцинироваться под угрозами увольнений, – говорит руководитель департамента компании «Универ Капитал» Андрей Верников. – Информация, которая сейчас тиражируется в СМИ, что новый штамм «омикрон» «добрый» и мало кому требуется госпитализация, также не способствует тому, чтобы темпы вакцинации увеличились».

«Омикрон» действительно вносит коррективы. В Роспотребнадзоре все чаще рассуждают о его, как может показаться, относительной легкости. «Вирус утерял один из рецепторов, который обеспечивал его… способность проникать в легочную ткань», – заявила глава Роспотребнадзора Анна Попова.

Сокращается список антиковидных ограничений. Например, Роспотребнадзор отменил 14-дневную изоляцию для контактировавших с больными ковидом. Как уточнила Попова, при очень заразном «омикроне» и частых бессимптомных случаях такая изоляция теряет смысл. Кроме того, теперь если лечение пациента с ковидом длится более семи дней, для выписки ему больше не нужен отрицательный тест.

Напрашивается вывод: похоже, по мнению властей, соблюдение старых, более жестких мер в условиях распространения «омикрона» может привести к тому, что в стране просто некому будет работать, если все будут то соблюдать карантины, то сидеть на больничном.

Хотя есть в опасениях и другая крайность – когда при столь огромном охвате заражений госпитализированных тоже будет много, система здравоохранения в какой-то момент столкнется с дефицитом коечного фонда, врачей и лекарственных средств. Между этими крайностями и пытаются балансировать.

26-4-1480.jpg
Вакцинацию, судя по всему, снова нужно  
стимулировать.  Фото агентства «Москва»
Правда, принятые властями послабления вполне могут восприниматься частью населения и как признак если не окончания пандемии, то явного снижения рисков для здоровья и жизни, как повод расслабиться. Хотя поводов, судя по всему, для этого как раз мало.

Но на этом противоречия не заканчиваются. Как следует из данных Росстата, за период с начала пандемии и по декабрь 2021 года включительно (свежее нет), COVID-19 стал основной причиной смерти почти у 550 тыс. россиян. Еще примерно у 129 тыс. умерших он был отнесен к прочим важным состояниям.

По сводкам Оперштаба, которые он, в частности, публиковал по состоянию на 10 января 2022 года, совокупно в России тогда насчитывалось около 317 тыс. умерших от COVID-19 россиян.

И кстати, именно эти данные обычно попадают в международные сопоставления. Да и многие граждане скорее всего смотрят доступные в интернете цифры Оперштаба, а не изучают с калькулятором таблицы Росстата.

Разница у Оперштаба с Росстатом – в 1,7 раза, она уже достигает примерно 230 тыс. человек, – и это как минимум, ведь сравнивались только случаи, когда коронавирус был основной причиной смерти, а не сопутствующим состоянием.

Уточним, показатель из таблиц Росстата в 550 тыс. умерших – это сумма как тех, у кого COVID-19, ставший основной причиной смерти, был именно идентифицирован, так и тех, у кого ковид, ставший основной причиной смерти, предполагался, но идентифицирован не был. Если взять только идентифицированные случаи, то умерших от ковида все равно будет значительно больше, чем сообщает Оперштаб, – около 480 тыс. человек.

Как ранее поясняла Татьяна Голикова, данные и Оперативного штаба, и Росстата достоверны. Много говорилось о том, что цифры различаются из-за методик учета, ведь в одном случае мы имеем дело с оперативными сведениями, в другом – с уточненными, которые публикуются позже, реже.

«Штаб в ежедневном режиме публикует оперативную информацию по количеству смертей от новой коронавирусной инфекции, в том числе на сайте Стопкоронавирус.рф, – пояснили «НГ» в Оперштабе. – В этой информации учитываются только те случаи, по которым не требуются дополнительные исследования и COVID-19 уже установлен в качестве основной причины смерти. Эти данные получены непосредственно от медицинских организаций».

А уточненная информация о количестве смертей, в том числе от COVID-19, ежемесячно публикуется официальными статистическими органами РФ и основывается на записи актов гражданского состояния, продолжили в штабе. «Следует отметить, что в России осуществляется почти 100-процентное патологоанатомическое вскрытие, что дает возможность получать точные данные о характере течения заболевания и причине смерти», – отметили представители штаба.

Между тем разница почти в два раза не может не настораживать. И так или иначе она дезориентирует. На какие же данные опираются власти при принятии решений о дальнейших антиковидных мерах? «При принятии решений учитывается комплекс показателей санитарно-эпидемиологической обстановки», – сообщили «НГ» в Оперштабе.

Расхождения даже в официальной статистике; решения, которые могут показаться противоречивыми; разноречивые оценки тяжести болезни и ее последствий для разных штаммов, разных возрастных групп; прогнозы окончания пандемии, которые сдвигаются; антиковидные меры, эффективность которых тоже оценивается не всегда одинаково, – все это создает ситуацию неопределенности, ставит вопрос о качестве экспертизы. И кстати, не только в России.

Например, как сообщили в Университете Дж. Хопкинса, во время локдаунов весной 2020 года смертность от COVID-19 снизилась в США и Европе лишь на 0,2%. «По результатам метаанализа был сделан вывод о том, что локдауны оказали минимальный – близкий к нулевому – эффект на состояние здоровья населения и повлекли огромные экономические и социальные издержки», – заявили исследователи. И сами эти выводы тоже вызывают вопросы: нет ли в них попыток обосновать теперь отказ от ограничительных мер на фоне вышедшего из-под контроля распространения вируса?

«Несмотря на то что прошло довольно много времени с момента возникновения пандемии, даже в ВОЗ нет единой методологии, Всемирная организация здравоохранения все еще работает над своей первой глобальной оценкой, – говорит доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова Ольга Лебединская. – Например, в Нидерландах учитывали только тех людей, которые умерли в больнице после положительного результата теста на коронавирус SARS-CoV-2. Статорган Бельгии включал в статистику всех, кто умер после проявления симптомов болезни, даже если им не был поставлен диагноз».

Для оценки статданных по распространению пандемии в мире принято пользоваться данными трех организаций: Университета Дж. Хопкинса, Всемирной организации здравоохранения и Европейского центра профилактики и контроля заболеваний (ECDC), но, по словам эксперта, и они различны в своих оценках: цифры Дж. Хопкинса выше, чем цифры ВОЗ и ECDC.

Говоря о России, научный руководитель Института региональных проблем Дмитрий Журавлев уточнил: выход – использовать оба источника данных, но понимать, что синхронизироваться они будут на средних временных отрезках, а на коротких неизбежны разночтения. Разночтения, которые возникли по объективным, понятным причинам и которые со временем будут нивелированы, не так страшны, как притянутая за уши искусственная синхронизация, отметил он.

Можно предположить, что вскоре и уровень коллективного иммунитета перестанет быть важным – по крайней мере экономическим – фактором. 

«В данный момент, несмотря на более заразную разновидность коронавируса, экономика очевидным образом восстанавливается, – считает замдиректора Банковского института развития Юлия Макаренко. – Не идет речи о закрытии производств, восстанавливаются логистические цепочки, поврежденные в 2020 году. На наш взгляд, во-первых, предприниматели стали более осторожными. И скорее всего на случай очередного разрыва цепочки имеют вариант запасного поставщика. Во-вторых, большее внимание бизнес уделяет созданию цепочек внутри страны. В-третьих, бизнес научился жить бок о бок с коронавирусом: очистились рынки, усилилась конкуренция за счет ухода компаний с проблемами в бизнес-процессах». 

Власти заявили, что не будут вводить локдаун, следовательно, для экономики COVID-19 – это больше не самая важная проблема, уточнил Верников. Хотя, как обратил внимание Журавлев, раз вакцина как средство борьбы с болезнью сохраняет свое значение, помогает избежать большего числа смертей, то, значит, она остается и важным фактором и для экономики. Уровень вакцинации по-прежнему влияет на экономику, продолжила Лебединская: в том смысле, что благодаря ей последующие волны уже не были настолько разрушительными в том числе для бизнеса. Но, по уточнению эксперта, безусловно, сама по себе вакцинация не решит абсолютно всех экономических проблем, ее нужно сочетать с государственными программи поддержки бизнеса и граждан.


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Готов ли мир к новой пандемии

Готов ли мир к новой пандемии

Ковид сделал людей фаталистами и ипохондриками, а ВОЗ – структурой власти

0
597
Человеческий ответ на оспу обезьян

Человеческий ответ на оспу обезьян

Владимир Яшин

Ветрянка не имеет никакого отношения к новой старой инфекции

0
3174
Российско-китайский товарооборот приближается к 200 миллиардам долларов

Российско-китайский товарооборот приближается к 200 миллиардам долларов

Анатолий Комраков

Санкции против РФ не повредят росту торговли гражданской продукцией

0
2514
Россию губит кризис не экономический, а управленческий

Россию губит кризис не экономический, а управленческий

Руслан Хасбулатов

Народ патриотизму учить не надо – патриотичным должен стать правящий класс

0
9675

Другие новости