0
7674
Газета НГ-Энергия Печатная версия

12.09.2022 17:12:00

Станет ли Египет энергетической сверхдержавой Восточного Средиземноморья

Высокий внутренний спрос и слабая инфраструктура ограничивают возможности по экспорту газа

Алексей Носков

Об авторе: Алексей Юрьевич Носков – независимый эксперт.

Тэги: ес, европа, египет, газ, нефть, энергетика, спг, виэ


ес, европа, египет, газ, нефть, энергетика, спг, виэ Перспективы газовой отрасли Египта во многом связывают с возможным реэкспортом голубого топлива. Фото с сайта www.egyptianlng.com

В июне 2022 года председатель Еврокомиссии (ЕК) Урсула фон дер Ляйен назвала Египет важным партнером Европейского союза в его усилиях по переходу от российского топлива к более надежным поставщикам. Одновременно с этим ЕК и правительство арабской республики подписали Меморандум о взаимопонимании в сфере поставок природного газа и заявили о намерении совместно привлекать инвестиции в рост производства электроэнергии из возобновляемых источников (ВИЭ), а также в укрепление и расширение электрических сетей, включая средиземноморские соединительные линии.

Амбиции Каира

Руководство Египта прилагает значимые усилия для увеличения экспортного потенциала в сфере природного газа, в том числе сжиженного (СПГ). Это достигается за счет как промысла собственных запасов, так и попыток превращения страны в центр логистики и переработки израильского, греческого и кипрского сырья.

Стратегия развития предполагает достижение к 2035 году доли ВИЭ в общей структуре внутреннего производства электричества 42%, в том числе 14% – ветряной энергии и 25% – солнечной энергии. Сегодня около 90% египетских электростанций используют ископаемое сырье, а ¾ генерируемого в стране электричества вырабатывается из природного газа. Мощности, использующие энергию солнечных лучей, ветра, и процессы мусоросжигания в совокупности дают 5% электроэнергии, еще 5% производится на гидроэлектростанциях. Масштаб намеченных изменений говорит о намерении преобразовать национальную промышленность в относительно короткие сроки.

Правительство планирует превратить Египет в основной центр обмена энергией между арабскими странами, а также соединить собственную электрическую сеть с европейской посредством сооружения подводного кабеля в направлении острова Кипр и далее Греции. Вероятно, термин «средиземноморская соединительная линия», упомянутый в заявлении ЕК, подразумевает именно этот проект.

Нескромные достижения

С 2014 года руководство Египта взяло курс на проведение глубоких реформ в целях повышения эффективности функционирования национальной экономики и стимулирования привлечения инвестиций в энергетический комплекс. Одним из итогов этого стало открытие с помощью иностранных компаний Eni и British Petroleum в 2015 году двух крупных месторождений природного газа «Атолл» и «Зохр» на шельфе Средиземного моря. В короткие сроки создана необходимая инфраструктура на этих двух участках, что позволило уже в 2017 году начать добычу на них.

Это привело к существенному росту добычи Египтом природного газа в период 2016–2020 годов с 42 до 62 млрд куб. м и способствовало превращению страны из импортера этого сырья в экспортера. Около 40% от получаемого арабской республикой голубого топлива приходится на упомянутое месторождение «Зохр».

В январе 2020 года Египет начал импортировать природный газ из Израиля в целях расширения своих экспортных возможностей. По сообщениям арабской прессы, текущие объемы поставок превышают 3 млрд куб. м в год. Стороны намерены увеличить показатель, а имеющиеся газопроводы между двумя государствами предоставляют возможность сделать это. С учетом объемов поставок СПГ из Египта, достигших по итогам 2021 года 8,9 млрд куб. м, влияние израильского импорта на экспортный потенциал арабской республики можно оценить как существенное.

Помимо этого Каир ведет активную работу в целях создания иных возможностей для региональной кооперации в целях увеличения импорта природного газа для его последующего реэкспорта.

Значительно увеличен общий электрогенерирующий потенциал Египта: в период 2016–2018 годов сооружены три новые газовые электростанции (Beni Suef, El Burullus и New Capital) совокупной мощностью 14,4 ГВт, ветряная электростанция Ras Gharb на побережье Суэцкого залива (262 МВт) и комплекс солнечных электростанций Benban Solar Park (1,65 ГВт). Последняя занимает четвертое место в мире среди аналогичных объектов.

Благодаря этим проектам общая мощность электростанций Египта составляет 58 ГВт, а их выработка может существенно превысить внутренние потребности: объем «свободных» мощностей превышает 10 ГВт. Производимая этими предприятиями продукция может пойти на обеспечение экспорта электроэнергии.

Особого внимания заслуживает стартовавшее строительство в Египте с помощью российских предприятий первой атомной электростанции на Африканском континенте. Ее ожидаемая мощность – 4,8 ГВт (около 7–8% совокупного показателя Египта). Ввод в эксплуатацию намечен на второю половину 2020-х годов. Этот объект способен оказать существенное влияние на структуру внутренней выработки энергии в стране и может укрепить экспортный потенциал арабской республики.

Куда пойдет энергия?

Описанные выше проекты создали Египту важное стратегическое преимущество. Оно обусловлено наличием серьезных предпосылок для обострения проблемы дефицита электроэнергии в таких странах Африки и Ближнего Востока, как Судан, Ливия, Чад, Ливан, Иордания, Ирак, Саудовская Аравия и иные. Это связано с высокими темпами роста внутреннего спроса на энергию в них, в отдельных случаях – недостаточным уровнем развития инфраструктуры, нехваткой инвестиционных ресурсов, низкодиверсифицированной ресурсной базой.

И одним из путей решения этой проблемы может стать импорт электроэнергии из Египта. При этом вопрос обеспеченности электростанций Арабской Республики собственным сырьем важен, но не критичен: в случае стагнации или снижения добычи природного газа возможно использовать импортируемые энергоносители, в том числе СПГ.

Стремясь использовать это преимущество, Каир приступил к реализации замыслов по превращению страны в центр экспорта электроэнергии регионального значения.

В октябре 2021 года египетские и саудовские компании подписали соглашение о строительстве линий электропередачи и морского кабеля в заливе Акаба мощностью 3 ГВт для транспортировки электроэнергии из Арабской Республики в Саудовскую Аравию. Общая стоимость проекта составляет 1,8 млрд долл. По данным арабской прессы, практическая стадия в виде подготовительных работ уже начата, а инфраструктура должна способствовать снижению потребления нефти королевством.

В 2022 году египетские газеты сообщили о реализации проекта по расширению мощностей линий электропередачи, связывающих Египет и Судан, с 80 до 300 МВт, а также линий, связывающих Египет и Иорданию, с 550 до 1000 МВт. В январе 2022 года министр энергетики Арабской Республики Мохаммед Шакер заявил о намерении увеличить мощность линий электропередачи, соединяющих Ливию и Египет, со 150 до 2000 МВт. Сообщается, что в некоторых случаях инвестором будет выступать Министерство электроэнергии Египта.

Правительства Египта, Кипра и Греции разработали совместный проект по строительству кабеля по дну Средиземного моря мощностью 2 ГВт, что может позволить транспортировать до 17,5 ТВт/ч в год из Египта в Грецию через остров Кипр. Строительство не началось. В отличие от инфраструктуры, соединяющей Арабскую Республику с соседними арабскими и африканскими странами, участники «европейского» проекта рассчитывают на привлечение инвестиций со стороны фондов ЕС (ориентировочная стоимость – 2,5 млрд евро). Однако на текущем этапе решений о финансировании не принято, а заявления ЕК носят расплывчатый характер, не позволяющий утверждать об их согласии инвестировать в проект. Высокая стоимость и отсутствие источников ставят под вопрос возможность строительства кабеля. Тем более что прецедентов сооружения подобной инфраструктуры между Африкой и Европой за счет фондов ЕС пока не было.

Географические условия и особенности экономического развития региона, стоимость сооружения инфраструктуры, обостряющаяся проблема дефицита энергии в африканских и арабских странах дают основания утверждать, что на текущем этапе более предпочтительным и достижимым для Египта является расширение возможностей по экспорту электроэнергии скорее в государства Африки и Ближнего Востока, нежели в Европу.

Кто и зачем укрепляет Египет?

Достижением руководства Арабской Республики является то, что упомянутые инфраструктурные проекты реализованы благодаря внешним инвестициям. Причем значительная часть из них предоставлена организациями, связанными с государственными структурами.

7-11-2480.jpg
Два египетских терминала по сжижению
природного газа могут производить
12,4 млрд куб. м в год. 
Фото с сайта kbr.com
Общий объем вложений в развитие новых месторождений «Зохр» и «Атолл» за период 2015–2019 годов превысил 13 млрд долл. Наибольшую часть внесли Eni и British Petroleum, владеющие крупными долями в проектах. Инвестиции в столь крупных объемах являются, вероятно, косвенным доказательством высокого потенциала этих месторождений.

К строительству трех газовых электростанций – Beni Suef, El Burullus и New Capital – привлекались компании Siemens (Германия), Eleswedy Electric (Франция) и иные. Объемы инвестиций достигли 6 млрд долл., значительная часть из которых предоставлена банками Deutsche Bank, KfW IPEX-Bank, HSBC.

Стоимость сооружения комплекса солнечных электростанций Benban Solar Park превысила 4 млрд долл. Это значимая для Египта сумма, превышающая, к примеру, половину годовой выручки Суэцкого канала. Инвесторами выступили Африканский банк развития, Международная финансовая корпорация (входит в структуры Всемирного банка), Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (Китай), Европейский банк реконструкции и развития, европейский фонд Green for Growth, Arab African International Bank, Bayerische Landesbank (Германия) и некоторые иные. Правительство Германии предоставило гарантии. Подрядчиками выступили 30 компаний из 12 стран.

Несмотря на наличие одного из лучших в мире климатических потенциалов для развития солнечной энергетики, проект Benban Solar Park является очень дорогим, а его коммерческая привлекательность по сравнению с газовыми электростанциями сомнительна. Вероятно, привлечению инвестиций в строительство этого комплекса солнечных электростанций способствовали в первую очередь административные или политические меры, нежели экономические аспекты. Возможно, Benban Solar Park является экспериментальным проектом, цель которого – практическая оценка потенциала пустыни Сахара с точки зрения применения на ее территории технологий производства энергии из солнечного света.

Не исключено, что новые решения ЕС о финансировании проектов в сфере развития ВИЭ на территории Арабской Республики будут приняты в ближайшее время, в том числе в ходе 22-й Конференции Организации Объединенных Наций по изменению климата, проведение которой запланировано на ноябрь 2022 года в Египте. Однако, по мнению автора статьи, стратегические цели государств ЕС заключаются скорее не в обеспечении возможностей импорта зеленой энергии из стран Африки, а в стимулировании и популяризации на Черном континенте технологий, связанных с ВИЭ, в целях расширения экспортных возможностей для европейских производителей. Вероятно, это обстоятельство будет определяющим при организации дальнейшего сотрудничества между ЕС и странами Африки в вопросах развития ВИЭ.

Потенциал роста

Высокие темпы роста добычи природного газа в Египте в течение последних лет и масштаб привлеченных инвестиций в энергетический комплекс внушают оптимизм.

Но поводы для тревоги дает отношение уровня добычи голубого топлива к объему запасов, которое в случае Арабской Республики существенно выше по сравнению с такими газодобывающими странами, как Саудовская Аравия, Нигерия и даже Алжир.

Из-за перехода к эксплуатации газовых промыслов на все более глубоководных участках Средиземного моря необходимы дальнейшие усилия, чтобы компенсировать рост затрат в связи с этим.

Важно, что успехи Египта в увеличении объемов экспорта СПГ были обеспечены наличием уже существующей инфраструктуры, а именно двух терминалов по сжижению совокупной мощностью 12,4 млрд куб. м в год, а также газопроводов из Израиля. Строительство новых терминалов пока не осуществляется. Дальнейшие же перспективы газовой отрасли страны в значительной степени связываются с возможным реэкспортом голубого топлива, поступающего не только из Израиля, но также из Греции и Кипра. Однако для этого необходимы финансовые вложения в создание газопроводов и сопутствующей инфраструктуры в объемах, которые очень значимы для Греции, Кипра и Египта. Внешние инвесторы пока не приняли окончательных решений.

Все это может ограничить развитие энергетического потенциала страны.

Высокие (до 4% ежегодно) темпы роста внутреннего спроса на природный газ и большие объемы его потребления существенно сдерживают экспортные возможности Египта. Но в связи с планируемым вводом в эксплуатацию атомной электростанции и реализацией программы ВИЭ тенденция может измениться в течение нескольких лет, что может обеспечить высвобождение дополнительных объемов сырья для экспорта. Однако это возможно не в краткосрочной, а в более отдаленной перспективе.

Широкое участие иностранных компаний в энергетических проектах Египта является определяющим фактором для их реализации как в технологическом, так и в финансовом аспекте. Это существенно различается от ряда других стран региона, например монархий Аравийского полуострова, имеющих в распоряжении мощные финансовые ресурсы. Упомянутое обстоятельство влечет к высокой зависимости Египта от внешних инвестиций, что может отразиться на планах по развитию энергетического комплекса страны.

Согласно данным арабской прессы, большая часть поставок египетского СПГ уже обеспечена долгосрочными контрактами с азиатскими импортерами. Ряд обстоятельств указывают на намерение Каира расширить объемы производства и экспорта электроэнергии в адрес африканских и ближневосточных потребителей. Все это может ограничить возможности поставок энергоносителей из Египта на Европейский континент. Кроме того, подписанный меморандум между Каиром и ЕК не устанавливает никаких четких обязательств относительно объемов торговли. И даже в случае увеличения поставок СПГ из Арабской Республики в адрес стран ЕС и Великобритании оснований считать, что они неминуемо заменят именно российский (а не, к примеру, катарский) газ, нет. Тем более что Каир не присоединялся к санкциям против России.

Связанные с энергетикой отрасли промышленности Египта продемонстрировали ощутимые темпы роста в течение последних лет. Перспективы дальнейшего развития подкрепляются относительно значимым ресурсным потенциалом восточной части Средиземного моря, стартовавшей кооперацией Египта с Израилем, развитием электрогенерирующей инфраструктуры Арабской Республики, а также намерением правительства вложить средства в расширение межгосударственных электрических кабелей. Однако высокая зависимость Египта от иностранных инвесторов, желание Каира диверсифицировать рынки сбыта электроэнергии, ограниченная мощность инфраструктуры, высокие показатели внутреннего спроса на энергию могут оказать сдерживающее влияние на возможности Арабской Республики по экспорту природного газа на европейские рынки.


Читайте также


ПО "Роснефти" обеспечит отрасли импортозамещение

ПО "Роснефти" обеспечит отрасли импортозамещение

Татьяна Астафьева

Использование собственного программного обеспечения гарантирует компании независимость от иностранных поставщиков

0
443
"Яблоко" опять предложит власти завершить мобилизацию

"Яблоко" опять предложит власти завершить мобилизацию

Дарья Гармоненко

Обращения из регионов об особом указе президента стали политическим флешмобом

0
607
Казахстан выстраивает новые логистические коридоры

Казахстан выстраивает новые логистические коридоры

Виктория Панфилова

Токаев готов обсудить вопрос трехстороннего союза с Россией и Узбекистаном

0
660
Придется ли папе Римскому извиняться перед чеченцами

Придется ли папе Римскому извиняться перед чеченцами

Андрей Мельников

Понтифик допустил дипломатический промах

0
771

Другие новости