0
1244
Газета Идеи и люди Печатная версия

22.01.2003 00:00:00

Анатомия судебной ошибки

Сергей Егоров

Ефим Смулянский

Об авторе: Сергей Несторович Егоров - доктор юридических наук, профессор. Ефим Яковлевич Смулянский - независимый обозреватель.

Тэги: суд, ошибка, презумпция невиновности


Есть два вида писаных норм (законов), которыми руководствуются люди в обществе: нормы первого уровня (основные) и нормы второго уровня, которые разъясняют, как применять основные. Например, наряду с Уголовным кодексом должен обязательно быть и Уголовно-процессуальный. Для того чтобы правила обоих уровней работали, люди придумали специальный общественный институт, называемый судом. И для судов всех видов всегда будет актуальной проблема судейской ошибки, ибо если ошибки случаются чаще какого-то разумного предела, то это ставит под сомнение смысл существования всего института судейства.

Показательно, что именно по вопросам неправильного или предвзятого судейства происходят самые громкие скандалы в спортивном мире. И именно на его примере всего очевиднее причины постоянного воспроизводства судейских ошибок. Все дело в том, что руководящих спортом чиновников-бюрократов в первую очередь заботит не выявление подлинных результатов того или иного соревнования, а их собственное благополучие. Ими разработана целая стратегия прикрытия: с одной стороны, делается упор на тот непреложный факт, что судьям, как и всем людям, свойственно ошибаться, а с другой - массовому сознанию навязывается мысль, что судейские ошибки всегда непредумышленны, чем абсолютизируется презумпция невиновности арбитра. Только когда судейская ошибка становится объектом чересчур уж пристального внимания общественности, спортивные функционеры проявляют показную суперстрогость, жертвами которой (один из элементов стратегии!) зачастую становятся невиновные.

Нам кажется, пришла пора навести некоторую ясность в вопросе о презумпции. Существует общее правило, фиксирующее отличие обычного человека-гражданина от чиновника: каждому гражданину разрешено все, что не запрещено, должностному лицу-чиновнику запрещено все, что не предписано, то есть что не разрешено открытым официальным текстом. Потому что один - обычный человек, не имеющий никаких властных полномочий, а другой - наделен властью и от его воли многое зависит и многие зависят. Поэтому для защиты простого человека от наветов человечеством придуман механизм презумпции невиновности, состоящий из четырех компонентов: а) никому не позволено открыто и гласно называть любого человека преступником; б) человек не обязан никому доказывать свою невиновность, бремя доказательства его вины лежит на обвинении; в) человек не может быть объявлен преступником, если его вина не доказана в судебном заседании; г) любые не устраненные судом сомнения должны толковаться им в пользу обвиняемого. В разговорной речи под презумпцией невиновности обычно подразумевают первые два компонента. Мы считаем, что этот смысл презумпции невиновности применим только к обычным гражданам. Что же касается любого должностного лица, то на него должен распространяться принцип презумпции виновности, то есть чиновник должен быть всегда на подозрении у общества и должен сам доказывать свою невиновность.

Да, судейские ошибки принципиально неустранимы из нашей жизни. Но не пришла ли пора предпринять серьезные усилия по их профилактике? Путь здесь один - все действия судей должны подчиняться тщательно разработанному и всем известному набору строгих правил, а любое отклонение от скрупулезного их исполнения должно караться самым жестким образом. Кроме этого, надо точно и четко расписать исчерпывающий кондуит судейских ошибок, которые влекут за собой отмену приговоров, решений (как это сделано в ст. 270 АПК РФ), и установить, что все действия судей в сомнительных случаях являются предметом открытого и гласного разбирательства. Кто это все должен делать? Лучше, чем сами судьи, не сделает никто. То есть необходимо передать все права на это их организованному профессиональному сообществу, для которого профессиональная репутация превыше всего, - сообществу не руководящих чиновников, а самих судей, причем всех судей.

Рассмотрим более подробно, как должен использоваться для уменьшения количества судебных ошибок инструмент судебной процедуры под названием изготовление судебного решения и что же происходит в действительности.

Судебное решение состоит из четырех частей: вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной. Причем мотивировочная часть чрезвычайно важна не только для данного дела, но, как говорят законники, имеет преюдициальное значение, то есть является определяющей при последующих спорах между теми же лицами.

В мотивировочной части судебного решения суд обязан отреагировать на все доводы тяжущихся сторон, то есть, перечислив их все без исключения, разъяснить, принимает он их или отклоняет и на каких основаниях. Мало того, суд должен также привести доводы, на основании которых он не применяет те или иные нормы законов, на которые ссылаются стороны, и почему применяет те нормы, которые он применяет. То есть точность и убедительность мотивировочной части являются определяющими для признания справедливости решения. Но на практике суды, вполне в духе дурной советской традиции игнорировать процедурные тонкости и судить "по совести", ведут себя так, как будто значение имеет только резолютивная часть судебного вердикта, а все остальное несущественно. Сегодня практически все судьи считают, что им позволено "не замечать" некоторые аргументы и не разбирать их в мотивировочной части. И хотя пренебрежение исчерпывающей полнотой мотивировочной части решения является одним из грубейших нарушений процессуальных кодексов (ст. 198 ГПК и ст. 170 АПК), нам не известно ни одного случая отмены судебного решения или приговора на этом основании.

Кроме того, в случае обжалования судебного решения суды второй и третьей инстанций в своих постановлениях иногда совершенно иначе оценивают юридически значимые обстоятельства, применяют иные законы, делают иные выводы из обстоятельств дела и почти всегда изменяют мотивировочную часть решения первой инстанции - часто до почти противоположной по смыслу. Но при этом, как ни странно, в резолютивной части выносят вердикт "оставить решение без изменения". Скажем, суд рассматривает дело о выселении организации из арендуемого ею помещения. Решение первой инстанции: условия договора аренды нарушены - выселить. Постановление второй инстанции: условия договора не нарушены, решение оставить без изменения. Любой практикующий адвокат может привести не один пример подобного абсурда из своего опыта.

Мы считаем, что подтверждение факта нарушения судьей процедуры ведения дела должно повлечь за собой безусловный пересмотр судебного акта. Более того, можно внести норму, согласно которой после третьего (или пятого) подтвержденного судом нарушения виновный автоматически отрешался бы от должности судьи. Для этого, на наш взгляд, совершенно необходимо вести полную запись всех судебных процессов во всех судах с последующим достаточно длительным ее хранением. Кроме того, процедура рассмотрения дела должна быть прописана значительно более полно, детально и точно, чем это сделано в действующих сегодня процессуальных кодексах.

Думаем, не должно быть спора о том, что судей, достаточно часто выносящих отменяемые (то есть неправовые) приговоры и решения, надо наказывать - ведь за этим всегда стоят исковерканные жизни и изломанные судьбы людей. Мы уже давно предлагали ввести механизм ежегодной ротации (замены, отстранения от должности) трех-пяти судей общей юрисдикции и двух-трех судей арбитражных судов в каждом субъекте РФ. Для этого по каждому судье должен вестись строгий учет судебных приговоров (решений), отмененных (измененных) высшими инстанциями по любым основаниям, а также признанных нарушений процедуры судебных заседаний. Количество отмененных решений (приговоров) и других нарушений по итогам года должно быть критерием для отстранения судьи от должности. Естественно, что этот механизм не может быть внедрен без соответствующих изменений в процессуальных законах, а также в законах о судебной системе, о статусе судей и о судейском сообществе. Но эти трудности - чисто технического порядка, и они могут быть преодолены. Тем более что пока еще наша исполнительная власть продолжает декларировать необходимость глубокого реформирования всей судебной системы.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


На поимку ограбившего отделение Сбербанка налетчика ушло менее суток

На поимку ограбившего отделение Сбербанка налетчика ушло менее суток

Владимир Полканов

0
811
Как промышленности побороть импортозависимость

Как промышленности побороть импортозависимость

Ольга Ларина

0
334
Разнонаправленное развитие немецкого бизнеса в России

Разнонаправленное развитие немецкого бизнеса в России

Олег Никифоров

0
1009
Премьером Франции стал «социальный голлист»

Премьером Франции стал «социальный голлист»

Юрий Паниев

Жан Кастекс вывел страну из режима чрезвычайной санитарной ситуации

0
1501

Другие новости

Загрузка...