0
1601
Газета Идеи и люди Печатная версия

11.07.2011 00:00:00

Партии выстраиваются во фронты

Михаил Виноградов

Об авторе: Михаил Юрьевич Виноградов - президент фонда "Петербургская политика".

Тэги: партии, рейтинг


партии, рейтинг Ситуация с возможным избранием Валентины Матвиенко спикером Совета Федерации – главная новость июня.
Фото РИА Новости

Июнь был насыщен событиями, вызвавшими широкий резонанс, хотя пока и не особенно повлиявшими на расстановку политических сил в преддверии выборов в Государственную Думу. Убийство Юрия Буданова, проанонсированная смена губернатора Санкт-Петербурга, запуск идеи децентрализации власти – эти и другие поводы давали партиям неплохой шанс проявить информационную инициативу, перехваченную в мае Путиным при создании Общероссийского народного фронта.

Партиям важно было показать, с каким багажом они закрывают весенний политический сезон. «Единая Россия» рассчитывала на слом социальной депрессии, длящейся уже полгода. Оппозиция надеялась конвертировать раздражение властью в наращивание собственной популярности. Но пока ни та, ни другая задача решены не были.

Июньская повестка: Буданов, Матвиенко, ПАРНАС

События так быстро сменяли друг друга, что партии могли бы ничего специально не изобретать. Чтобы вызвать к себе интерес, достаточно было дождаться очередного происшествия и ярко обыграть его.

Первый громкий инцидент случился 10 июня. В Москве был убит Буданов, который вызывал определенное сочувствие в обществе (согласно данным ВЦИОМа, 57% россиян считали приговор полковнику неоправданно жестким). Инициативу перехватила ЛДПР. И если присутствие Владимира Жириновского на похоронах Буданова не принесло желаемого эффекта, то его комментарии в СМИ оказались вполне созвучны общественным настроениям. Выдвижение лозунга «Хватит убивать русских», требование закрыть доступ к информации о служивших в горячих точках военных – все это позволило ЛДПР создать неплохой задел в «русской теме». А вот коммунистам эта история на пользу не сыграла. Они выдвигали на первый план тему защиты русских и тем самым повторяли ЛДПР, но в отличие от Жириновского, который «сопровождал» тему в течение всего месяца, коммунистам явно не хватило энергии.

Следующий хороший повод случился 19 июня. Выступая на Петербургском форуме, Дмитрий Медведев заявил о необходимости масштабной децентрализации. В распоряжении партий оказалась благодатная тема. Она была бы весьма кстати для выстраивания перед выборами отношений с региональными элитами, чувствительными к любым предложениям по ослаблению гаек во властной вертикали. Да и население многих областей и республик далеко не в восторге от сверхцентрализации, при которой большая часть денег уходит в Центр. Но, как оказалось, ни одна из партий к теме не была готова, и дело свелось лишь к формальной солидаризации со словами президента.

Когда 22 июня Министерство юстиции отказало в регистрации Партии народной свободы (ПАРНАС), партии вновь оказались перед выбором. С одной стороны, был соблазн самоутвердиться за счет возможных конкурентов, с другой – сторонники ПАРНАСа потенциально могли бы принести в копилку дополнительные голоса. Сергей Миронов сделал выбор в пользу второй стратегии и начал дрейф в сторону радикально-протестных избирателей, пойдя на ряд символических шагов: лидер эсеров призвал вернуть графу «против всех», приехал на «Антиселигер», единственный из глав парламентских партий направил соболезнование семье Елены Боннэр и в конце концов выразил мнение о целесообразности регистрации ПНС и целесообразности УДО для Ходорковского.

Главная политическая «бомба месяца» взорвалась 24 июня: в этот день Валентине Матвиенко предложили перейти в Совет Федерации. Отсрочка с уходом Матвиенко для ЕР теперь объективно невыгодна: отсутствие ясности по фигуре преемника затрудняет подготовку к декабрьским выборам Госдумы и городского парламента.

Наконец, 30 июня в Екатеринбурге Владимир Путин подвел предварительные итоги формирования Общероссийского народного фронта (ОНФ). На инициативы премьера и фронтовиков жестче других реагируют коммунисты: они предъявили альтернативный проект «Народного ополчения» и приняли решение активизировать двусторонние соглашения с отраслевыми профсоюзам и другими профобъединениями. Однако ни одна из партий так и не решилась выдвинуть в качестве альтернативы ОНФ сопоставимых по масштабам противовесов.

«Единая Россия» в поисках линии фронта

Среди многочисленных политических коллизий июня мероприятия ОНФ имели наибольший резонанс. Тактика присоединения к ОНФ трудовых коллективов и творческих союзов вызвала весьма разноречивую реакцию, но зато обеспечила ОНФ высокую цитируемость и повысила уровень ожиданий от выступления фронта на выборах.

Сама активность фронта воспринимается экспертами двояко. По мнению лоялистов, создание широкой общественной коалиции позволит расширить социальную базу власти и провести своеобразный ребрендинг «Единой России». Скептики, наоборот, считают, что переключение на создание ОНФ затормозило подготовку избирательной кампании «Единой России» как минимум на пару месяцев. Для обеих точек зрения есть основания. Налицо коррекция стилистики «Единой России», демонстрация большей в сравнении с прежними временами готовности к диалогу с критически настроенными общественными движениями.

Можно выделить несколько вызовов, с которыми придется столкнуться проекту ОНФ.

Вызов первый – необходимость компенсировать поддержку ЕР среди бюджетников и жителей городов среднего возраста (особенно мужчин) требует большей концентрации внимания на молодежном и женском электорате. Задача максимального объединения избирателей вокруг ОНФ весьма непроста, поскольку патерналистски и потребительски настроенные граждане никуда мобилизовываться не склонны.

Вызов второй – преодоление общего скептицизма в медийной среде. Серьезным уроком для ОНФ стала межрегиональная конференция в Екатеринбурге 30 июня. Само мероприятие было подготовлено с учетом предвыборного контекста, удалось компенсировать дефицит новых лиц, а содержание выступлений было лишено привычной идеологической бравады. Однако по содержанию и стилистике выступление на конференции Путина было скорее премьерским, а не предвыборно-партийным.

Вызов третий – принятие решения о политической ориентации. Здесь внутри ЕР общее мнение пока не достигнуто. С учетом полевения избирателей логичной и ожидаемой выглядит попытка части партийцев продвигать ОНФ как левый (или в крайнем случае левоцентристский) проект. Однако подчеркнутый дрейф ЕР в сторону эгалитарной риторики малокомфортен для большей части актива единороссов.

Вызов четвертый – что делать с непопулярными губернаторами? Отставка Дмитрия Зеленина и полупочетный уход В.Матвиенко породили новые ожидания относительно замены не пользующихся симпатиями населения губернаторов – таких, как Вячеслав Дудка (Тула), Александр Михайлов (Курск) и другие.

Вызов пятый – как построить драматургию таким образом, чтобы вслед за мобилизацией избирателей вокруг «Единой России» в декабре не последовало нового всплеска депрессии, способного снизить поддержку власти на президентских выборах. Как показывает опыт прошлых лет, весной избиратель настроен более критично – а значит, этот риск предстоит серьезно учитывать.

Несмотря на непреодоленность указанных вызовов, ОНФ чувствует себя вполне уверенно. Можно (и нужно) спорить о выполнимости плановых заданий на декабрьских выборах и сохранении конституционного большинства с помощью перенапряжения всей системы. Однако, несмотря на волну социального пессимизма, ни одной из оппонирующих партий не удалось в последние месяцы добиться существенного роста популярности. Ожидаемое получение ЕР на парламентских выборах большинства голосов не оспаривается сегодня даже скептиками, а оппозиционные партии в лучшем случае ставят своей целью завоевать второе после ЕР место.

Коммунисты в ополчении

Создание ОНФ вызвало наиболее жесткую реакцию именно со стороны коммунистов. ОНФ действует и на их базовом электоральном поле, используя левые образы и риторику. Объявив об ответной организации «ополчения», они стали обсуждать идеи проведения различных перформансов вроде «похода» ополченцев из Нижнего Новгорода в Москву «по следам Минина и Пожарского». Казалось, получившая мощную встряску КПРФ станет теперь фабрикой политического креатива и перейдет в «последний и решительный» бой.

Однако, если проанализировать июньские действия КПРФ, становится ясно, что никакого изменения технологии агитации идея создания «ополчения» не вызвала. В партии мало что изменилось. Если не считать робкой идеи снизить зарплаты российским футболистам, то обнаруживается, что КПРФ в основном реагировала на внешние информационные поводы. В спорных ситуациях коммунисты предпочитали и вовсе не обнародовать свою позицию.

Между тем КПРФ в ближайшее время предстоит определить, что для нее более значимо – апелляция к уравнительной риторике (с запугиванием избирателей новыми «вредоносными» реформами) или ниша главной оппозиционной партии. В последнем случае открываются возможности для борьбы за голоса горожан, подчас не симпатизирующих левым, но видящих в Компартии единственный реальный противовес «Единой России». Тестом на эффективность этой тактики стало заявление секретаря ЦК КПРФ Сергея Обухова, осудившего идею введения 10-процентного налога на зарплаты более 45 тыс. руб. в месяц. Неприятными сюрпризами для КПРФ являются серьезное снижение рейтинга (по данным Левада-Центра, за полгода с 20 до 17%), а также переход во власть ряда активистов. Наиболее серьезной стала имиджевая потеря депутата Госдумы Алексея Багарякова, которого сами коммунисты годами демонстрировали как пример удачной кооптации бизнесменов в партию.

Эсэры в разведке

Уход Сергея Миронова с поста председателя «Справедливой России» и из Совета Федерации породил два прямо противоположных прогноза. Первый – что, лишившись административного ресурса, эсэры постепенно начнут «сдуваться». Второй – что СР, наоборот, получает возможность радикализовать свою позицию, выступая в роли «пострадавшей за правду». По итогам июня ни один из прогнозов не реализовался. И вина за это – в непоследовательности и метаниях самих эсэров.

Казалось бы, думская трибуна может стать для Миронова хорошей площадкой для все более радикальных инициатив, но большинство этих инциатив прошли незамеченными. Эсэрам все время приходится мириться с уходом части депутатов в ОНФ (уже перешли Игорь Касьянов и Эльмира Глубоковская). Расходятся и оценки социологов: ВЦИОМ говорит о некотором падении рейтинга СР, а ФОМ и Левада-Центр фиксируют его повышение с 4 до 5%.

В публичной риторике эсэры решили попробовать для себя самые разные тактики, посмотрев, какая из них окажется более эффективной. По-видимому, стратеги СР допускают возможность резкой политизации кампании для использования синдрома усталости от «Единой России». Проблема в том, что результативность этого приема не доказана. В марте СР уже вела яркую антиединороссовскую кампанию, но, отнимая голоса у ЕР, она увеличивала поддержку коммунистов, а сама получила гораздо худшие результаты, чем анонсировала.

ЛДПР на тропе партизанской войны

В отличие от инертных коммунистов и эсэров ЛДПР развивает наступление шаг за шагом. Почти ежедневно она фонтанирует новыми инициативами. По креативности и интенсивности агитации ЛДПР оставляет за собой практически все партии. К тому же если КПРФ или СР приходится выбирать между несколькими стратегиями, то ЛДПР легко их совмещает.

Темой номер один остается национальный вопрос. «Отработав» тему Буданова, либерал-демократы не бросили ее на полпути. Партия заступилась за вдову Егора Свиридова после угроз в ее адрес, потребовала отказаться от расширительного трактования статьи УК о возбуждении вражды по признакам расы, национальности, пола, религии, призвала вооружить живущих в селах и деревнях после событий в Сагре.

Впрочем, Жириновский как никто другой знает: всплески националистических настроений в обществе цикличны и нет гарантий, что очередной их пик придется на декабрь. Поэтому не меньшее внимание уделяется и другой линии – ярким и резонансным идеям по самым разнообразным темам. Одна из приоритетных категорий агитации – автомобилисты. Им обещаны отмена мигалок, смягчение санкций за тонировку стекол, недопущение повышения стоимости техосмотра, разрешение правого поворота при запрещающем сигнале светофора. Инциденты с российскими туристами побудили ЛДПР заговорить о запрете на отдых туристических групп в Турции и т.д.

Ставка делается и на интерактивность. Три месяца шел конкурс среди избирателей на лучшие лозунги партии (троим победителям обещаны подарки от Жириновского), запущен портал ЛДПР-tube с обличающими чиновников «народными видеороликами». На этом фоне мелкие проколы типа ухода активистов ЛДПР в ОНФ и «Правое дело» проходят незамеченными – партия к подобным маневрам всегда оставалась устойчивой.

Как следствие – притязания ЛДПР на попадание в Думу выглядят все более основательными, а Левада-Центр фиксирует рост рейтинга за полгода с 9 до 13%. Впрочем, если с креативом у Жириновского все хорошо, то с донесением идей до избирателя и дальнейшим их сопровождением всегда были проблемы.

«Правое дело» на полпути из резерва

«Правое дело» (ПД) – одна из загадок начинающейся кампании. За полтора месяца партии удалось породить существенные ожидания. Рейтинги узнаваемости Михаила Прохорова начали расти, но реальных действий, подкрепляющих ажиотажные ожидания от «Правого дела», предпринято пока не было. Открыт вопрос и о мотивации самого Прохорова.

Пока что партия скорее обозначает направления работы с потенциальными сторонниками – без каких-либо четких шагов. Прежний избиратель СПС в большинстве своем настроен антипутински – и Прохоров опасается давать ему сколько-либо внятные сигналы. Заявленные ставки на молодежь и на глав семей не подкреплены конкретными инициативами. К тому же молодежь (особенно 18–24 лет) в тех редких случаях, когда она доходит до избирательных участков, до сих пор была более склонна поддерживать ЕР, а популярные в молодежной среде «селебритиз» в «Правом деле» заменены представителями шоу-бизнеса поколения Леонида Ярмольника. Намерения лидеров «Правого дела» сделать ставку на привлечение пенсионеров выглядят пока утопично.

Не исключено, что вытягивать бренд будет персонально Прохоров. Интерес к нему действительно вырос, но по навыкам публичности и по эмоциональности выступлений ему трудно сегодня тягаться не только с Жириновским, но даже с Мироновым. Заявление о том, что он «одной платежкой перебьет «Единую Россию», пока выглядит несколько неуклюже, и при повторении подобных казусов имидж ПД может оказаться под угрозой. Очевидная проблема для «Правого дела» также в том, что общество куда благоприятнее реагирует на патерналистские предложения (в том числе исходящие от ПД), чем на традиционные призывы правых либералов.

«Яблоко»: одни и без оружия

К думским выборам «Яблоко» подходит в разобранном состоянии. Подчеркнуто конфликтный стиль Сергея Митрохина привлекает внимание и позволяет присутствовать в информационном поле. Но с поиском собственной ниши и приращением рейтинга у «Яблока» по-прежнему проблемы.

В июне партия обозначила готовность вернуться к излюбленной теме конфликта с правыми. Это связано с тревожностью: если у «Правого дела» что-то начнет получаться, это не только отнимет часть голосов у «Яблока», но и вернет на повестку дня вопрос о приходе (или возвращении) в «Яблоко» сильного и яркого лидера.

Наиболее яркие шаги «Яблока» были связаны с активностью региональных отделений. В числе удачных примеров – борьба за экологию на Рыбинском водохранилище, митинг в Туапсе против запуска терминала «Еврохима», высадки активистов вблизи так называемого дворца Путина под Геленджиком.

Риторика «Яблока» пока слабо адаптирована к выборным задачам. В числе июньских публичных заявлений – подтверждение приверженности защите прав сексуальных меньшинств, заявление «Руки прочь от Европейского суда по правам человека!», соглашение с Женским социал-демократическим конгрессом. Если партия не сможет перестроить свою пропагандистскую машину (некоторые сомневаются в том, что она у яблочников вообще существует), то осенью сделать это будет уже очень сложно и электорат разберут ПД и СР (которые уже притянули на свою сторону десяток бывших яблочных депутатов).

«Патриоты России» в глубоком тылу

Партия Геннадия Семигина вообще не демонстрирует признаков предвыборной «разморозки». Если в регионах еще наблюдается участие в праздниках по месту жительства, Дне молодежи, борьбе за проведение референдума о строительстве Балтийской АЭС, то в Москве сайты «народного правительства» и Семигина не обновляются в течение трех лет. Единственным событием июня с участием Семигина стало его заявление о «неразборчивости» ПНС при наборе членов партии.

Планы на лето: в отпуск или на войну?

Несмотря на высокую активность партий, серьезно изменить влияние на общественное мнение им не удалось. События сменяли друг друга с калейдоскопической быстротой, а рейтинги партий серьезных изменений не претерпевали. Кандидаты в Думу оказались перед дилеммой. Казалось бы, самое время отменять отпуска и переходить к решающей битве за симпатии избирателей. Но привычка к летней сиесте есть не только у политиков, но и у избирателей. Вряд ли они будут внимательно следить за июльскими и августовскими баталиями, к тому же многие политические телепрограммы тоже ушли в отпуск.

Самые большие планы на лето заявил ОНФ – проведение праймериз, подготовка к сентябрьскому съезду «Единой России», продолжение поиска «новых лиц». Задача-максимум – остановить нарастание социального пессимизма. Пока ситуация здесь противоречива. За полгода число респондентов, ожидающих акций протеста, выросло на 9% – с 52 до 61% (данные ФОМа). Правда, уровень страхов в обществе несколько снизился – например, по данным ВЦИОМа, за полгода доля опасающихся повторения прошлогодней ситуации с жарой и пожарами сократилась с 77 до 65%. Однако на пороге август, который из года в год несет в себе стресс-тесты для властной системы.

Задачи других партий не столь масштабны. Коммунисты должны окончательно определиться – или менять тактику для приближения к заявленной планке в 30% голосов, или удовлетворяться своим сегодняшним рейтингом, исходя из того, что никто из конкурентов их скорее всего не догонит. ЛДПР может спокойно уходить в отпуск – идей для избирательной кампании предостаточно, а главное для партии – хорошая форма лидера. Главным вопросом для «Справедливой России» по факту становится тактика на выборах в Санкт-Петербурге. И некоторые эксперты считают, что эсэрам сложно будет играть на выборах в ГД и принципиальных для Миронова выборах в Питере. Уже разгораются дискуссии о том, какую компенсацию может получить Миронов в случае провала на выборах в ГД. «Правое дело» продолжит поиск стратегии – с учетом того, что нынешние наработки пока выглядят не очень убедительно. У «Яблока» в июле–августе последний шанс повлиять на выборную повестку дня. А «Патриоты России» такую возможность уже явно упустили, и им остается либо выступить в роли спойлера (возможно – в интересах «Единой России»), или окончательно самоустраниться от предвыборной борьбы.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Нефть останется основой мировой энергетики еще десятилетия

Нефть останется основой мировой энергетики еще десятилетия

Владимир Полканов

0
645
Секретарь СБ Армении обсудил обстановку в зоне карабахского конфликта с послом Франции

Секретарь СБ Армении обсудил обстановку в зоне карабахского конфликта с послом Франции

0
232
Алиев заявил о готовности к переговорам в Москве с Пашиняном

Алиев заявил о готовности к переговорам в Москве с Пашиняном

0
422
"Грузинская мечта" готовится к подавлению революции

"Грузинская мечта" готовится к подавлению революции

Юрий Рокс

Пандемия сказалась на избирательной кампании в парламент

0
919

Другие новости

Загрузка...