0
17973
Газета Идеи и люди Печатная версия

07.06.2022 18:33:00

Россию губит кризис не экономический, а управленческий

Народ патриотизму учить не надо – патриотичным должен стать правящий класс

Руслан Хасбулатов

Об авторе: Руслан Имранович Хасбулатов – член-корреспондент РАН, заведующий кафедрой мировой экономики РЭУ им. Г.В. Плеханова.

Тэги: мировая политика, экономика, тнк, правящий класс, управленческий кризис, коронавирус, военная спецоперация, рф, донбасс, украина, западные санкции

Все статьи по теме "Санкционные войны"

Все статьи по теме "Специальная военная операция в Украине"

Все статьи по теме "Коронавирус COVID-19 - новая мировая проблема"

мировая политика, экономика, тнк, правящий класс, управленческий кризис, коронавирус, военная спецоперация, рф, донбасс, украина, западные санкции Первый удар по сложившемуся миропорядку нанес коронавирус, противостоять которому мировая элита не смогла из-за ущербного и низменного эгоизма. Фото Reuters

Весь мир наблюдает сегодня за тем, как рушится на глазах миропорядок, созданный после Второй мировой войны и сохранившийся даже после крушения социализма. На глазах деформируются целые блоки системы международного разделения труда, разрушаются региональные центры важнейших кластеров высоких технологий, созданные гигантскими транснациональными корпорациями (ТНК).

Считается, что первый удар нанес по ним COVID-19. Смертельно напуганный мир прекратил международную торговлю. Замерли морские, авиа- и автоперевозки, остановились тысячи предприятий по всему миру. Стали распадаться глобальные производственно-сбытовые цепи, появилась тенденция к деглобализации, экономической автономии, национализму и автаркии.

К началу 2022 года показалось, что этот необычный период остался позади, появились признаки оживления международной торговли, первые попытки осмысления ущерба, который нанесла пандемия.

Но мировая политическая элита оказалась настолько ущербной и охваченной низменными эгоистическими страстями, что не смогла преодолеть примитивный субъективизм и выработать общие подходы в борьбе с заразой. Мир с удивлением и возмущением наблюдал за откровенно торгашеской конкуренцией вокруг вакцин, в которой, к сожалению, активно участвовали и российские верхи, обвиняя Запад в дискриминации наших препаратов.

Ясность внесло руководство Всемирной организации здравоохранения, официально заявив, что российские медицинские власти представили документы на сертификацию лишь в декабре 2021 года. То есть почти через год, в течение которого российское руководство обвиняло западные страны в дискриминации российских препаратов. Выходит, президента ввели в заблуждение?

Даже страшная мировая пандемия не смогла объединить ведущие страны в противодействии этой угрозе человечеству. Усилились обвинения Китая в умышленном распространении пандемии, Китай же обвинял США в появлении этой заразы. Словом, сложилась уникальная ситуация, ожидающая любого повода для объявления смертельной борьбы «честных и благородных» против «нечестивых». И он нашелся – конфликт между Россией и Украиной оказался для коллективного Запада удобным поводом для начала крестового экономического похода против России и лично против президента Владимира Путина.

Уникальность современной ситуации

Я начал заниматься исследованием проблем мировой экономики с середины 60-х годов прошлого века. Много событий прошло перед моими глазами за этот период. Это были годы холодной войны, переходящей в оттепель. Две гигантские мировые системы прочно контролировали всемирное равновесие, не допуская срыва в горячую фазу. Вьетнамская война, контрреволюция в Чили, ввод 25-тысячного кубинского корпуса в Анголу, противодействие США строительству советского газопровода в Европу, ввод Вооруженных сил Варшавского договора в Чехословакию, ближневосточные конфликты, афганская война, сбитый южнокорейский боинг – все эти события подрывали мир и безопасность. Однако они не приводили к столь разрушительному воздействию на мировую политику и мировую экономику, как происходит ныне.

Одновременно с указанными грозными событиями, толкающими мир к обострению, действовали и другие – противоположные – устремления: решение спорных вопросов через переговоры и компромиссы. Лидеры двух мировых систем – капитализм и социализм – не ставили перед собой задачу уничтожить друг друга. Да, они были не прочь нанести ущерб друг другу, но взвешенный и измеряемый. Словом, дорожили миром и не искушали судьбу. И при этом сохраняли тесное политическое взаимодействие, не прибегая к взаимным угрозам применить атомную бомбу. Это была ответственная политика правителей, хорошо знавших цену войне и миру.

Сегодня же складывается впечатление, что мир сошел с ума, стремясь уничтожить друг друга. Полным ходом идет гонка вооружений, некоторые страны, ранее дружественные СССР и России, торопятся вступить в НАТО, не скрывая своей враждебности. Дипломатия исчезла под напором воинственной риторики, брань и оскорбления пришли на смену тысячелетней межгосударственной этике.

И что самое тревожное – политика мощно надвинулась на экономику. Она сбросила с пьедестала власти даже могущественные ТНК, казавшиеся на протяжении столетия властелином не только финансово-экономической силы, но и силы политической. Ныне представители суперэкономической власти с удивлением и испугом наблюдают, как разрывают в клочья всемирную систему разделения труда, звенья которой они сами создавали.

На политическую сцену вышли колоссальные толпы невежд, подстегиваемые электронными сетями, одержимые страстью к уничтожению. Сегодняшние политики – их выдвиженцы, не отягощенные ни знаниями, ни совестью, ни моральными соображениями, ни традициями недавнего прошлого, ни пониманием внутренних законов мирового экономического развития. Они буквально на глазах крушат мировую экономическую систему, не задумываясь о последствиях.

Но насколько хаотичен этот разрушительный процесс? Насколько он спонтанен? На первый взгляд создается впечатление о предельно сумбурном, субъективном характере и полной неопределенности динамики разрушения.

Однако это лишь видимость. В основе неопределенности – фундаментальные причины, которые представляются очень важными.

Одна из них на поверхности – боязнь США оказаться чрезмерно зависимыми от Китая, в том числе в производстве товаров бытового назначения. Ими китайские компании в 1990-е годы буквально наводнили постиндустриальную Америку. И США ничего не могут с этим поделать, несмотря на торговую войну, развязанную Дональдом Трампом еще в 2017–2018 годах.

Экспорт китайских товаров в Америку не снижается, профицит сохраняется на огромной величине – 300–350 млрд долл. К тому же азиатский гигант успешно осваивает высокие технологии, в которых США хотели бы сохранить доминирование.

Противоречия с нашей страной имеют более четкий политический характер, поскольку экономически Россия не рассматривается как конкурентная сила ни для США, ни для остального западного мира.

Все эти противоречия непрерывно возрастали на протяжении последнего десятилетия из-за ошибочных опасений, что президент Владимир Путин ведет дело к восстановлению СССР. А этого США и коллективный Запад боятся как черт ладана.

Противоборство двух миров

Открытое давление США на Китай началось в 2001 году, когда в Дохе (Катар) приступила к работе Всемирная конференция ВТО. Противоречия возникли и быстро расширились. Во-первых, из-за растущей экономической мощи Китая, который стал выигрывать конкурентные схватки за потребителя не только на территории самих США, но и по всему миру. Во-вторых, из-за опасений, что Китай может оставить позади США и в научно-технической гонке, и как лидера мирового капитализма. Возрастающая роль Поднебесной стала вызывать раздражение в Америке.

Если при президенте Бараке Обаме США пытались предпринять разного рода экономические и политические меры по сколачиванию интеграционных групп для противодействия Китаю, то при Дональде Трампе дело дошло до открытой торгово-экономической войны. Оба государства нанесли ущерб друг другу и всей мировой торговле. Никто не выиграл, но проиграли все.

Президент Джозеф Байден фактически продолжил линию Трампа на противоборство с Китаем, продолжая навязывать санкционно-экономическую блокаду странам, неугодным Вашингтону. При этом санкции имеют явно выраженный политический характер в отношении России, объявленной агрессором (после крымских событий 2014 года, задолго до 24 февраля 2022 года), и экономический характер – в отношении Китая.

Российско-украинский конфликт как повод для блокады России

Начавшийся военный конфликт между Россией и Украиной привел в движение огромной силы политический фактор в системе международных экономических отношений. Он обрушился в первую очередь на Россию через набор всевозможных санкционных рескрипций. Но в силу колоссальной взаимозависимости охватил мировое экономическое пространство, еще не оправившееся от затухшей пандемии COVID-19.

На глазах стали рушиться глобальные финансовые связи. Все расчетные каналы банковских и иных кредитных институтов оказались под воздействием решений с неопределенными последствиями. Создались условия для мошенничества с ценами, объясняя это как следствие агрессивных действий Кремля. Удорожание бензина, керосина, удобрений, потребительских товаров и продовольствия – все это создает хаос в международных экономических отношениях, крушит институты мирового рынка, его каналы поставок, формирует искусственные дефициты. И не следует утешаться тем, что санкции не разрушили нашу экономику, как это предрекал Запад, набрасывая их на Россию, как лассо на шею мустанга.

Я с удивлением наблюдаю за тем, как отечественные политики, теоретики и прочие бросились с остервенением доказывать, как коллективный Запад вредит себе, предрекая чуть ли не его гибель. Но мало анализируют тяжелые последствия санкционной блокады для нашего народа, для страны, отделываясь общими фразами типа «да конечно, наступили трудные времена, но мы справимся». Конечно, справимся, но какой ценой?

При тех подходах, которые предлагает обществу правительство через Министерство финансов и Центральный банк, это будет самая тяжелая цена из всех возможных. Это они своей неразумной политикой блокировали на протяжении почти 20 лет экономический рост и развитие отечественной экономики темпами более 6% ежегодно. Это они не дали возможность увеличить в два раза уровень жизни населения России, обладая для этого всеми возможностями. Это они поместили в банки потенциально враждебных государств половину национального достояния (более 300 млрд евро), сохраняя бедность и нищету половины населения.

Колоссальная по масштабам и последствиям диверсия – сознательная или из-за дремучего непрофессионализма – оказалась вне зоны внимания следственных органов и общественности.

Глобальная неопределенность

Мир столкнулся с предельной неопределенностью динамики экономического развития. И никто не может знать, сколько продлится этот опасный период. Мы также не знаем, поскольку не видим конкретных политических целей США, Европы и их союзников, кроме лозунга «Свергнуть Путина!».

О высоком накале политических страстей в мире, усматривающем в России агрессора, от которого исходит опасность, свидетельствуют и такие беспрецедентные решения нейтральных стран – Швеции и Финляндии – ускоренно вступить в НАТО. Все это чрезвычайно опасно для России, внушает огромную обеспокоенность.

Люди задают вопросы, от которых уйти невозможно, в том числе: можно ли было избежать конфронтации с США? Или столкновения с Украиной? И если начали спецоперацию, почему она приняла такой затяжной характер? Не приведет ли она к мировой бойне? К еще большему ухудшению материального положения людей, которые и без этой войны жили бедно?

Ясно, что каждый день военных действий усиливает консолидацию противников России. А уверенное и быстрое ее завершение создало бы другую политическую парадигму в направлении разрядки.

Поиск решений

«Что делать?» – раздел с таким названием есть в моей двухтомной монографии «Закат рыночного фундаментализма» (2014, 2015). Он был бы полезен для членов финансово-экономического крыла правительства и руководства Центрального банка. Возможно, в этом случае они не совершили бы такой чудовищный промах (если это можно назвать промахом), передав треть годового национального достояния банкам заведомо враждебных стран.

В последнее время (впрочем, как и в предыдущие годы) появился целый ряд публикаций, которые своим серьезным содержанием обратили на себя внимание. Это статья предпринимателя Олега Дерипаски с некоторыми полезными предложениями. Но в целом она представляет позиции российской крупной буржуазии, за 30 лет предельно благоприятных возможностей не добившейся никакого успеха ни в чем. Результаты мы видим сегодня, их следует отнести не только на счет правительства, но и российского бизнеса.

Сегодня мы не видим в стране ни выдающихся управленцев, ни способных министров, хотя все правительство и весь государственный аппарат заполнен именно представителями бизнеса. Это означает, что крупный предпринимательский класс не сумел создать национальную экономику, соответствующую нуждам народа и интересам государства, а плелся в хвосте западных корпораций и их интересов, участвуя в эксплуатации природных ресурсов и других факторов производства. В результате в России создана модель колониально-компрадорского, предельно неэффективного капитализма. Словом, так называемый отечественный бизнес не справился с задачами создания национальной экономики. Это реальность.

Более серьезного внимания заслуживают суждения академиков Абела Аганбегяна («Аргументы и факты», № 17, 2022) и математика Роберта Нигматулина («НГ-наука» от 27.04.22). В них авторы совершенно верно исходят из необходимости учитывать интересы и потребности народа.

Власть во многом провинилась перед обществом, в том числе в плохом использовании беспрецедентно благоприятных возможностей для экономического рывка, сложившихся в последние 20 лет. С мая 1999 года непрерывный рост цен на нефть и мощный поток нефтедолларов (не заработанных ни трудом, ни деятельностью кабинета министров) стал переполнять государственную казну. Как правительство использовало эти необычайно благоприятные условия? Никак! Эти условия развратили правящий класс, сделали его бесчувственным к нуждам народа, к решениям задач развития. На вооружение была взята самая иррациональная экономическая политика. Центральный банк, Министерство финансов своими неразумными действиями заблокировали это развитие, воспрепятствовали росту уровня жизни народа. Еще 15 лет назад он мог быть в два раза выше в сравнении с современным уровнем.

Я прихожу к выводу, что власть сознательно держит народ в бедности. Я уже сказал, что верх халатности (если не сказать другое) – передача в западные банки 300 млрд евро, этот факт власть пытается замять, стараясь выгородить своих ставленников, играющих на чужие интересы. А разве мало было предупреждений о нежелательности хранения национального достояния в банках заведомо враждебных стран? Об этом я так же, как и многие другие, неоднократно писал в своих статьях. Нет ни одной причины, которая оправдала бы эту грандиозную диверсию.

Что следует сделать в сложившейся в обстановке? Прежде всего нужно решительно изменить экономическую систему, поставить ее на службу интересов населения, а не крупного капитала. Возможно, еще более важным и насущным является необходимость изменений в подборе кадров государственно-экономического аппарата. Нашу страну губит кризис не экономический, а управленческий. Причем на верхних и средних этажах управления.

Очевидно, правильнее говорить не о повороте на Восток, как часто говорят сегодня на разных уровнях, а о стремлении рационально использовать преимущества географического фактора. Крепить торгово-экономические связи страны с огромным Евразийским континентом, с более чем полусотней стран этого быстро развивающегося региона.

Но что может дать этим странам российская экономика, в частности промышленность? Ясно, что мы можем поставлять нефть, газ, металлы, лес, возможно, зерно. А что еще?

Вот здесь у нас имеются сильные ограничения. Нет смысла говорить о структурных недостатках отечественной экономики, в частности нашей промышленности. В ней получили гипертрофированное развитие топливно-энергетическая и металлургическая отрасли, обслуживающие интересы всей Западной Европы и других стран. В то же время фактически утеряна машиностроительная отрасль, обеспечивающая технологический прогресс всей промышленности. Поэтому следует начать воссоздание множества важнейших отраслей. Это авиация, автомобильная промышленность, транспортное машиностроение, станкостроение. Нужно срочно восстанавливать уничтоженные заводы советского Министерства электронной промышленности, элементную базу. Следует ликвидировать технологическую зависимость не только от ведущих стран и центров, но даже от небольшой группы стран, специализирующихся на производстве чипов (Тайвань, Малайзия, Сингапур), включившихся в экономическую блокаду России.

Сотрудничество с ЕАЭС. Это фактически единственная организация, в которой Россия участвует в составе группы влиятельных стран Центральной Азии, Казахстана и Армении.

Я множество раз призывал вовлечь в эту группу Азербайджан, роль которого неуклонно возрастает в обширном регионе. Это укрепило бы потенциал ЕАЭС, а также позиции России в решении мирных процессов в Закавказье. Очевидно, следует уделить большее внимание Грузии, налаживанию с ней нормальных политических и экономических связей. Снять все барьеры перед экспортом и импортом товаров и услуг стран – членов Союза.

Вернуть утраченные позиции

Хотел бы привести здесь ряд организационно-экономических мероприятий. В первую очередь необходимо реорганизовать правительство в Совет министров РФ со значительным расширением его полномочий.

Всех граждан, депутатов, министров, губернаторов и иных должностных лиц, владеющих активами более 200 млн руб., вовлечь в строительство новых заводов и фабрик, дорожное строительство и т.д. с установлением жесткого контроля. Осуществить детальную ревизию всего народно-хозяйственного комплекса с целью изучить отраслевые дисбалансы. Это предоставит возможность осуществить плановый подход ко всей реконструкции.

Также следует принять Указ президента «О свободной торговле» (видоизмененный Указ, который был принят в 1992 году). Воссоздать кооперативную систему, в том числе промышленную (промысловую), передать в его ведение бывший Сельхозбанк (по Закону Верховного совета 1993 года).

Нужно снизить процентную ставку ЦБР до 5%, с тем чтобы облегчить кредитование субъектов хозяйственной деятельности. Отменить платные дороги и наложить запрет на строительство их в будущем, пока плотность дорог не достигнет уровня хотя бы Африки (!), не говоря уже о Западной Европе или Китае.

Не следует все тяготы блокады взваливать на народ. Необходимы не одиночные меры, а новая модель социального развития общества.

На мой взгляд, эта модель требует принять следующие меры в их единстве: повысить минимальный размер заработной платы до 30 тыс. руб. и отменить налоговые отчисления на эту зарплату. Ввести минимальный рентный налог (нефть, газ, горнодобывающая промышленность, лесная промышленность), полностью поступающий в Пенсионный фонд России. Уменьшить цены на автомобильный бензин в два раза. Сократить плату за электроэнергию, воду и прочие выплаты по ЖКХ вдвое. Поставить задачу завершить все планы по обеспечению газом населения страны к концу 2023 года.

Такая модель развития страны и общества должна быть противопоставлена экономической блокаде Запада. Она будет отражать патриотический характер деятельности власти. Народ не надо учить патриотизму – патриотами следует быть представителям правящего класса. Именно они должны показать, что кроме умения говорить способны и творить что-то полезное для общества. Пока они не проявили себя в таком качестве. По крайней мере в достаточной степени. 


Читайте также


Рубль и фунт стерлингов отказались подчиняться правительствам

Рубль и фунт стерлингов отказались подчиняться правительствам

Ольга Соловьева

У российской валюты сложились три разных курса к доллару

0
622
Новая граница России с Украиной признана подвижной

Новая граница России с Украиной признана подвижной

Иван Родин

Конституционный суд подтвердил, что пределы страны могут быть предметом для переговоров

0
854
Власть подходит к консенсусу с позиции силы

Власть подходит к консенсусу с позиции силы

Дарья Гармоненко

В патриотической повестке для КПРФ отведено небольшое место

0
622
Мобилизация на спецоперацию раскачивает лодку стабильности

Мобилизация на спецоперацию раскачивает лодку стабильности

Иван Родин

Новый внутриполитический фактор оказался для властей преимущественно негативным

0
1113

Другие новости