0
2500
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

20.01.2021 20:31:00

Бессилие договора о запрещении ядерного оружия

Поможет ли делу мира новый международный пакт

Бахтияр Тузмухамедов

Об авторе: Бахтияр Раисович Тузмухамедов – профессор международного права.

Тэги: международная безопасность, ядерное оружие, запрет, договор, дзяо, подписанты


международная безопасность, ядерное оружие, запрет, договор, дзяо, подписанты Зеленый цвет - стороны, желтый цвет - подписанты Договора о запрещении ядерного оружия. Графика wikipedia.org

22 января вступает в силу Договор о запрещении ядерного оружия (ДЗЯО). Таково условие самого ДЗЯО: вступление в силу происходит по прошествии 90 дней после сдачи на хранение депозитарию – генеральному секретарю ООН – 50-й грамоты, свидетельствующей о завершении необходимых конституционных процедур, что 24 октября прошлого года сделал Гондурас. До истечения 2020 года ратификационную грамоту успел сдать Бенин. Несмотря на пандемическую ситуацию, отвлекающую ресурсы государств от не самых первостепенных внутри- и внешнеполитических забот, ДЗЯО набрал в прошедшем году 17 ратификаций – против 15 в 2019-м, 16 в 2018-м и трех – в 2017-м, когда он был принят на специально созванной под эгидой Генеральной Ассамблеи ООН конференции.

Но вот статистика иного рода. Из 122 государств, в 2017 году проголосовавших за принятие ДЗЯО, некоторые, например Швейцария и Швеция, сделали это с заявлениями, по сути, означающими отказ от подписания и присоединения к нему. Да и подписали его пока 86 государств. Даже более впечатляющим может показаться сравнение с участием в уже действующих договорах о региональных зонах, свободных от ядерного оружия – от Антарктики до Центральной Азии. Например, из 41 государства, участвующего в Договоре Пелиндаба, учредившем такую зону в Африке, 17 ДЗЯО не подписали, а 16 подписали, но не спешат его ратифицировать. Более благополучно выглядит ситуация в Латинской Америке и Карибском бассейне – из 33 участников тамошней безъядерной зоны число неподписавших и подписавших, но не ратифицировавших составляет соответственно пять и семь. Но среди этих 12 – региональные тяжеловесы: Аргентина, Бразилия, Перу и Чили.

Конечно, как говорил один из героев некогда сверхпопулярного в нашей стране канадского романиста Артура Хейли, с помощью статистики можно доказать что угодно, да и приведенные выше показатели находятся в динамике. Тогда взглянем на показатели неучастия в ДЗЯО с другой стороны. Его не подписали государства, на себе испытавшие последствия неконтролируемого высвобождения ядерной энергии, вырвавшейся из бомбы (Япония), или вышедшего из-под контроля промышленного реактора (Белоруссия, Украина и та же Япония). Более того, из государств, на территории которых производились испытания ядерного оружия, его не подписали Австралия и Маршалловы Острова, а Алжир, хоть и подписал, но пока не ратифицировал. С Маршалловыми Островами вообще странная история: на входящих в состав этого государства атоллах Бикини и Эниветок США произвели около 70 испытаний ядерного и термоядерного оружия, и именно это крошечное островное государство в апреле 2014-го обжаловало в Международном суде ООН отказ девяти государств, обладающих ядерным оружием, в том числе всех постоянных членов Совета Безопасности, прилагать усилия к ликвидации своих ядерных арсеналов (см. «НГ» от 20.10.16). Дело было проиграно, но репутацию борца за мировое благо вроде бы удалось заслужить. И теперь отказ от идеалов?

Впрочем, в отношении Австралии и Японии, а также Южной Кореи и неядерных союзников США по НАТО следует сделать оговорку: участие в ДЗЯО вынудило бы их отказаться от американского «ядерного зонтика», к чему не готовы ни те, кого зонтик прикрывает, ни тот, кто зонтик раскрыл.

Что же не так с ДЗЯО? Вроде бы он нацелен на осуществление одного из центральных обязательств по Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), наиболее авторитетного в сфере обеспечения международного мира и безопасности – «в духе доброй воли вести переговоры об эффективных мерах по прекращению гонки ядерных вооружений в ближайшем будущем и ядерному разоружению». А тут уже целый договор, а не всего лишь переговоры, которых, впрочем, по сути и не было. Однако мандат, выданный Генассамблеей конференции по разработке ДЗЯО, исходил из того, что ДНЯО является «краеугольным камнем ядерного нераспространения и ядерного разоружения» и будущий договор должен дополнять и усиливать режим ДНЯО. В то время как ДЗЯО присваивает себе приоритет и требует, чтобы исполнение государствами обязательств по другим договорам согласовывалось с ним, но не наоборот. Получается, что требование об усилении и дополнении ДНЯО не исполняется.

ДЗЯО предполагает формирование расплывчатой системы обеспечения исполнения предусмотренных им запретов и дозволений, в то время как уже много лет такой механизм, четкий и отлаженный, действует в системе ДНЯО, включая гарантии, предоставляемые Международным агентством по атомной энергии. Конечно, режим ДНЯО не герметичен, достаточно сказать, что в нем не участвуют Индия и Пакистан, осуществившие ядерные испытания, и Израиль, то ли сам, то ли в сотрудничестве с ЮАР (еще в период апартеида) заполучивший бомбу, а КНДР, заявив о выходе из договора, не удосужилась выполнить все юридические формальности, однако собственным боезарядом обзавелась.

И вот мы подошли к главной проблеме ДЗЯО: иллюзорности участия в нем государств, обладающих ядерным оружием, – как пяти, признанных таковыми самим ДНЯО, одновременно являющихся постоянными членами СБ ООН, так и четырех упомянутых выше. Собственно, в октябре 2018 года в ходе дебатов в Первом комитете (вопросы разоружения и международной безопасности) Генассамблеи ООН «пятерка» с редким по нынешним временам единодушием уже заявила об отказе «поддержать, подписать или ратифицировать этот Договор». Основания: подрыв режима ДНЯО, игнорирование стратегического контекста и существующих реалий международной безопасности. Аргументы весомые в ситуации расшатывания, а местами и развала двусторонних и многосторонних договоров об ограничении и сокращении вооружений и сопутствующих им мер доверия и безопасности. Вселявший поначалу надежду Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, подписанный в 1996 году, в силу так и не вступил и будущее его туманно. Если российско-американский Договор СНВ-3, действие которого истекает 5 февраля, не удастся продлить, ДНЯО останется единственным крупным действующим договором в сфере ядерного оружия.

ДЗЯО, пусть и задуманный с благими намерениями, не приблизит наступление безъядерного мира и не подстегнет многосторонний переговорный процесс на таких дремлющих форумах, как Конференция по разоружению. Хотелось бы надеяться, что, не будучи в силах достичь декларируемых целей, ДЗЯО хотя бы не нанесет ущерб действующим мерам обеспечения международной безопасности. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Шри-Ланка готова лишить КНР форпоста в Индийском океане

Шри-Ланка готова лишить КНР форпоста в Индийском океане

Владимир Скосырев

Договор о 100-летней аренде Китаем порта на тропическом острове может быть пересмотрен

0
1816
Центробанку посоветовали, как заработать на криптовалюте

Центробанку посоветовали, как заработать на криптовалюте

Анастасия Башкатова

Финансовый блок хочет получить на биткоинах побольше налогов и штрафов

0
2246
Пекину напомнили о правах человека в Синьцзяне и Гонконге

Пекину напомнили о правах человека в Синьцзяне и Гонконге

Ольга Александрова

Лондон обвинил Поднебесную в ограничении свободы слова и доступа к информации

0
4504
Неустойчивое равновесие, временное успокоение

Неустойчивое равновесие, временное успокоение

Александр Храмчихин

Москва и Вашингтон на пять лет заморозили стратегическую стабильность

0
4630

Другие новости

Загрузка...