0
1213
Газета Проза, периодика Печатная версия

16.03.2022 20:30:00

Обманчивая простота

Повседневное вдруг предстает в необычном свете

Тэги: проза, простота, военный, танцующий лес, карелия, краснодарский край, крым, корея


9-14-12250.jpg
Александр Евсюков. Двенадцать
сторон света.– М.:
Формаслов, 2021. – 250 с.
В новой книге Александра Евсюкова наблюдаешь странный парадокс: сюжеты его произведений обманчиво просты. «Жизненные» – такой вердикт его рассказам вынесли бы читатели, не имеющие филологического образования и не подвизающиеся в критике. Но если вдуматься, сами ситуации при этом очень сложные. Всем известные диспозиции «добро и зло», «любовь и ненависть», «смелость и трусость», «ум и глупость» распадаются в текстах на множество оттенков, и повседневное предстает вдруг в необычном свете.

Очень показателен в этом смысле рассказ «Сапог». Ведь где только ни звучит проблема взаимоотношений свекрови и невестки, зятя и тестя! Встречается она всюду – от античных трагедий до пересудов коллег на кухне какого-нибудь офиса. В рассказе Евсюкова герою, прозаику Дане, его тесть неожиданно переводит деньги на карту – 50 тысяч рублей. Этот поступок Даню безмерно удивляет, потому что с отцом жены ранее отношения выстраивались отнюдь не гладко. Почему не гладко, Евсюков прямо не объясняет, но дает подсказку в эпиграфе, анализируя переносное значение слова «сапог»: «1. Бывший военный, сохранивший армейские привычки. 2. Невежественный, не разбирающийся в чем-либо человек». Да, все именно так и есть: писателю Дане и «сапогу» (в обоих значениях этого слова) Георгию Юрьевичу сложно понять друг друга, слишком уж разные у них биографии и представления о жизни. Первоначально читателю эта диспозиция кажется ясной до последней точки: зять, хрупкий и не приспособленный к реальности интеллигент, и тесть, бывший военный, ныне работающий в руководстве ЧОПа, – конфликт тут неизбежен. Вопрос только в том, каким именно скандалом закончится вынужденное сосуществование этих двух людей.

Все переворачивается с ног на голову, когда Георгий Юрьевич признается Дане, что прочитал его книгу в интернете, а прочитав, не просто оценил, но прочувствовал ее: «Читаю, читаю – и как-то не так мне становится, не пойму отчего. Как будто похмелье прошло, а трезвость так и не наступила, – он смущенно провел ладонью по лысине, будто говорил о чем-то постыдном. – И вдруг шарахнуло, почти как при контузии: это же – про меня. Точно про меня. Только я бы слов таких не подобрал. Одни мысли куцые, а тут – на тебе… Потом сижу, думаю, аж вспотел: как эта штафирка протертая, свинья в берлоге, прохвост, пороху не нюхавший, такое изнутри меня вынул, откуда в нем-то это все? Так до утра и просидел, пока из-за стола не выгнали. Тогда втихаря и перевел тебе денег. Чтоб даже не думал, чтоб еще писал». После этого откровения читатель остается с вопросом: а такой ли уж «сапог» тесть? Так ли уж хрупок и незнаком с реальной жизнью зять? И главное: Даня и Георгий Юрьевич оказались на редкость единодушны в понимании таких важных для мужчины, отца семейства вещей, как долг, служение своему делу, любовь к родным. Вместо скандала, которого ожидает читатель, финал получается вот таким: «Слыша тихий храп, Даня чувствовал, как трезвеет. Сквозь этот пошлейший разговор, с извечным переливом из пустого в порожнее, вдруг сверкнул первозданный смысл. Этот «сапог», в жизни своей не читавший ничего, кроме уставов, неожиданно понял его задачу. Причем понял даже лучше, чем понимал прежде он сам. Даня раздвинул и застелил гостевой диван, затем осторожно подвел к нему тестя и заботливо уложил».

Как и в «Сапоге», во всех текстах книги у читающей публики не получится однозначно расставить знаки плюс и минус. Видно, не зря и весь сборник называется «Двенадцать сторон света». Не из географии четыре – север, юг, запад, восток, не из физики семь – цвета радуги, а именно двенадцать.

К слову, про стороны света. Евсюков помещает действие своих рассказов и эссе в разные точки на карте. Так, герой произведения «На корейской границе» несет службу на реке Туманган. В «Проводах» таксист везет рассказчика к вокзалу Петрозаводска, и, собственно, сюжеты из беседы с водителем, как бусинки на нитке, постепенно складываются в цельное повествование. Так же в пути, но не в Карелии, а в Краснодарском крае, происходит действие текста «Поезд с юга». В Крыму необыкновенное знакомство ждет героя рассказа «Караим». Для Евсюкова время и место действия – не декорации. Они несут важную смысловую нагрузку. Например, в тексте «Танцующий лес» известная достопримечательность балтийского побережья становится развернутой метафорой. Напомним, что лес был высажен искусственно для укрепления Куршской косы. По непонятным для ботаников причинам стволы некоторых деревьев растут вкривь. За это хвойную рощу и прозвали «Танцующим лесом», она стала обязательным пунктом маршрута для многих туристов. Ежегодный наплыв людей приводит к гибели сосен.

Для кого-то Танцующий лес – лишь зрелище, развлечение, а для главной героини Нины – это воплощенное страдание: «Но здесь, в Танцующем лесу, все разбрелись, поскрипывая досками по деревянным переходам. Все что-то разглядывали, куда-то указывали и фотографировались на фоне. А она вдруг – так неожиданно – от живота к груди почувствовала боль этих искореженных деревьев, с их покалеченными корнями, по которым все топчутся, не замечая. В насмешку их назвали «танцующими»…» Для читателя же Танцующий лес – символ внутреннего мира героини. Становится понятно, что Нина умеет остро чувствовать чужую боль, что она порядочная и скромная, чуткая к красоте и не считает эти качества лишними или постыдными в наши дни. Люди, подобные ее мужу Денису или их попутчице Инессе Борисовне, будто бы «выращивают новую нравственность», как некий искусственный лес, но уродливыми и страдающими получаются в этом лесу деревья. Многие в наше время отрекаются от корней, от естественных понятий о добре и зле, даже насмехаются над ними, но ни к чему хорошему это не приводит. Автор предлагает вернуться к началу начал: вспомнить известные всем истины и еще раз убедиться, что их банальность и простота обманчивы. Каждый человек, подобно героям произведений Евсюкова, рано или поздно с этими истинами столкнется, и тогда придется убедиться, что даже у света есть множество сторон и оттенков.

Вологда


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Всюду хаос и бардак

Всюду хаос и бардак

Александр Гальпер

Бригада нелегалов и аллигатор по имени Альфред

0
758
Тексту необходим воздух

Тексту необходим воздух

Маргарита Прошина

Поезда, трамваи, Платонов и дотошный Олег Макоша

0
322
Плохой хороший чемодан…

Плохой хороший чемодан…

Игорь Харичев

Рассказ о том, как правильно бороться с международными корпорациями

0
248
Вышли на площадь уроды

Вышли на площадь уроды

Владимир Соловьев

Достоевский, Высоцкий и гераклитова метафора Михаила Шемякина

0
1153

Другие новости