1
9174
Газета Печатная версия

11.09.2013 00:01:00

Рождение этнического самосознания

Как переселенцы становятся новыми народами

Семен Козлов

Об авторе: Семен Яковлевич Козлов – кандидат исторических наук, этнолог.

Тэги: антропология, наука


антропология, наука Сборная Новой Зеландии по регби исполняет ритуальный танец ХАКА племени маори перед каждым матчем. Смысл танца – призвать духов предков, чтобы они помогли им. Ну и морально припугнуть соперников. Фото Reuters

В самом начале ХХ века в России модной была песня с очень прочувствованными строчками: «Трансваль, Трансваль, страна моя, / Ты вся горишь в огне»; а на пароходах и в поездах полиция вылавливала гимназистов, отправлявшихся в Южную Африку сражаться вместе с бурами, страну которых (Республику Трансвааль) стремились захватить империалисты-англичане. О том, что буры истребляли и порабощали коренное африканское население, не знали не только гимназисты, но и вся тогдашняя «прогрессивная общественность». Впрочем, и англичанами руководили отнюдь не гуманистические идеи, а желание расширить свои владения на юге Африки за счет богатых месторождениями золота и алмазов подконтрольных бурам территорий. 
 
Из буров – в африканеры 
 
Однако  кто такие буры? В 1652 году представитель голландской Ост-Индской компании (которая к середине XVII века уже контролировала торговлю пряностями во всей Индонезии) Ян ван Рибек с небольшой группой солдат, рабочих и служащих (около 90 человек) высадился в бухте у Столовой горы и основал там укрепленное поселение, из которого вырос потом город Капштадт, нынешний Кейптаун. Через пять лет в Южную Африку прибыла первая группа переселенцев из Голландии. В конце XVII века образовалась голландская Капская колония. 
 
Расселившиеся в XVII–XVIII веках почти по всей территории будущей ЮАР потомки этих ранних колонистов впоследствии получили общее наименование буры (от нидерл. bоer – крестьянин). С середины ХХ века они предпочитают называть себя африканерами, африкандерами. Их язык – африкаанс – сложился в основном в XVIII веке в процессе взаимодействия и интеграции различных нидерландских диалектов с немецким и английским языками. В нем немало заимствований из французского, а также из готтентотского, бушменских языков и языков банту.
Африканеры консолидировались в нацию к началу ХХ века. Они давно и полностью порвали с Голландией и не считают ее своей родиной, забыли ее язык. Сегодня их 3,6 млн. человек, большинство живет в ЮАР. 
 
Раз уж мы только что вели разговор о Южной Африке, надо сказать об англоафриканцах – крупном переселенческом народе этого региона. 
 
С приставкой «англо» 
 
Первые мигранты-англичане высадились на мысе Доброй Надежды в 1620 году. До конца XVIII века переселенцев из Великобритании ассимилировали доминировавшие в регионе и численно преобладавшие голландцы. После захвата в 1806 году британцами Капской колонии и массового въезда переселенцев из Англии и Шотландии в 1820 году в регионе начала постепенно складываться англоафриканская этническая общность. В ее этногенезе участвовали англичане, шотландцы, валлийцы, ирландцы, голландцы и др. 
 
Открытие в 1860-е годы золотых месторождений привело к переселению в Южную Африку десятков тысяч жителей Великобритании. В настоящее время людей, которые называют себя англоафриканцами, насчитывается около 2 млн. человек. Живут они в ЮАР, Зимбабве, Намибии, Великобритании, США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии. Говорят на южноафриканском диалекте английского языка (много заимствований из африкаанс, готтентотского, языков банту и др.). 
 
Англоафриканцы гораздо меньше, чем африканеры, физически смешивались с африканцами региона. Окончательная смена английского, шотландского, ирландского (или британского) национального самосознания у англоафриканцев произошла после Второй мировой войны. Большинство из них родились в Южной Африке, именно ее они и считают своей родиной.
Два новых этноса сложились из британских переселенцев в Австралии и в соседней с ней Новой Зеландии. В 1788 году на восточном берегу пятого континента была высажена первая партия ссыльных из Великобритании и основан Порт-Джексон (совр. Сидней) – первое английское поселение в этой части света. В последующие десятилетия становится все больше добровольных переселенцев, особенно в 1820-е годы, в связи с быстрым развитием овцеводства.
Когда в 1850-е годы в Австралии были открыты месторождения золота, сюда хлынул поток иммигрантов, и не только с Британских островов. Переселенцы из метрополии и их потомки постепенно стали осознавать себя новым народом – англоавстралийцами (австралийцами). Национальной консолидации способствовали, с одной стороны, быстрое развитие многоотраслевой экономики, с другой – получение Австралией в 1901 году статуса доминиона (то есть фактически независимого государства, лишь с формальным главенством британской короны).
Англоновозеландцы (новозеландцы; пакеха – на языке маори, аборигенов островов), как и англоавстралийцы, – потомки переселявшихся с конца XVIII века англичан, шотландцев, ирландцев, валлийцев (уэльсцев). Особенно большим был приток иммигрантов в 60–70 годах XIX века, когда интенсивно развивалось фермерское хозяйство (овцеводство). На это же время пришелся бум золотоискательства. В 1907 году колония получила статус доминиона. Единство языка (английский с диалектными отличиями: в частности, много слов и выражений из языка маори), общность культуры (британской) и в то же время очень значительная (как и у австралийцев) удаленность от былой родины – все это обусловило консолидацию в новый этнос, в единую нацию. 
 
Надо отметить, что поначалу у выходцев из Великобритании и их потомков возникло осознание их принадлежности к метаэтнической британской общности. Это британское этническое самосознание заметно присутствовало у новозеландцев вплоть до Второй мировой войны. Но параллельно, с конца XIX века, стали появляться элементы нового этнического самосознания – англоновозеландского. Уже тогда, а особенно в первой половине ХХ века, стало употребляться то самоназвание европейского населения, которое постепенно стало общепринятым – «киви» (так называется здешняя нелетающая птица – традиционный символ Новой Зеландии). Людей, которые себя называют новозеландцами, сейчас около 3 млн. человек. 
 
Индийский плавильный котел 
 
В том же регионе, что и Новая Зеландия, в юго-западной части Тихого океана, на архипелаге Фиджи расположено одноименное государство (независимое с 10 октября 1970 года, до этого, с 1874 года, колония Великобритании). Население страны составляют две основные этнические общности – фиджийцы и фиджийские индийцы (фиджи-индийцы). 
 
Меланезийские фиджийские племена образовали единый этнос в конце XIX века. Индийцы (разной этнической принадлежности) завозились на Фиджи колониальными властями и предпринимателями для работы на плантациях сахарного тростника и кокосовой пальмы (в основном до 1916 года). Около 75% фиджийских индийцев – выходцы из индоарийских народов (говорящие на языках хинди, бихари, бенгали, панджаби и др.); остальные – тамилы, телугу и некоторые другие, языки которых относятся к дравидийской семье. По религиозной принадлежности почти все они индуисты. 
 
Во второй половине ХХ века довольно активно шел процесс консолидации всех индийских групп в единый этнос – фиджи-индийцев. Их 350–400 тыс. человек, около половины населения страны. Они не смешиваются с фиджийцами, сохраняют свою традиционную культуру. Языком межэтнического общения является английский (он же государственный язык Фиджи).
Коль скоро мы оказались в Океании, стоит сказать, что очень многие этносы этого суперрегиона образовались в разное время вследствие этнических сепараций – после переселения различных групп с густонаселенных островов и архипелагов на новые, еще не освоенные. Особенно это характерно для народов Полинезии.
В англо-бурской войне симпатии «прогрессивного человечества» были на стороне буров. О том, что они сами истребляли местное население Южной Африки, «прогрессивное человечество» не догадывалось. 	Фото с сайта www.boer-war.com
В англо-бурской войне симпатии «прогрессивного
человечества» были на стороне буров. О том,
что они сами истребляли местное население
Южной Африки, «прогрессивное человечество»
не догадывалось.     
Фото с сайта www.boer-war.com
Французский дух
Из Океании мы «мигрируем» в Америку. В начале XVII века на атлантическом побережье Северной Америки возникли две французские колонии – Акадия (у залива Фанди) и Новая Франция (в бассейне реки Святого Лаврентия). Южнее вдоль побережья расположились 13 британских колоний (будущие США). Этническим ядром англоканадцев, самой крупной нации Канады, были ранние иммигранты из Великобритании и Ирландии – англичане, шотландцы, ирландцы. Первое их поселение появилось на острове Ньюфаундленд в начале XVII века. После захвата Великобританией французской Акадии (в 1713 году), получившей название Новая Шотландия, британцы стали селиться и в других районах побережья.

С 1763 году, после семилетней войны, когда вся Канада была захвачена англичанами, бывшую Новую Францию стали заселять тысячи выходцев с Британских островов. В ходе и после войны за независимость из США в Канаду перебрались около 40 тыс. так называемых лоялистов (сторонников метрополии). Все эти переселенцы и положили начало англоканадскому народу. Общность языка, культуры, территориальное смешение – все это способствовало их постепенной консолидации в единый этнос. 
 
Англоканадцев сейчас более 11 млн. человек, живут они по всей территории страны. Во всех провинциях, кроме Квебека, они составляют большинство населения. Говорят на канадском варианте английского языка; традиционная культура близка английской.
 
Особый, как говорится, случай среди переселенческих этносов – франкоканадцы, второй из двух основных народов Канады. Когда англичане захватили Акадию, все французы были оттуда насильственно переселены. Их потомки (около 300 тыс. человек, живут преимущественно в провинции Нью-Брансуик) и в наши дни называют себя акадийцами. Это особая этнографическая группа франкоканадцев, со своим диалектом и культурно-бытовой спецификой, что объясняется, в частности, общим происхождением их предков из центральных и западных районов Франции.
Захватив через полвека вторую французскую колонию – Новую Францию, англичане столкнулись там с уже вполне сформировавшейся этнической общностью, которая называла себя канадцами (canadiens) – с компактной территорией проживания и единым разговорным языком (местный вариант французского). Их связывала общность происхождения (в подавляющем большинстве их предки были выходцами из северной Франции и Парижа), общая для всех религия (католицизм). Важными факторами консолидации франкоканадцев были отсутствие иммиграции из Франции и каких-либо связей с метрополией, внутриобщинная эндогамия (смешанные браки были и остаются редкостью). 
 
Этническое и политическое обособление от материнского этноса резко обострила ситуация, сложившаяся после установления британского контроля над всей Канадой: французские канадцы стали подчиненным, дискриминируемым народом. Растущее число иммигрантов из Великобритании чем дальше, тем заметнее превращало франкоканадцев в этническое меньшинство. Однако британцам не удалось англизировать, я уже не говорю – ассимилировать французское население страны. 
 
Напротив, франкоканадцы противопоставили давлению на них не прекращавшуюся борьбу за равноправие, которая в конечном итоге и сделала их современной нацией. Они сохраняли и сохранили свою национальную культуру и свой французский язык. В 1969 году он был признан одним из двух равноправных официальных языков Канады. Тогда же были приняты законы, которые стимулировали французскую иммиграцию, стало обязательным обучение в школах Квебека на французском языке. 
 
Франкоканадцы – единственная этнически однородная нация в Северной Америке. Практически вся она состоит из потомков десятка тысяч переселенцев XVII – первой половины XVIII века (с 1760-х годов иммиграции в Канаду из Франции уже не было). Лишь очень небольшая часть французов, въехавших в Канаду в XIX–XX веках, была ассимилирована франкоканадцами. Почти 80% франкоканадцев проживает в провинции Квебек и в примыкающих округах провинции Онтарио, а также частично в провинции Нью-Брансуик. В 1990-х годах их в Канаде насчитывалось около 7,2 млн. человек, в США – около 2 млн. Практически 100% франкоканадцев Квебека считают родным французский язык. 
 
А вы какие русские? 
 
Обратимся «на минуточку» к европейскому Средневековью. Группы норманнов, в основном выходцы из Западной Норвегии, переселившись в IX–Х веках на остров Исландия и на Фарерские острова (северо-восток Атлантического океана), образовали два новых народа. Это исландцы и фарерцы. Исландцы,  их сейчас около 450 тыс., две трети из них живут на своей родине, в ХХ веке создали свое суверенное государство. Фарерцы (их около 40 тыс.) – основное население самоуправляющегося округа в составе Дании (государственный язык на архипелаге – фарерский, датский признается вторым языком). 
 
Далеко не все переселенческие группы образуют новую этническую общность, новый народ. Чтобы это могло произойти, иммигранты должны быть не слишком малочисленны, чтобы не «раствориться» в окружающем населении; географически достаточно далеко удалены от метрополий; важна и давность их отрыва от былой родины и поселения в новой стране. Существенным фактором является их политико-государственное обособление от материнского этноса и связанного с ним государства. 
 
Так, после присоединения Алжира к Франции (1834 год) в этой североафриканской стране поселилось много французских колонистов (к 1962 году, когда Алжир стал независимым государством, здесь проживало более одного миллиона французов). Они жили в основном в городах, поддерживали постоянные связи с родиной, которая находилась буквально рядом, часть времени многие ежегодно проводили во Франции. Они были не французскими алжирцами, а французами в Алжире, коренное население которого видело в них представителей страны-колонизатора. Естественно, у них не могло сформироваться сознание какой-то своей «особости» по отношению к материнскому этносу. Они и не стали особым франкоязычным народом, как это произошло у французов в далекой Канаде. В независимом Алжире французы чувствовали себя чужими. В начале 1980-х годов их там оставалось около 30 тыс. – то есть почти все они вернулись на родину. 
 
В заключение – о русских переселенцах. В те самые столетия, когда западные европейцы переселялись на другие континенты, в страны, которые становились или уже были владениями их государств, русские осваивали малозаселенные территории Сибири и Дальнего Востока, которые в XVI–XIX веках стали пространственным продолжением их родины, зауральской Россией. В такой ситуации просто не могли возникнуть какие-то новые русскоязычные этнические общности.
Однако приспособление переселенцев к новым природно-хозяйственным условиям, разнообразные контакты с коренным населением имели следствием формирование своеобразных этнографических групп, в том числе и метисных, с выраженной спецификой быта и культуры. Так, в ходе смешения с якутами образовались особые русские группы якутян (жители ямщицких деревень на р. Лене); колымчан (на р. Колыме) и так называемых затундренных крестьян (на реках Дудинка и Хатанга), которые усвоили язык и многое из хозяйственно-бытовых особенностей якутского населения региона. 
 
Еще более своеобразная группа – камчадалы: так называют и потомков смешанных браков с русскими коренных жителей Камчатки (ительменов, коряков), и потомков русских, переселившихся в этот далекий край в XVIII–XIX веках. Живущие за Полярным кругом небольшие группы русских – марковцы (жители села Марковка в устье Анадыря) и русскоустьинцы (жители села Русское Устье на Индигирке) – обосновались здесь еще в XVII–XVIII веках. Они переняли у местного населения способы охоты и рыболовства, одежду и обувь, приспособленные к суровым условиям Заполярья, стали заниматься оленеводством и собаководством. 
 
Отдельно надо сказать о старообрядческих русских группах в Сибири. На Алтае это бухтарминцы («каменщики», то есть поселившиеся в горах, «в камнях»), живущие с XVIII века по рекам Бухтарма и Уймон – потомки убежавших от преследований старообрядцев; «поляки» (в районе Усть-Каменогорска) – потомки старообрядцев, переселенных сюда правительством после включения в состав России польских территорий в последнее десятилетия XVIII века; так называемые семейские в Бурятии и в Забайкальском крае.   
 
Подчеркну еще раз: все названные группы и составляющие их люди, за редким исключением, сохраняли русский язык и сознание своей принадлежности к большому русскому народу.
Народы-этносы – пожалуй, самые сложные из человеческих сообществ. Происходящие в них и между ними процессы (внутриэтнические и межэтнические) – наверное, самые сложные из тех, что происходят в мире людей. Их надо внимательно и глубоко исследовать. Реальная жизнь ежедневно дает нам много подтверждений важности знания и понимания этих процессов, особенно межэтнических отношений.   

Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Три «джокера» для России

Три «джокера» для России

Анастасия Башкатова

К чему приведут смена поколений, рост кредитной нагрузки и усугубление международных конфликтов?

1
1563
Россияне не замечают исторического минимума по инфляции

Россияне не замечают исторического минимума по инфляции

Анастасия Башкатова

Новые скачки цен ставят под сомнение успехи экономической политики

1
1685
Австралия и Новая Зеландия боятся разгневать Китай

Австралия и Новая Зеландия боятся разгневать Китай

Владимир Скосырев

Американские союзники на Тихом океане не хотят танцевать под дудку Вашингтона

1
1650
Новая версия «Закона о социальных сетях» принята немецкими законодателями

Новая версия «Закона о социальных сетях» принята немецкими законодателями

Олег Никифоров

Критика государственного регулирования прессы касается введения цензуры на публикуемые сообщения

0
845

Другие новости

Загрузка...